Версия для печати

Нормативная лингвистика (предписательное языкознание)

Стихийные и искусственные факторы развития языка
Главная > Лингвистика > Интерлингвистика > Нормолингвистика
Словари модельных языков: Г | И | Л | Н | О | Э
Самозарождение совершенных сфер

Обычно подразумевается, что стихийное воздействие на язык носит случайный - и потому беспорядочный, "беззаконный" характер, вульгаризируя язык, делая его "простонародным". А вот искусственное влияние на язык со стороны языковедов, писателей и других общественных деятелей - улучшает его, делает "нормированным", устраняя алогизмы и пополняя его лексику. Но так ли это?

О стихии и порядке в развитии языка. И. К. Гаршин

Из своего опыта наблюдения за живыми языками и изучения литературы по развитию языков, я понял, что оба эти мнения весьма далеки от действительности. Ведь согласитесь:

  1. Многие современные языки, сихийно "упростившись", стали по-настоящему эффективными, более логичными и поэтому красивыми. В языке пали, например, упрастились санскритская фонетика и сочетания звуков - буддологи его называют "прекрасным" (а индийские брахманы-санскритологи - наоборот, "вульгарным" санскритом). Английский язык еще далек до совершенства, но неуклонно развивается, следуя своей миссии и становясь более простым и логичным. А возьмите примеры стихийно сложившегося благозвучия в украинском, грузинском и французском языках, стройные фонетические системы в японском, тюркских, полинезийских, строгие законы слогообразования в китайском и праславянском...
  2. Когда в просторечии говорят "ухи" и "роты" - это не литературно (вернее, не исторично), но более гармонично - по этому пути идет украинский язык (не "бечь" - а "бегти", не "мышь" - а "мыша") - и, возможно, это более прогрессивно. То же касается "неправильного" ударения.
  3. Из славянских - в сербском сохранилось музыкальное ударение, в чешском - слоговые сонорные, в польском - носовые гласные, в украинском - звательный падеж, где-то аорист, двойственная форма и т.д., но в большинстве славянских языков это утрачено - языковые системы стихийно упростились, и никто не говорит, что это плохо. Часто даже языковые процессы идут вспять, например, депалатализация в украинском.
  4. Русский язык, следуя только литературным нормам и мало прислушиваясь к простонародным, к сожалению, окостенел :( - многие парадигмы перестали работать по полной схеме и, ввиду малого литературного употребления, появились массовые, разумно никак не объяснимые исключения в словообразовании и словоизменении - поэтому язык стал труден для изучения иностранцами. По причине литературного злоупотребления сложными словами наш язык стал неповоротлив и несовременен - в речевом потоке активны слова с малообъяснимыми цепочками ненужных суффиксов: "до-пол-н-ит-ель-н-о", "из-об-рет-ат-ель-н-ость"... Особенно это касается заимствований: "инсталл-ир-ов-ать" (почему не "инсталить"? - впрочем, и родное слово уже не спасет - "у-стан-ав-л-ив-ать", хотя, ура, есть короткое - "став-ить"). Украинский же язык (хотя над его модернизацией любят шутить) сохранил красивые и лаконичные славянские парадигмы. Также во многом сохранил ясную простоту белорусский. В украинском и белорусском много польских заимствований - зато мало восточных. Зачем, например, русскому языку непонятное слово "таможня", когда есть чисто славянское "мытня" - и целое гнездо однокоренных и простых слов с по-прежнему актуальным содержанием: "мытарь", "мыт". Зачем заимствовать иностранное малопродуктивное "локомотив", когда можно взять понятное чешское "влак" (там это "поезд"). Хоть чешский язык (ввиду некторого периода малопопулярности самого языка в немецкоязычной Австро-Венгрии) стал тоже тяжеловесен, но он старается не терять свой славянский словообразовательный "движок" - даже для компьютера славянский эквивалент нашелся ("почитач" - а по-русски могло быть, например, "счетчик", "вычислитель", "самосчет", "числодел", "учётник", "подсчит"...). Также стараются обходиться своими средствами югославские языки (особенно хорватский) - и, заметьте, это не приводит к ксенофобским и славянофильским формам типа "тихогромы" (пианино), "мокроступы" (галоши) - последние, как раз, являются примерами неудачного литературного словотворчества. Зачем заимствовать "идентификацию", когда у нас есть "отождествление" и еще более короткое "опознание". Вместо "системы" можно оживить простейшее славянское "ряд", а вместо "регламент" - "чин". А если "руководство" - тяжеловесная замена "инструкции", то можно в славянских языках поискать что-нибудь покороче, возможно, это будет просто "веда", "гляда" или "указа" (хоть и режущее с непривычки слух). Ведь любой иностранный термин, суть которого забывается на родном языке, приводит и к общему "затуманиванию" мышления. Вместо "функция" можно использовать "назначение", вместо "абсолютно" и "абстрактно" - "полностью" и "отвлечённо", соответственно. И так можно продолжать долго... Не стоит брать практику английского языка и включать в русский весь латинский лексикон. Тем более, что тот же английский язык всегда находит краткий и меткий англо-саксонский эквивалент ("замену", "соответствие") любому романизму.
  5. После труда Аристотеля за 2300 лет к ораторскому искусству ничего оригинального не добавили (даже римляне - а они вообще ни в чем не оригинальны кроме юриспруденции и стратегии), смогли только испортить, когда в риторике, наряду с лаконичным аттическим стилем появился витиеватый азианический "штиль", "накрутивший" витиеватости в Византийской империи и получивший пристанище в Руси. Именно поэтому многие древнерусские тексты малопонятны (что еще усугубилось графической вычурностью и злоупотреблением титлами). Возьмите язык Радищева, Татищева, Петра Первого - слова понятные, но их так странно связывают, что устаешь читать (то же - в письмах Ивана Грозного, Екатерины Второй...). А.С.Пушкин взял за основу простые русские слова и конструкции - и словно открыл окно с освежающим воздухом. Его практическая реформа надолго придала русскому языку пассионарность, которая сейчас утрачивается. Кстати, М.В.Ломоносов стоял между этими эпохами и тоже внес свою лепту в будущее оживление русского языка. В прозе его язык традиционно витиеват, зато в поэзии прорывается лаконичный стиль, который полностью развил Пушкин. Большинству известны эти красивейшие строфы Михайла Ломоносова:
    "Открылась бездна, звезд полна.
    Звездам числа нет, бездне - дна".
    Это приводит к мысли, что поэзия - двигатель совершенствования языка. Разумеется, в устах талантливых поэтов.
  6. Старославянский язык, как литературный язык и средство общения всех славян, обогатил их языки как лексически, так и парадигматически (последняя полуфраза - тоже пример витиеватости, проще было сказать - обогатил словами и конструкциями, да и для слова "конструкция" не мешало бы подобрать родной эквивалент - вот, помучавшись, нашел - "образец"). Одной из новых для славян словообразовательной моделью стало греческое слвовосложение ("благовествование", "добросердечность"..), которое, вероятно, повлияло даже на славянскую аристократическую ономастику: "Ярослав" (калька от Геракл), Владимир и т.п. В быту, да и до этого у князей, использовались однокорневые имена: Мешко, Страшко, Мал - что потом повлияло на упрощение сложных имен: "Борис" (от Борислав), "Вадим" (по-видимому, от Владимир). Этот способ словообразования по-прежнему весьма активен в русском и некоторых других славянских языках (а в чешском, под влиянием немецкого, количество составных корней увеличилось): "тепловоз", "скоросшиватель"... Возможно, эта привычка к сложным и длинным словам сослужила потом плохую службу, открыв путь к образованию многосуффиксальных монстров. Взять последний пример - почему не использовать "скоросшив" вместо "скоросшивателя" - никому же в голову не пришло подобно усложненное слово "тепловозитель".

Вышеизложенное убеждает, что "искусственность", а, точнее, нормообразующий фактор присутствует не только в литературном творчестве, но и при стихийном формировании языка, а язык искажают не только простонародные формы, но и литераторские изыски. Следовательно, вопрос нужно ставить не об искусственном и естественном упрощении или усложнении, а

  • о стремлении ликвидировать возникшие языковые противоречия (дисбаланс) и "дыры" (лакуны);
  • о несистемном использовании развитых парадигм.
  • Поэтому "искусственное" языкотворчество лучше будет заменить "частным", а стихийное - "массовым". Хотя, и это не точно, т.к. любое стихийное событие начинается в индивидуальном исполнении, а литературным нормированием может заниматься коллектив экспертов.

