Версия для печати

Нормативная лингвистика (предписательное языкознание)

Стихийные и искусственные факторы развития языка
Главная > Лингвистика > Интерлингвистика > Нормолингвистика
Словари модельных языков: В | Г | И | Л | М | Н | О | Р | С | Ф | Э
Самозарождение совершенных сфер

Народ пользуется языком, не зная, как он образовался, так что представляется, что язык не столько проявление сознательного творчества, сколько непроизвольное истечение самого духа. (Густав Густавович Шпет)

Обычно подразумевается, что стихийное воздействие на язык носит случайный - и потому беспорядочный, "беззаконный" характер, вульгаризируя язык, делая его "простонародным". А вот искусственное влияние на язык со стороны языковедов, писателей и других общественных деятелей - улучшает его, делает "нормированным", устраняя алогизмы и пополняя его лексику. Но так ли это?

О стихии и порядке в развитии языка. И. К. Гаршин

Из своего опыта наблюдения за живыми языками и изучения литературы по развитию языков, я понял, что оба эти мнения весьма далеки от действительности. Ведь согласитесь:

  1. Многие современные языки, сихийно "упростившись", стали по-настоящему эффективными, более логичными и поэтому красивыми. В языке пали, например, упрастились санскритская фонетика и сочетания звуков - буддологи его называют "прекрасным" (а индийские брахманы-санскритологи - наоборот, "вульгарным" санскритом). Английский язык еще далек до совершенства, но неуклонно развивается, следуя своей миссии и становясь более простым и логичным. А возьмите примеры стихийно сложившегося благозвучия в украинском, грузинском и французском языках, стройные фонетические системы в японском, тюркских, полинезийских, строгие законы слогообразования в китайском и праславянском...
  2. Когда в просторечии говорят "ухи" и "роты" - это не литературно (вернее, не исторично), но более гармонично - по этому пути идет украинский язык (не "бечь" - а "бегти", не "мышь" - а "мыша") - и, возможно, это более прогрессивно. То же касается "неправильного" ударения.
  3. Из славянских - в сербском сохранилось музыкальное ударение, в чешском - слоговые сонорные, в польском - носовые гласные, в украинском - звательный падеж, где-то аорист, двойственная форма и т.д., но в большинстве славянских языков это утрачено - языковые системы стихийно упростились, и никто не говорит, что это плохо. Часто даже языковые процессы идут вспять, например, депалатализация в украинском.
  4. Русский язык, следуя только литературным нормам и мало прислушиваясь к простонародным, к сожалению, окостенел :( - многие парадигмы перестали работать по полной схеме и, ввиду малого литературного употребления, появились массовые, разумно никак не объяснимые исключения в словообразовании и словоизменении - поэтому язык стал труден для изучения иностранцами. По причине литературного злоупотребления сложными словами наш язык стал неповоротлив и несовременен - в речевом потоке активны слова с малообъяснимыми цепочками ненужных суффиксов: "до-пол-н-ит-ель-н-о", "из-об-рет-ат-ель-н-ость"... Особенно это касается заимствований: "инсталл-ир-ов-ать" (почему не "инсталить"? - впрочем, и родное слово уже не спасет - "у-стан-ав-л-ив-ать", хотя, ура, есть короткое - "став-ить"). Украинский же язык (хотя над его модернизацией любят шутить) сохранил красивые и лаконичные славянские парадигмы. Также во многом сохранил ясную простоту белорусский. В украинском и белорусском много польских заимствований - зато мало восточных. Зачем, например, русскому языку непонятное слово "таможня", когда есть чисто славянское "мытня" - и целое гнездо однокоренных и простых слов с по-прежнему актуальным содержанием: "мытарь", "мыт". Зачем заимствовать иностранное малопродуктивное "локомотив", когда можно взять понятное чешское "влак" (там это "поезд"). Хоть чешский язык (ввиду некторого периода малопопулярности самого языка в немецкоязычной Австро-Венгрии) стал тоже тяжеловесен, но он старается не терять свой славянский словообразовательный "движок" - даже для компьютера славянский эквивалент нашелся ("почитач" - а по-русски могло быть, например, "счетчик", "вычислитель", "самосчет", "числодел", "учётник", "подсчит"...). Также стараются обходиться своими средствами югославские языки (особенно хорватский) - и, заметьте, это не приводит к ксенофобским и славянофильским формам типа "тихогромы" (пианино), "мокроступы" (галоши) - последние, как раз, являются примерами неудачного литературного словотворчества. Зачем заимствовать "идентификацию", когда у нас есть "отождествление" и еще более короткое "опознание". Вместо "системы" можно оживить простейшее славянское "ряд", а вместо "регламент" - "чин". А если "руководство" - тяжеловесная замена "инструкции", то можно в славянских языках поискать что-нибудь покороче, возможно, это будет просто "веда", "гляда" или "указа" (хоть и режущее с непривычки слух). Ведь любой иностранный термин, суть которого забывается на родном языке, приводит и к общему "затуманиванию" мышления. Вместо "функция" можно использовать "назначение", вместо "абсолютно" и "абстрактно" - "полностью" и "отвлечённо", соответственно. И так можно продолжать долго... Не стоит брать практику английского языка и включать в русский весь латинский лексикон. Тем более, что тот же английский язык всегда находит краткий и меткий англо-саксонский эквивалент ("замену", "соответствие") любому романизму.
  5. После труда Аристотеля за 2300 лет к ораторскому искусству ничего оригинального не добавили (даже римляне - а они вообще ни в чем не оригинальны кроме юриспруденции и стратегии), смогли только испортить, когда в риторике, наряду с лаконичным аттическим стилем появился витиеватый азианический "штиль", "накрутивший" витиеватости в Византийской империи и получивший пристанище в Руси. Именно поэтому многие древнерусские тексты малопонятны (что еще усугубилось графической вычурностью и злоупотреблением титлами). Возьмите язык Радищева, Татищева, Петра Первого - слова понятные, но их так странно связывают, что устаешь читать (то же - в письмах Ивана Грозного, Екатерины Второй...). А.С.Пушкин взял за основу простые русские слова и конструкции - и словно открыл окно с освежающим воздухом. Его практическая реформа надолго придала русскому языку пассионарность, которая сейчас утрачивается. Кстати, М.В.Ломоносов стоял между этими эпохами и тоже внес свою лепту в будущее оживление русского языка. В прозе его язык традиционно витиеват, зато в поэзии прорывается лаконичный стиль, который полностью развил Пушкин. Большинству известны эти красивейшие строфы Михайла Ломоносова:
    "Открылась бездна, звезд полна.
    Звездам числа нет, бездне - дна".
    Это приводит к мысли, что поэзия - двигатель совершенствования языка. Разумеется, в устах талантливых поэтов.
  6. Старославянский язык, как литературный язык и средство общения всех славян, обогатил их языки как лексически, так и парадигматически (последняя полуфраза - тоже пример витиеватости, проще было сказать - обогатил словами и конструкциями, да и для слова "конструкция" не мешало бы подобрать родной эквивалент - вот, помучавшись, нашел - "образец"). Одной из новых для славян словообразовательной моделью стало греческое слвовосложение ("благовествование", "добросердечность"..), которое, вероятно, повлияло даже на славянскую аристократическую ономастику: "Ярослав" (калька от Геракл), Владимир и т.п. В быту, да и до этого у князей, использовались однокорневые имена: Мешко, Страшко, Мал - что потом повлияло на упрощение сложных имен: "Борис" (от Борислав), "Вадим" (по-видимому, от Владимир). Этот способ словообразования по-прежнему весьма активен в русском и некоторых других славянских языках (а в чешском, под влиянием немецкого, количество составных корней увеличилось): "тепловоз", "скоросшиватель"... Возможно, эта привычка к сложным и длинным словам сослужила потом плохую службу, открыв путь к образованию многосуффиксальных монстров. Взять последний пример - почему не использовать "скоросшив" вместо "скоросшивателя" - никому же в голову не пришло подобно усложненное слово "тепловозитель".

Вышеизложенное убеждает, что "искусственность", а, точнее, нормообразующий фактор присутствует не только в литературном творчестве, но и при стихийном формировании языка, а язык искажают не только простонародные формы, но и литераторские изыски. Следовательно, вопрос нужно ставить не об искусственном и естественном упрощении или усложнении, а

  • о стремлении ликвидировать возникшие языковые противоречия (дисбаланс) и "дыры" (лакуны);
  • о несистемном использовании развитых парадигм.
  • Поэтому "искусственное" языкотворчество лучше будет заменить "частным", а стихийное - "массовым". Хотя, и это не точно, т.к. любое стихийное событие начинается в индивидуальном исполнении, а литературным нормированием может заниматься коллектив экспертов.

    Разделы страницы о нормативной (прескриптивной) лингвистике:

    О диалектологии смотрите раздел социолингвистики.


    Литературный и разговорный языки

    Литературный язык и языковая норма

    Литературный язык противостоит диалектному и индивидуальному многообразию. Его противопоставляют диалектам, называя общенародным (или общим) языком (ср.: фр. langue commune, нем. Gemeinsprache). Литературный язык, объединяя и цементируя речь всех говорящих на данном языке, выступает в то же время как упорядоченная, правильная и обязательная норма.

    Узус диалектов характеризуется только интуитивным представлением о правильном и неправильном, ослабленной обязательностью, избыточной вариантностью, не привязанной к стилям и коммуникативным участкам. Литературный язык нормирован и кодифицирован, т. е. закреплен в словарях и грамматиках современного языка.

    Норма литературного языка устойчива и консервативна. “Суть всякого литературного языка, — писал Л. В. Щерба, — в его стабильности, в его традиционности”. Норма литературного языка объединяет в единое целое все разновидности данного языка, его стилистические богатства, его исторические варианты и диалектные и профессиональные отклонения. В этом смысле литературная норма представляет общенародный язык. Поэтому укрепление и распространение нормы литературного языка является предметом особой заботы общества. В укреплении литературной нормы велика роль школы.

    Норма литературного языка опирается на языковой узус (т. е. на массовое и регулярное словоупотребление) и одобрение данного словоупотребления со стороны образованной'части общества. Будучи конкретно-историческим явлением, норма литературного языка изменяется, движется от старого к новому качеству.

    Так, в современном русском литературном языке допустимы варианты: родИлся — родилсЯ, трАкторы — тракторА, чайкА - чайкУ, в цЕхе — в цехУ, затАпливать — затоплЯть, лаконичный — лаконический, рецензия на книгу и о книге и т. п. Вариантность литературного языка более значительна в устной речи, где в большей степени допускается употребление просторечных форм, проявление индивидуального речевого стиля.

    Литературная норма более строга в области орфографии и более либеральна в области произношения, а также словоизменения и сочетания слов. Формальное варьирование и синонимика делают литературный язык могучим средством общения и выражения мыслей, главной нормой языка, его общенародной формой. Все остальные разновидности и отклонения подчинены этой главной норме языка — основе его варьирования.

    Литературная норма, укрепляемая широтой употребления и авторитетностью источников (писателей, государственных деятелей, ученых и учителей), оказывает влияние на развитие самого языка. Эта двойственная природа литературной нормы (извлечение из практики и предписание практике) хорошо была охарактеризована М. В. Ломоносовым (он имел в виду нормативную грамматику): “Тупа оратория, косноязычна поэзия, неосновательна философия, неприятна история, сомнительна юриспруденция без грамматики. И хотя она от общего употребления языка происходит, однако правилами показывает путь самому употреблению”.

    Взаимное влияние литературы и народной речи

    Влияние литературных норм на эволюцию языка

    Следы старославянского литературного языка в современных славянских языках

    Влияние письменных систем на развитие языка

    Развитие литературных языков под влиянием разговорных языков

    Стихийное в развитии языка (массовое языкотворчество)

    Язык, взятый как система, немеет. (Элиас Канетти)

    Основной вопрос: является ли стихийное упрощение и "народная нормализация" языка его деградацией или усовершенствованием?

    Народное "упрощение" языка как стихийные гармонизация и нормирование

    Упрощение фонетики, просодики и чередований в эволюции языка

    Упрощение грамматики при стихийном развитии языка

    Стихийное упрощение лексики и изменение правил словообразования

    Неправомерное просторечное искажение языковых норм

    Искусственное в развитии языка (частное языковое формирование)

    Феномен литературных языков

    Практика усовершенствования и искусственной обработки языков [эвглоттика]

    Оживление угасающих и угасших языков

    Модельная лингвистика - не только наука туманного будущего, у нее есть и современные задачи: усовершенствование (единообразие, упрощение, обогащение) чешского, новогреческого, иврита, норвежского, украинского, тюркских, кечуа..., а также возрождение языков (например, айнского).

    Смотрите также страницу о вымирающих языках и их возрождении.

    "Осовременивание" отставших и отсталых языков [лингвотемпораризация]

    Практика и теория возрождения "мёртвых" языков [эвпрагика]

    Неоправданный литературный модернизм

    Засилие неологизмов-заимствований

    Неудачное автономное словотворчество

    Регрессивное влияние литературы

    Консервативность языковой нормы

    Экология языка (экологическая лингвистика)

    Если считать развитие международности в языках развитием процесса языковых заимствований, а причиной языковых заимствований - неустойчивости и лакуны в языках-приёмниках, то всё это направление глоттосинтеза укладывается ав рамки экологической лингвистики.

    Эколингвистика (экология языка) - новое направление языкознания. Существующие определения этой дисциплины размыты и неясны. Предлагается следующее: экологическая лингвистика - наука о внешних факторах, влияющих на развитие языка в лучшую или худшую (это важнее) сторону. Иначе: эколингвистика - наука о внешних факторах, ухудшающих или улучшающих функционирование языка.

    А  теперь добавим полезные сведения из Википедии о трёх аспектах экологии языка:

    1. Интралингвальный: связан с культурой речи, стилистикой, риторикой и включает исследования нарушений правильности, ясности, логичности, выразительности и других коммуникативных свойств речи.
    2. Интерлингвальный: связан с многоязычием как средой обитания отдельного этнического языка и с проблемой исчезновения языков, а значит, и с уменьшением лингвистического разнообразия на Земле. [Существование и выживание языка в условиях иноязычного окружения.]
    3. Транслингвальный: связан с использованием единиц, средств, реалий одного языка, одной культуры в контексте и средствами иного языка, принадлежащего другой культуре (в художественной литературе, фольклоре, публицистике). [Короче говоря, как целесообразно использовать заимствования.]

    Иногда эколингвистику понимают узко как науку о культуре речи (часть первого аспекта), что также называется нормативной лингвистикой (прескриптивной лингвистикой, предписательным языкознанием). Два других аспекта, как видим, тесно связаны с взаимодействием языков.

    Статьи по экологии языка

    Литература по эколингвистике

    Поскольку варианты слова нередко становятся его синонимами, читайте литературу о синонимии.


    Главная > Языкознание > Интерлингвистика:
    Порталы | История | Принципы | Нормолингвистика | Международные языки | Виды артлангов | Интерлингвисты | Креацентры | Интер-книга | Анализ корнесловов | Лингвопроекты автора
    Виды модельных языков: Пред-эсперанто | Эсперантология | Полуязыки | Панланги (в т.ч. панславистика) | Поcтэсперантские модланги | Логланги | Фэнланги | Пазиграфия | Типы лингвопроектов
    Родственные разделы: Интернационализация | Основания языка | Семантика | Международные символы | Всемирные письменности | Языки программирования | Искуственный интеллект | Русская идеография | Искусственные лексиконы
    На правах рекламы (см. условия):    


    © «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Автор и владелец - Игорь Константинович Гаршин (см. резюме). Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
    Страница обновлена 23.10.2021
    Яндекс.Метрика