    Разделы страницы о нормативной лингвистике:


    Экология языка (экологическая лингвистика)

    Если считать развитие международности в языках развитием процесса языковых заимствований, а причиной языковых заимствований - неустойчивости и лакуны в языках-приёмниках, то всё это направление глоттосинтеза укладывается ав рамки экологической лингвистики.

    Эколингвистика (экология языка) - новое направление языкознания. Существующие определения этой дисциплины размыты и неясны. Предлагается следующее: экологическая лингвистика - наука о внешних факторах, влияющих на развитие языка в лучшую или худшую (это важнее) сторону. Иначе: эколингвистика - наука о внешних факторах, ухудшающих или улучшающих функционирование языка.

    А  теперь добавим полезные сведения из Википедии о трёх аспектах экологии языка:

    1. Интралингвальный: связан с культурой речи, стилистикой, риторикой и включает исследования нарушений правильности, ясности, логичности, выразительности и других коммуникативных свойств речи.
    2. Интерлингвальный: связан с многоязычием как средой обитания отдельного этнического языка и с проблемой исчезновения языков, а значит, и с уменьшением лингвистического разнообразия на Земле. [Существование и выживание языка в условиях иноязычного окружения.]
    3. Транслингвальный: связан с использованием единиц, средств, реалий одного языка, одной культуры в контексте и средствами иного языка, принадлежащего другой культуре (в художественной литературе, фольклоре, публицистике). [Короче говоря, как целесообразно использовать заимствования.]

    Иногда эколингвистику понимают узко как науку о культуре речи (часть первого аспекта), что также называется нормативной лингвистикой (прескриптивной лингвистикой, предписательным языкознанием). Два других аспекта, как видим, тесно связаны с взаимодействием языков.

    Статьи по экологии языка

    Литература по эколингвистике

    Поскольку варианты слова нередко становятся его синонимами, читайте литературу о синонимии.

    Стихийное в развитии языка (массовое языкотворчество)

    Основной вопрос: является ли стихийное упрощение и "народная нормализация" языка его деградацией или усовершенствованием?

    Диалекты и диалектология

    Диалект (от греч. dialektos – разговор, говор, наречие) – разновидность данного языка, употребляемая в качестве средства общения лицами, связанными тесной территориальной, социальной или профессиональной общностью.

    Народное "упрощение" языка как стихийные гармонизация и нормирование

    Упрощение фонетики, просодики и чередований в эволюции языка

    Упрощение грамматики при стихийном развитии языка

    Стихийное упрощение лексики и изменение правил словообразования

    Неправомерное просторечное искажение языковых норм

    Искусственное в развитии языка (частное языковое формирование)

    Феномен литературных языков

    Практика усовершенствования и искусственной обработки языков [эвглоттика]

    Оживление угасающих и угасших языков

    Модельная лингвистика - не только наука туманного будущего, у нее есть и современные задачи: усовершенствование (единообразие, упрощение, обогащение) чешского, новогреческого, иврита, норвежского, украинского, тюркских, кечуа..., а также возрождение языков (например, айнского).

    Смотрите также страницу о вымирающих языках и их возрождении.

    "Осовременивание" отставших и отсталых языков [лингвотемпораризация]

    Практика и теория возрождения "мёртвых" языков [эвпрагика]

    Неоправданный литературный модернизм

    Засилие неологизмов-заимствований

    Неудачное автономное словотворчество

    Регрессивное влияние литературы

    Консервативность языковой нормы

    Взаимное влияние литературы и народной речи

    Влияние литературных норм на эволюцию языка

    Следы старославянского литературного языка в современных славянских языках

    Влияние письменных систем на развитие языка

    Развитие литературных языков под влиянием разговорных языков


    Главная > Языкознание > Интерлингвистика:
    Порталы | История | Принципы | Нормолингвистика | Международные языки | Виды артлангов | Интерлингвисты | Креацентры | Интер-книга | Анализ корнесловов | Лингвопроекты автора
    Виды модельных языков: Пред-эсперанто | Эсперантология | Полуязыки | Панланги | Поcтэсперантские модланги | Логланги | Фэнланги | Пазиграфия
    Родственные разделы: Интернационализация | Основания языка | Семантика | Международные символы | Всемирные письменности | Языки программирования | Искуственный интеллект | Русская идеография | Искусственные лексиконы
    На правах рекламы (см. условия):    


    © «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
    Страница обновлена 01.09.2016
    Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня