Мифы и боги Ближнего Востока на сайте Игоря Гаршина. Мифология древнейших цивилизаций

Мифы и боги Ближнего Востока

Мифология древнейших цивилизаций Передней Азии и Египта
Главная > Общество > Мифология > Древневосточная
Карта распространения мифологических систем Ближнего Востока

Здесь помещаются описания мифологических систем древнейших ближневосточных цивилизаций (т.е., Передней Азии и Египта), входящих в неолитическую зону Благодатного Полумесяца, многие из которых [кроме, наверное, анатолийской] послужили основой мифологии семитских народов (перечислены с севера на юг):

Ханаанская мифология находилась под влиянием месопотамской (истоки оттуда) и египетской. Сама повлияла на аравийскую (библейские сказания и палестинские мифы). Возможно, на аравийскую мифологию повлияла и эфиопская, которая также взаимодействовала с древне-египетской.

Также здесь пока разместим сведения о богах и мифах европейских (палеосредиземноморских) культур, вышедших (полностью или частично) из переднеазиатского очага:


Шумеро-аккадская мифология

Мифологические сюжеты жителей Древней Месопотамии - шумеров и аккадцев, - стали первым идеологическим пластом Ветхого завета.

ШУМЕРО-АККАДСКАЯ МИФОЛОГИЯ мифология народов, населявших в древности долины рек Тигр и Евфрат (Двуречье, Месопотамию, или Междуречье), - шумеров и аккадцев (вавилонян и ассирийцев, языком которых был аккадский). История формирования и развития мифологических представлений прослеживается на материалах изобразительного искусства приблизительно с сер. 6-го тыс. до н. э., а по письменным источникам - с нач. 3-го тыс.

Шумерская мифология

Шумерская мифология. Шумерийцы - племена неизвестного происхождения, в кон. 4-го тыс. до н. э. освоили долину Тигра и Евфрата и образовали первые в Двуречье города-государства. Шумерский период истории Двуречья охватывает около полутора тысяч лет, он завершается в кон. 3 - нач. 2-го тыс. до н. э. т. н. III династией города Ура и династиями Исина и Ларсы, из которых последняя была уже только частично шумерской. Ко времени образования первых шумерских городов-государств, видимо, сформировалось представление об антропоморфном божестве. Божества - покровители общины являлись в первую очередь олицетворением творящих и производящих сил природы, с которыми соединяются представления о власти военного вождя племени-общины, совмещающейся (сначала нерегулярно) с функциями верховного жреца. Из первых письменных источников (самые ранние пиктографические тексты т. н. периода Урук III - Джемдет-Наср датируются концом 4 - началом 3-го тыс.) известны имена (или символы) богов Инанны, Энлиля и др., а со времени т. н. периода Абу-Салябиха (поселения близ Ниппура) и фары (Шуруппака) 27- 26 вв. - теофорные имена и наиболее древний список богов (т. н. «список А»). Самые ранние собственно мифологические литературные тексты - гимны богам, списки пословиц, изложение некоторых мифов (напр., об Энлиле) восходят также к периоду Фары и происходят из раскопок Фары и Абу-Салябиха. От времени правления лагашского правителя Гудеи (ок. 22 в. до н. э.) дошли строительные надписи, дающие важный материал, касающийся культа и мифологии (описание обновления главного храма города Лагаш Энинну - «храма пятидесяти» для Нингирсу, бога-покровителя города). Но главная масса шумерских текстов мифологического содержания (литературных, учебных, собственно мифологических и др., так или иначе связанных с мифом) относится к кон. 3 - нач. 2-го тыс., к т. н. старовавилонскому периоду - времени, когда шумерский язык уже вымирал, но вавилонская традиция ещё сохранила систему преподавания на нём. Таким образом, ко времени появления письменности в Двуречье (кон. 4-го тыс. до н. э.) здесь зафиксирована определённая система мифологических представлений. Но в каждом городе-государстве сохранялись свои божества и герои, циклы мифов и своя жреческая традиция. До кон. 3-го тыс. до н. э. не было единого систематизированного пантеона, хотя имелось несколько общешумерских божеств: Энлиль, «владыка воздуха», «царь богов и людей», бог города Ниппур, центра древнейшего шумерского племенного союза; Энки, владыка подземных пресных вод и мирового океана (позднее и божество мудрости), главный бог города Эреду(г), древнейшего культурного центра Шумера; ан, бог кеба, и Инанна, богиня войны и плотской любви, божества города Урук, возвысившегося в кон. 4 - нач. 3-го тыс. до н. э.; Наина, лунный бог, почитавшийся в Уре; бог-воитель Нингирсу, чтившийся в Лагаше (этот бог позднее отождествлялся с лагашским Нинуртой), и др. Древнейший список богов из Фары (ок. 26 в. до н. э.) выделяет шесть верховных богов раннешумерского пантеона: Энлиль, ан, Инанна, Энки, Нанна и солнечный бог Уту.

Древние шумерские божества, в т. ч. и астральные боги, сохраняли функцию божества плодородия, которое мыслилось как бог-покровитель отдельной общины. Один из наиболее типичных образов - образ богини-матери (в иконографии с ней иногда связывают изображения женщины с ребенком на руках), которая почиталась под разными именами: Дамгальнуна, Нинхурсаг, Нинмах (Мах), Нинту. Мама, Мами. Аккадские варианты образа богини-матери - Белетили («владычица богов»), та же Мами (имеющая в аккадских текстах эпитет «помогающая при родах») и Аруру - создательница людей в ассирийских и нововавилонских мифах, а в эпосе о Гильгамеше - «дикого» человека (символ первочеловека) Энкиду. Не исключено, что с образом богини-матери связаны и богини-покровительницы городов: так, шумерские богини Bay и Гатумдуг также носят эпитеты «мать», «мать всех городов».

В мифах о богах плодородия прослеживается тесная связь мифа с культом. В культовых песнях из Ура (кон. 3-го тыс. до н. э.) говорится о любви жрицы «лукур» (одна из значительных жреческих категорий) к царю Шу-Суэну и подчёркивается священный и официальный характер их соединения. Гимны обожествлённым царям III династии Ура и I династии Исина также показывают, что между царём (одновременно и верховным жрецом «эном») и верховной жрицей ежегодно совершался обряд священного брака, в котором царь представлял воплощение бога-пастуха Думузи, а жрица - богини Инанны. Содержание произведений (составляющих единый цикл «Инанна-Думузи») включает в себя мотивы ухаживания и свадьбы героев-богов, нисхождения богини в подземное царство («страну без возврата») и замену её героем, гибели героя и плача по нему и возвращения (на ограниченное время, но, видимо, периодически) героя на землю (изложение мифов см. в ст. Инанна). Все произведения цикла оказываются преддверием драмы-действа, составлявшей основу ритуала и образно воплощавшей метафору «жизнь - смерть - жизнь». Многочисленность вариантов мифа, равно как и образов уходящих (гибнущих) и возвращающихся божеств (каким в данном случае выступает Думузи), связана, как и в случае с богиней-матерью, с разъединённостью шумерских общин и с самой метафорой «жизнь - смерть - жизнь», всё время меняющей свой облик, но постоянной и неизменной в своём обновлении. Более специфична идея замены, лейтмотивом проходящая через все мифы, связанные со спуском в подземное царство. В мифе об Энлиле и Нинлиль в роли умирающего (уходящего) и воскресающего (возвращающегося) божества выступает покровитель общины Ниппура владыка воздуха Энлиль, силой овладевший Нинлиль, изгнанный за это богами в подземный мир, но сумевший его покинуть, оставив вместо себя, жены и сына «заместителей». По форме требование «за голову - голову» выглядит юридической уловкой, попыткой обойти закон, незыблемый для любого, кто вошёл в «страну без возврата». Но в нём звучит и идея некоего равновесия, стремления к гармонии между миром живых и мёртвых. В аккадском тексте о нисхождении Иштар (соответствует шумерской Инанне), равно как и в аккадском же эпосе об Эрре, боге чумы, эта идея сформулирована более отчётливо: Иштар перед воротами «страны без возврата» грозится в случае, если её не впустят, «выпустить мертвецов, поедающих живых», и тогда «более живых умножатся мёртвые», и угроза действует.

Мифы, имеющие отношение к культу плодородия, дают сведения о представлениях шумерийцев о подземном царстве. О местонахождении подземного царства (шумер. Кур, Ки-галь, Эден, Иригаль, Арали, вторичное название - кур-ну-ги, «страна без возврата»; аккадские параллели к этим терминам - эрцету, церу) чёткого представления нет. Туда не только спускаются, но и «проваливаются»; границей подземного царства служит подземная река, через которую переправляет перевозчик. Попадающие в преисподнюю проходят через семь ворот подземного мира, где их встречает главный привратник Нети. Участь мёртвых под землёй тяжела. Хлеб их горек (иногда это нечистоты), вода солона (питьём могут служить и помои). Подземный мир тёмен, полон пыли, его обитатели, «как птицы, одеты одеждою крыльев». Представления о «ниве душ» нет, как нет и сведений о суде мёртвых, где судили бы по поведению в жизни и по правилам морали. Сносной жизни (чистой питьевой воды, покоя) удостаиваются души, по которым был исполнен погребальный обряд и принесены жертвы, а также павшие в бою и многодетные. Судьи подземного мира, ануннаки, сидящие перед Эрешкигаль, владычицей подземного царства, выносят только смертные приговоры. Имена мёртвых заносит в свою таблицу женщина-писец подземного царства Гештинанна (у аккадцев - Белет-цери). В числе предков - жителей подземного мира - многие легендарные герои и исторические деятели, например Гильгамеш, бог Сумукан, основатель III династии Ура Ур-Намму. Непогребённые души мёртвых возвращаются на землю и приносят беду, погребённые переправляются через «реку, которая отделяет от людей» и является границей между миром живых и миром мёртвых. Реку пересекает лодка с перевозчиком подземного мира Ур-Шанаби или демоном Хумут-Табалом.

Собственно космогонические шумерские мифы неизвестны. В тексте «Гиль-гамеш, Энкиду и подземный мир» говорится, что некие события происходили в то время, «когда небеса отделились от земли, когда ан забрал себе небо, а Энлиль землю, когда Эрешкигаль подарили Куру». В мифе о мотыге и топоре говорится, что землю от небес отделил Энлиль, миф о Лахар и. Ашнан, богинях скота и зерна, описывает ещё слитное состояние земли и небес («гора небес и земли»), которым, по всей видимости, ведал ан. Миф «Энки и Нинхурсаг» рассказывает об острове Тильмун как о первозданном рае.

О сотворении людей дошло несколько мифов, но полностью самостоятелен из них лишь один - об Энки и Нинмах. Энки и Нинмах лепят человека из глины Абзу, подземного мирового океана, и привлекают к процессу создания богиню Намму - «мать, давшую жизнь всем богам». Цель создания человека - трудиться на богов: обрабатывать землю, пасти скот, собирать плоды, кормить богов своими жертвами. Когда человек изготовлен, боги определяют ему судьбу и устраивают по этому случаю пир. На пиру захмелевшие Энки и Нинмах начинают снова лепить людей, но у них получаются уроды: женщина, неспособная рожать, существо, лишённое пола, и т. д. В мифе о богинях скота и зерна необходимость создания человека объясняется тем, что появившиеся до него боги ануннаки не умеют вести никакого хозяйства. Неоднократно проскальзывает представление, что раньше люди росли под землёй, как трава. В мифе о мотыге Энлиль проделывает мотыгой дыру в земле и оттуда выходят люди. Этот же мотив звучит во введении к гимну городу Эреду(г). Много мифов посвящено созданию и рождению богов. Широко представлены в шумерской мифологии культурные герои. Творцами-демиургами выступают в основном Энлиль и Энки. Согласно разным текстам богиня Нинкаси - зачинательница пивоварения, богиня Утту - ткацкого ремесла, Энлиль - создатель колеса, зерна; садоводство - изобретение садовника Шукалитудды. Некий архаический царь Энмедуранки объявляется изобретателем разных форм предсказания будущего, в т. ч. предсказаний при помощи излияния масла. Изобретатель арфы - некий Нингаль-Па-пригаль, эпические герои Энмеркар и Гильгамеш - создатели градостроения, а Энмеркар - ещё и письменности.

Эсхатологическая линия (хотя и не в прямом смысле слова) отражена в мифах о потопе (см. в ст. Зиусудра) и о «гневе Инанны*. В шумерской мифологии сохранилось крайне мало рассказов о борьбе богов с чудовищами, уничтожении стихийных сил и т. д. [пока известно только два таких сказания - о борьбе бога Нинурты (вариант - Нингирсу) со злым демоном Асагом и о борьбе богини Инанны с чудовищем Эбих]. Такие сражения в большинстве случаев - удел героической личности, обожествлённого царя, тогда как большинство деяний богов связано с их ролью божеств плодородия (наиболее архаичный момент) и носителей культуры (наиболее поздний момент). Функциональной амбивалентности образа соответствует внешняя характеристика персонажей: эти всесильные, всемогущие боги, творцы всего живого на земле, злы, грубы, жестоки, их решения часто объясняются капризами, пьянством, распущенностью, в их облике могут быть подчёркнуты бытовые непривлекательные черты (грязь под ногтями, выкрашенными в красный цвет, у Энки, растрёпанные волосы Эрешкигаль и т. д.). Разнообразна и степень активности и пассивности каждого божества. Так, наиболее живыми оказываются Инанна, Энки, Нинхурсаг, Думузи, некоторые второстепенные божества. Самый пассивный бог - «отец богов» ан. Образы Энки, Инаины и отчасти Энлиля сопоставимы с образами богов-демиургов, «носителей культуры», в чьих характеристиках подчёркиваются элементы комизма, богами первобытных культов, живущими на земле, среди людей, чей культ и вытесняет культ «высшего существа». Но при этом никаких следов «теомахии» - борьбы старых и новых поколений богов - в шумерской мифологии не обнаружено. Один канонический текст старовавилонского времени начинается с перечисления 50 пар богов, предшествовавших Ану: их имена образованы по схеме: «владыка (владычица) того-то». Среди них назван один из древнейших, судя по некоторым данным, богов Энмешарра («господин всех ме»). Из источника ещё более позднего времени (новоассирийского заклинания 1-го тыс. до н. э.) мы узнаём, что Энмешарра - «тот, кто передал Ану и Энлилю скипетр и господство». В шумерской мифологии это божество хтоническое, но нет никаких свидетельств, что в подземное царство Энмешарра был низвергнут насильственно.

Из героических сказаний до нас дошли только сказания урукского цикла. Героями сказаний являются три правивших последовательно царя Урука: Энмеркар, сын Мескингашера, легендарного основателя I династии Урука (27-26 вв. до н. э.; по преданию, династия вела своё начало от бога солнца Уту, чьим сыном считался Мескингашер); Лугальбанда, четвёртый правитель династии, отец (а возможно, родовой бог) Гильгамеша, наиболее популярного героя шумерской и аккадской литературы.

Единой для произведений урукского цикла внешней линией является тема связей Урука с окружающим миром и мотив странствия (путешествия) героев. Тема путешествия героя в чужеземную страну и испытание его моральной и физической силы в соединении с мотивами волшебных даров и волшебного помощника не только показывает степень мифологизации произведения, составленного как герои-ко-исторический памятник, но позволяет вскрыть и стадиально ранние мотивы, связанные с обрядами инициации. Связь этих мотивов в произведениях, последовательность чисто мифологического уровня изложения сближает шумерские памятники с волшебной сказкой.

В ранних списках богов из Фары герои Лугальбанда и Гильгамеш приписаны к богам; в более поздних текстах они появляются как боги подземного мира. Между тем в эпосе урукского цикла Гильгамеш, Лугальбанда, Энмеркар, хотя и обладают мифоэпическими и сказочными чертами, выступают как реальные цари - правители Урука. Их имена фигурируют и в т. н. «царском списке», составленном в период III династии Ура (видимо, ок. 2100 до н. э.) (все династии, упомянутые в списке, делятся на «допотопные» и правившие «после потопа», царям, особенно допотопного периода, приписывается мифическое число лет правления: Мескингашеру, основателю династии Урука, «сыну бога солнца», 325 лет, Энмеркару 420 лет, Гильгамешу, который назван сыном демона лилу, 128 лет). Эпическая и внеэпическая традиция Двуречья имеет, таким образом, единое общее направление - представление об историчности главных мифоэпических героев. Можно допустить, что Лугальбанда и Гильгамеш были обожествлены посмертно, как герои. Иначе обстояло дело с начала староаккадского периода. Первым правителем, объявившим себя ещё при жизни «богом-покровителем Аккада», был аккадский царь 23 в. до н. э. Нарам-Суэн; в период III династии Ура культовое почитание правителя достигло апогея.

Характерное для многих мифологических систем развитие эпической традиции из мифов о культурных героях на шумерской почве, как правило, не имело места. Мифы о богах-изобретателях представляли собой в основном сравнительно поздние произведения. Эти мифы не столько коренились в традиции или исторической памяти народа, сколько были разработаны методами концептуального спекулятивного мышления, что видно из искусственного образования имён многих второстепенных богов - «деятелей культуры», являющихся деификацией какой-либо функции. Но и тема, разрабатываемая в мифологических эпосах, в большинстве случаев актуальна, несёт определённые идеологические установки, хотя в основу могло быть положено древнее традиционное действо. Характерной актуализацией древних форм (в частности, традиционного мотива путешествия) выглядит и нередко встречающийся в шумерских мифологических текстах мотив путешествия бога к другому, высшему, божеству за благословением (мифы об Икание и ме, о путешествии Энки к Энлилю после постройки его города, о путешествии лунного бога Наины в Ниппур к Энлилю, своему божественному отцу, за благословением).

Период III династии Ура, время, от которого дошла большая часть письменных мифологических источников, - это период выработки идеологии царской власти в наиболее законченной в шумерской истории форме. Поскольку миф оставался господствующей и наиболее «организованной» областью общественного сознания, ведущей формой мышления, постольку именно через миф утверждались соответствующие идеи. Поэтому не случайно, что большинство текстов относится к одной группе - ниппурскому канону, составленному жрецами III династии Ура, а основные центры, чаще всего упоминаемые в мифах: Эреду(г), Урук, Ур, тяготевшие к Ниппуру как традиционному месту общешумерского культа. «Псевдо-миф», миф-концепцию (а не традиционную композицию) представляет собой и миф, объясняющий появление в Двуречье семитских племён амореев и дающий этиологию их ассимиляции в обществе, - миф о боге Марту (само имя бога - деификация шумерского названия западносемитских кочевников). Миф, лежащий в основе текста, не разрабатывал древнюю традицию, а был взят из исторической реальности. Но и следы общеисторической концепции - представления об эволюции человечества от дикости к цивилизации (нашедшего отражение - уже на аккадском материале - в истории «дикого человека» Энкиду в аккадском эпосе о Гильгамеше) проступают сквозь «актуальную» концепцию мифа. После падения в конце 3-го тыс. до н. э. под натиском амореев и эламитов III династии Ура почти все правящие династии отдельных городов-государств Двуречья оказались аморейскими; возвышается Вавилон с аморейской династией (старовавилонский период). Однако в культуре Двуречья соприкосновение с аморейскими племенами почти не оставило следа.
(В. К. Афанасьева)

Аккадская мифология

АККАДСКАЯ МИФОЛОГИЯ вавилоно-ассирийская мифология, мифология народов, населявших в древности долины рек Тигр и Евфрат (Месопотамию, Двуречье) и создавших крупные государства - Вавилонию (с 19 в. до н. э.) и Ассирию (с 14 в. до н. э.). Литературно-мифологические памятники главным образом на аккадском (вавилоно-ассирийском) языке. Тесно связана с шумерской мифологией, дальнейшим развитием которой и является.

Аккадская (вавилоно-ассирийская) мифология. С глубокой древности восточные семиты - аккадцы, занимавшие северную часть нижнего Двуречья, были соседями шумерийцев и находились под сильным шумерским влиянием. Во 2-й половине 3-го тыс. до н. э. аккадцы утверждаются и на юге Двуречья, чему способствовало объединение Двуречья правителем города Аккад Саргоном Древним в «царство Шумера и Аккада» (позднее, с возвышением Вавилона, эта территория стала называться Вавилонией). История Двуречья во 2-м тыс. до н. э. - это уже история семитских народов. Однако слияние шумерского и аккадского народов происходило постепенно, вытеснение шумерского языка аккадским (вавилоно-ассирийским) не означало полного уничтожения шумерской культуры и замены её новой, семитской.

Состоит из компонентов: шумерского (подавляющего) и слабо проявляющегося восточносемитского (т. е. собственно аккадского), а в Ассирии также хурритского. Первоначальные аккадские божества почти во всех случаях отождествились со сходными шумерскими богами, но сохранились и некоторые семитские божества.

Ни одного раннего чисто семитского культа на территории Двуречья до сих пор не обнаружено. Все известные нам аккадские боги - шумерского происхождения или с давних пор отождествлены с шумерскими. Так, аккадский бог солнца Шамаш отождествился с шумерским Уту, богиня Иштар - с Инанной и рядом других шумерских богинь, бог бури Адад - с Ишкуром и т. д. Бог Энлиль получает семитский эпитет Бел, «владыка». С возвышением Вавилона всё большую роль начинает играть главный бог этого города Мардук, но и это имя по своему происхождению шумерское.

Аккадские мифологические тексты старовавилонского времени известны гораздо меньше, чем шумерские; ни один текст не дошёл полностью. Все главные источники по аккадской мифологии относятся ко 2-1-му тыс. до н. э., то есть ко времени после старовавилонского периода.

Если о шумерской космогонии и теогонии сохранились весьма отрывочные сведения, то вавилонское космогоническое учение представлено большой космогонической поэмой-эпосом «Эну-ма элиш» (по первым словам поэмы - «Когда вверху»; наиболее ранняя версия датируется началом 10 в. до н. э.). Поэма отводит главную роль в сотворении мира Мардуку, который постепенно занимает главное место в пантеоне 2-го тыс., а к концу старовавилонского периода получает всеобщее признание и вне Вавилона (изложение космогонического мифа см. в ст. Абзу и Мардук).

В сравнении с шумерскими представлениями о мироздании новым в космогонической части поэмы является представление о последовательных поколениях богов, из которых каждое превосходит предыдущее, о теомахии - сражении старых и новых богов и унифицирование многих божественных образов созидателей в один. Идея поэмы - в оправдании возвеличивания Мардука, цель создания её - доказать и показать, что Мардук - прямой и законный наследник древних могучих сил, в т. ч. и шумерских божеств. «Исконные» шумерские боги оказываются при этом молодыми наследниками более древних сил, которые они сокрушают. Он получает власть не только на основании законной преемственности, но и по праву сильнейшего, поэтому тема борьбы и насильственного свержения древних сил является лейтмотивом сказания. Черты Энки - Эйя, как и других богов, перенесены на Мардука, но Эйя делается отцом «владыки богов» и его советником.

В ашшурской версии поэмы (кон. 2-го тыс. до н. э.) Мардука заменяет Ашшур, главный бог города Ашшур и центральное божество ассирийского пантеона. Это стало проявлением общей тенденции к унификации и к монотеизму, точнее - монолатрии, выражающейся в стремлении выделить основного бога и коренящейся не только в идеологической, но и в общественно-политической ситуации 1-го тыс. до н. э. Ряд космологических мотивов «Энума элиш» дошёл до нас в греческих переложениях вавилонского жреца 4-3 вв. до н. э. Бероса (через Полигистора и Евсебия), а также греческого писателя 6 в. н. э. Дамаския. У Дамаския присутствует ряд поколений богов: Тауте и Апасон и сын их Мумие (Тиамат, Апсу, Мумму), а также Лахе и Лахос, Киссар и Ассорос (Лахму и Лахаму, Аншар и Кишар), их дети Анос, Иллинос, Аос (Ану, Энлиль, Эйя). Аос и Дауке (т. е. богиня Дамкина) создают бога-демиурга Бела (Мардука). У Бероса владычицей, соответствующей Тиамат, является некая Оморка («море»), которая господствует над тьмой и водами и описание которой напоминает описание злобных вавилонских демонов. Бог Бел её разрубает, создаёт небо и землю, организует мировой порядок и приказывает отрубить голову одному из богов, чтобы из его крови и земли создать людей и животных.

Мифы о сотворении мира и рода людского в вавилонской литературе и мифографии связаны со сказаниями о человеческих бедствиях, гибели людей и даже о разрушении вселенной. Как и в шумерских памятниках, в вавилонских сказаниях подчёркивается, что причина бедствий - злоба богов, их желание уменьшить число всё растущего и надоедающего богам своим шумом рода человеческого. Бедствия воспринимаются не как законное возмездие за людские грехи, но как злой каприз божества.

Миф о потопе, в основу которого, по всем данным, легло шумерское сказание о Зиусудре, дошёл в виде мифа об Атрахасисе и рассказа о потопе, вставленного в эпос о Гильгамеше (и мало отличающегося от первого), а также сохранился в греческой передаче Бероса. О наказании людей рассказывает и миф о боге чумы Эрре, обманным путём отбирающем власть у Мардука. Этот текст проливает свет на вавилонскую теологическую концепцию некоего физического и духовного равновесия мира, зависящего от присутствия на своём месте законного владельца (ср. шумеро-аккадский мотив равновесия между миром живых и мёртвых).

Традиционным для Двуречья (ещё с шумерского периода) является и представление о связи божества со своей статуей: покидая страну и статую, бог тем самым меняет местожительство. Это совершает Мардук, и стране наносится ущерб, а для вселенной создаётся угроза гибели. Характерно, что во всех эпосах об уничтожении человечества главное бедствие - потоп, вызвано не наводнением с моря, но дождевой бурей. С этим связана и значительная роль богов бури и ураганов в космогонии Двуречья, особенно северного. Кроме специальных богов ветра и грозы, бури (главный аккадский бог - Адад), ветры были сферой деятельности различных богов и демонов. Так, по традиции, им, вероятно, был и верховный шумерский бог Энлиль [дословное значение имени - «господин (дыхание) ветра», или «владыка-ветер»], хотя в основном он бог воздуха в широком смысле слова. Но всё же Энлиль владел разрушительными бурями, которыми он уничтожал врагов и ненавистные ему города. Сыновья Энлиля - Нинурта и Нингирсу, также связаны с бурей. Как божества, во всяком случае как персонифицированные высшие силы, воспринимались ветры четырёх сторон (особенно важную роль играл южный ветер - ср. миф об Адапе или о борьбе с Анзу, где южный ветер - помощник Нинурты).

Вавилонское сказание о сотворении мира, сюжет которого был построен вокруг личности могучего божества, эпическая разработка эпизодов, повествующих о сражении бога-героя с чудовищем - олицетворением стихии, дало начало теме бога-героя в вавилонской эпико-мифологической литературе (а не героя-смертного, как в шумерской литературе).

Мотив таблиц судеб связан с шумерскими представлениями о ме. По аккадским понятиям, таблицы судеб определяли движение мира и мировых событий. Обладание ими обеспечивало мировое господство (ср. «Энума элиш», где ими первоначально владела Тиамат, затем Кингу и, наконец, Мардук). Писец таблиц судеб - бог писцового искусства и сын Мардука Набу - также иногда воспринимался как их обладатель. Таблицы писали и в подземном мире (писец - богиня Белет-цери); видимо, это была фиксация смертных приговоров, а также имена мёртвых.

Если число богов-героев в вавилонской мифологической литературе по сравнению с шумерской преобладает, то о героях-смертных, кроме эпоса об Атрахасисе, известны только сказание (явно шумерского происхождения) об Этане - герое, попытавшемся взлететь на орле на небо, и сравнительно поздний рассказ об Адапе - мудреце, осмелившемся «обломать крылья» ветру и вызвать гнев бога неба Ана, но упустившем возможность добыть бессмертие, и знаменитый эпос о Гиль-гамеше - не простое повторение шумерских сказаний о герое, а произведение, отразившее сложную мировоззренческую эволюцию, которую вместе с вавилонским обществом проделали герои шумерских произведений. Лейтмотив эпических произведений вавилонской литературы - недостижение человеком участи богов, несмотря на все его стремления, тщетность человеческих усилий в попытке получить бессмертие.

Монархически-государственный, а не общинный (как в шумерской мифологии) характер официальной вавилонской религии, равно как и подавление общественной жизни населения, приводит к тому, что черты архаической религиозно-магической практики постепенно подавляются. Со временем всё большую роль начинают играть «личные» боги. Представление о личном боге каждого человека, который облегчает ему доступ к великим богам и вводит его к ним, возникает (или, во всяком случае, распространяется) со времени III династии Ура и в старовавилонском периоде. На рельефах и печатях этого времени часты сцены, изображающие, как божество-покровитель ведёт человека к верховному богу для определения ему судьбы и для получения благословения. В период III династии Ура, когда царя рассматривали как защитника-хранителя своей страны, он принимал некоторые функции бога-защитника (особенно обожествлённый царь). Считалось, что с потерей своего бога-защитника человек становился беззащитным перед злобным своеволием великих богов, легко мог подвергнуться нападению злых демонов. Кроме личного бога, который должен был прежде всего принести удачу своему покровительствуемому, и личной богини, олицетворявшей его жизненную «долю», каждый человек имел ещё своего шеду (ср. шумер, алад) - антропоморфизированную или зооморфизированную жизненную силу. Кроме этих защитников, у жителя Вавилонии во 2-1-м тыс. до н. э. появляется и своя личная хранительница - ламассу, носительница его личности, возможно, связанная с культом плаценты. «Имя» человека или его «слава» (шуму) тоже рассматривались как материальная субстанция, без которой немыслимо его существование и которая передавалась его наследникам. Напротив, «душа» (напишту) - что-то безличное, она отождествлялась то с дыханием, то с кровью. Личные боги-хранители противостояли злу и были как бы антиподами злых сил, окружающих человека. Среди них - львиноголовая Ламашту, поднимающаяся из подземного мира и ведущая за собой всевозможные болезни, сами злые духи болезней, призраки, озлобленные тени мёртвых, не получающие жертв, разного рода служебные духи подземного царства (утукки, асакки, этимме, галле, галле лемнути - «черти злые», и т. д.), бог-судьба Намтар, приходящий к человеку в час его смерти, ночные духи-инкубы лилу, посещающие женщин, суккубы лилит (лилиту), овладевающие мужчинами, и др. Сложнейшая система демонологических представлений, сложившаяся в вавилонской мифологии (и не засвидетельствованная в шумерских памятниках), получила отражение и в изобразительном искусстве.

Общая структура пантеона, сложение которой относится ещё к III династии Ура, в основном остаётся без особых перемен в течение всей эпохи древности. Во главе всего мира официально стоит триада Ану, Энлиль и Эйя, окружённые советом из семи или двенадцати «великих богов», определяющих «доли» (шимату) всего на свете. Все боги мыслятся разделёнными на две родовые группы - игигов и ануннаков, боги земли и подземного мира, как правило, относятся к числу последних, хотя и среди небесных богов также есть боги-ануннаки. В преисподней, однако, правит уже не столько Эрешкигаль, сколько её супруг Нергал, подчинивший свою супругу, что соответствует общему уменьшению роли женских божеств в вавилонской мифологии, низведённых, как правило, почти исключительно до положения безличных супруг своих божественных мужей (по существу, особое значение сохраняют лишь богиня врачевания Гула и Иштар, хотя, судя по эпосу о Гильгамеше, и её положение оказывается под угрозой). Но шаги в направлении определённой монолатрии, проявившиеся в усилении культа Мардука, который монополизировал к кон. 2-го тыс. почти все области божественной деятельности и власти, делаются и дальше. В единый образ «владыки» - Бела сливаются Энлиль и Мардук (в Ассирии - Энлиль и Ашшур). В 1-м тыс. до н. э. Мардука в ряде центров постепенно начинает вытеснять его сын, бог писцового искусства Набу, который имеет тенденцию к тому, чтобы стать общевавилонским божеством. Свойствами одного бога наделяются другие божества, и качества одного бога определяются при помощи качеств других богов. Это ещё один путь к созданию образа единого всемогущего и всесильного божества чисто абстрактным способом.

Памятники (в основном 1-го тыс.) дают возможность реконструировать общую систему космогонических воззрений вавилонских теологов, хотя нет полной уверенности в том, что подобная унификация самими вавилонянами была осуществлена. Микрокосм представляется отражением макрокосма - «низ» (земля) - как бы отражением «верха» (небес). Вся вселенная как бы плавает в мировом океане, земля уподобляется большому перевёрнутому круглому челну, а небо - твёрдому полусводу (куполу), накрывающему мир. Всё небесное пространство делится на несколько частей: «верхнее небо Ану», «среднее небо», принадлежащее игигам, в центре которого находилась лазуритовая целла Мардука, и «нижнее небо», уже видимое людям, на котором расположены звёзды. Все небеса сделаны из разных пород камня, например «нижнее небо» - из синей яшмы; над этими тремя небесами помещается ещё четыре неба. Небо, как здание, покоится на основании, прикреплённом к небесному океану колышками и, подобно земному дворцу, защищённом от воды крепостным валом. Самая высокая часть небесного свода носит название «середина небес». Внешняя сторона купола («внутренность небес») излучает свет; это то пространство, где скрывается луна - Син во время своей трёхдневной отлучки и где солнце - Шамаш проводит ночь. На востоке находится «гора восхода», на западе - «гора заката», которые заперты на замок. Каждое утро Шамаш открывает «гору восхода», отправляется в путь по небу, а вечером через «гору заката» скрывается во «внутренности небес». Звёзды на небесном своде - это «образы» или «письмена», и каждой из них определено твёрдое место, чтобы ни одна «не сбилась со своего пути». Земной географии соответствует география небесная. Прообразы всего сущего: стран, рек, городов, храмов - существуют на небе в виде звёзд, земные предметы являют собой лишь отражения небесных, но обе субстанции имеют каждая свои измерения. Так, небесный храм примерно вдвое больше земного. План Ниневии первоначально был вычерчен на небесах и существовал издревле. В одном созвездии расположен небесный Тигр, в другом - небесный Евфрат. Каждому городу соответствует определённое созвездие: Сиппару - созвездие Рака, Вавилону, Ниппуру - другие, чьи названия не идентифицированы с современными. На страны разделены и солнце и месяц: на правой стороне месяца - Аккад, на левой - Элам, верхняя часть месяца - Амурру (амореи), нижняя часть - страна Субарту. Под небесным сводом лежит (как перевёрнутая лодка) «ки» - земля, которая также разделена на несколько ярусов. В верхней части живут люди, в средней части - владения бога Эйя (океан пресной воды или подпочвенных вод), в нижней части - владения богов земли, ануннаков, и подземное царство. По другим воззрениям, семи небесам соответствуют семь земель, но об их точном членении и расположении ничего не известно. Чтобы укрепить землю, её привязали к небу верёвками и закрепили колышками. Эти верёвки-канаты - Млечный путь. Верхняя земля, как известно, принадлежит богу Энлилю. Его храм Экур («дом горы») и одна из центральных его частей - Дуранки («связь небес и земли») символизируют строение мира.

Таким образом, в религиозно-мифологических воззрениях народов Двуречья намечается известная эволюция. Если шумерская религиозно-мифологическая система может быть определена как основанная в первую очередь на общинных культах, то в вавилонской системе видно явное стремление к монолатрии и к более индивидуальному общению с божеством. От весьма архаических представлений намечается переход к развитой религиозно-мифологической системе, а через неё - к области религиозно-этических воззрений, в какой бы зачаточной форме они ни были выражены.
(В. К. Афанасьева)

Сетевые ресурсы по шумерской и ассиро-вавилонской мифологии:

Библиография о религиозных воззрениях шумеров и аккадцев:

Анатолийская (хаттская) мифология

Карта распространения мифологических систем Ближнего Востока

Возможно, мифология жителей древней Анатолии хаттов, чей язык имеет западнокавказское происхождение, повлияло на всю мифологическую систему индоевропейцев. В первую очередь это касается культа верховного бога-громовержца, который отмечен у большинства индоевропейских народов, включая самый древний из них - хеттов (см. хеттскую мифологию). И дело тут, вероятно, не в заимствовании этого культа, пришедших в Малую Азию хеттов, у местного населения, а в сохранении его от предков, которые заимствовали его у анатолийских или западнокавказских народов (грозы фатальны именно на Кавказе).

Само же индоевропейское имя верховного бога, связанного с северно-евразийским культом неба осталось неизменным - Зевс, Юпитер и др. (от ПИЕ *dheu- - "дневное небо, день"). Поскольку, этот бог восседал на вершине дуба, его называли также производным именем - Перун (праи.-е. *perkw- - "дуб") и др. Корень *dheu очень напоминает и имя главного (в последствии - единственного) бога в религии иудеев - Яхве (Иегова).

Библиография о древнеанатолийской мифологии

Хурритская и урартская мифологии

Хурритская мифология

ХУРРИТСКАЯ МИФОЛОГИЯ Источники изучения X. м. - хурритские литературные сочинения, дошедшие в хеттских переложениях, ритуальные тексты из Богазкёйского архива, списки богов в хурритских и хеттских текстах, материалы ономастики. Наибольшее развитие в X. м. получили космо- и теогонические мифы, в значительной степени восходящие к месопотамским (в них действуют шумеро-аккадские по происхождению божества Ану, Алалу, Эа, Никкаль, Тапкина и др., сохранены представления о первоначальном единстве мира, предшествовавшем отделению неба от земли, о смене поколений богов и т. д.). Мир делился на три сферы: небо, населённое богами молодого поколения («богами верха»), земля и подземное царство, в котором обитают божества старшего поколения («боги низа» или минувшие, древние боги, ср. Ануннакив шумеро-аккадской мифологии). X. м. не знала единого пантеона. Более известны локальные пантеоны, нашедшие отражение в хуррито-хеттских источниках из Богазкёя («анатолийский», или «малоазийский») и хурритских списках богов из Угарита («западносемитский»), менее - из Митанни и Нузи (населённая хурритами область в бассейне реки Диала). При их сопоставлении выделяется общехурритское ядро: Кумарби, Тешуб, Аштаби, Нубадиг, Кужух, Шимиге, Шавушка. Тешуб и, возможно, Шимиге имеют точные соответствия в урартской мифологии: Тейшеба и Шивини. Верховное божество «анатолийского» пантеона - бог грозы Тешуб (соответствует шумеро-аккадскому Ададу, западносемитскому Балу). Его спутники - быки Хурри (букв. «утро») и Шери (букв. «вечер») и обожествлённые горы Намни (хуррит.; возможно, соответствует античному Аманус в Сирии) и Хаззи (хуррит.; западносемитский Цапану, библейский Цафон, античный Касиус, современный Джебель аль-Акра). Далее следуют «отец богов» Кумарби, бог подземных вод и мудрости Эа, бог солнца Шимиге, бог луны Кужух, воинственные боги Аштаби и Нубадиг, бог огня Иршаппа (соответствует западносемитскому божеству огня Рашапу), многочисленные анатолийские по происхождению боги-защитники (идеографическое написание KAL). Во главе женских божеств стоит Хебат, супруга Тешуба. Супруга Кумарби (отождествлённого с запад-носемитским Догоним) - богиня Шалуш (Шалаш) Пидинская, супруга Эа (как и в Аккаде) - Тапкина (см. Дамгальнуна), Кужуха - Никкаль (в Аккаде - Ни-нгаль, супруга бога луны Нанна), Шимиге - Айа (в Аккаде - супруга бога солнца Шамаша). Шавушка (выступающая иногда и как мужское божество) - хурритская ипостась вавилоно-ассирийской Иштар, сестра Тешуба, богиня плодородия и любви, в мифах наиболее активно действующий женский персонаж. Её окружают богини Ниннат-та, Кулитта и, возможно, Ишхара. Богини судьбы - Худены - Худел-луры. Алани (букв. «госпожа») - богиня преисподней (соответствует шумеро-аккадской Эрешкигаль). Адамма, по-видимому, идентична госпоже города Кархемиша богине плодородия Кубабе. Среди богов подземного царства выделяются Энлиль, Абаду, отец и мать Ишхары, Нара, Намшара, Минки, Амунки, Амизаду, Алалу.

«Западносемитский» пантеон, включая большинство перечисленных богов, менее упорядочен (при их перечислениях не соблюдалась строгая иерархическая последовательность), значительное место в нём занимали локальные западносемитские элементы. В пантеон Митанни, правящая династия которого была, по-видимому, арийской по происхождению, входили не встречающиеся более нигде в Передней Азии древнеиндийские божества Митра, Индра, На-сатьи, возможно, Варуна (хотя необычное написание его имени Uruwa-па вызывает сомнение в справедливости такого отождествления). Оригинальные божества нузийского пантеона - Тилла и U.GUR (идеографическое написание).

Наибольшее отражение хурритские мифы нашли в хеттских эпических сочинениях о Кумарби. В первом из них («О царствовании на небесах») повествуется о смене трёх поколений богов. В прежние времена на небе царствовал бог Алалу, и даже могучий бог неба Ану прислуживал ему. По истечении девяти лет правления Алалу, Ану изгоняет его на землю и воцаряется на небесах. Ему прислуживает Кумарби, но через девять лет восстаёт против него. Ану в испуге бежит, взлетая на небо, но Кумарби настигает его и оскопляет. Ликующему Кумарби Ану предвещает рождение трёх грозных богов: Тешуба, его помощника Ташмишу и реки Аранзах (хурритское название Тигра). Услышав это, Кумарби выплёвывает сперму Ану [но, очевидно, не всю, так как отдельные фрагменты мифа повествуют о рождении из головы Кумарби Тешуба и двух других богов (не называвшихся Ану)]. Земля беременеет и производит на свет двоих детей (возможно, от семени Ану, выплюнутого Кумарби). По-видимому, к этому же циклу относится отрывок, в котором говорится, что Тешуб возжелал убить Кумарби. Ану пытается убедить его отказаться от своего намерения и, видимо, предлагает сделать царём Эа. (Тешуб в итоге всё же низвергает Кумарби и занимает небесный престол.) Затем, очевидно, следуют события, описанные в мифе о кратковременном царствовании на небесах бога-хранителя (KAL), который побеждает Тешуба и (с согласия Эа - в этом отрывке он назначает и свергает небесных правителей) восходит на престол. Однако, недовольный его правлением, Эа смещает KAL. Тешуб вместе со своим визирем Нинуртой (хуррит. Аштаби) наносит KAL увечья, и тот признаёт власть Тешуба. В «Песни об Улликумме» Кумарби, свергнутый Тешубом, пытается отомстить ему и вернуть утраченную власть. Для этого, сочетавшись со Скалой, он порождает каменное чудовище (Улликумме), призванное разрушить священный город Тешуба Куммию и низвергнуть узурпатора. По поручению, которое дал Кумарби, боги Ирширры несут младенца в море и кладут на плечо Убеллури - гиганта, поддерживающего вселенную. Улликумме растёт не по дням, а по часам и через пятнадцать дней достигает неба. Первым его замечает Шимиге и сообщает Тешубу. Встревоженный Тешуб вместе со своим братом Ташмишу и сестрой Шавушкой отправляется на гору Хаззи взглянуть на чудовище. Его вид приводит богов в трепет. Шавушка пытается сразить Улликумме своими чарами, но безуспешно: Кумарби предусмотрительно (видимо, потому, что ранее Шавушка очаровала и погубила другое чудовище - Хедамму) создал его слепым и глухим. Тешуб созывает богов и готовится к битве. Но боги бессильны перед каменным чудовищем. Лишь Эа принадлежащим богам низа резаком (которым в минувшие времена земля была отделена от неба) удаётся отрезать Улликумме от Убеллури и тем лишить силы. В хеттской передаче дошёл также миф о рождённом Кумарби и дочерью моря Шертабшухури змее Хедамму, ненасытном чудовище, уничтожающем человечество. С ним удаётся справиться лишь Иштар Ниневийской (Шавушке), покорившей его своими чарами. Трудно судить, входит ли этот миф в цикл о Кумарби или является самостоятельным произведением.
(М. Л. Хачикян)

Урартская мифология

УРАРТСКАЯ МИФОЛОГИЯ Источниками для изучения мифологических представлений урартов (их государство Урарту, или Ванское царство, существовало в 9-6 вв. до н. э. в Передней Азии) служат клинописные тексты на скалах и строительных камнях, росписи во дворцах и храмах, печати, бронзовые фигурки богов и амулеты. В надписи кон. 9 в. до н. э. в нише скалы около озера Ван приведён перечень имён 79 богов с указанием полагавшихся им жертв. Боги в У. м. по преимуществу антропоморфны, но нередко сохраняют отдельные признаки первоначального зооморфного облика. Обязательный атрибут головного убора богов - рога, богини иногда наделены крыльями. Некоторые божества представляют собой фантастические существа с головой животного и человеческим туловищем, другие сочетают черты животного, птицы, человека: таковы крылатые быки или львы с человеческим лицом или торсом (заимствованные из ассиро-вавилонской мифологии шеду), крылатые гении, иногда с головой животного. Возглавляют пантеон Халди (главный бог), Тейшеба и Шивини. Очевидно, Халди - исконно урартский бог, позднее приобретший общегосударственное значение. Его почитание распространилось и в пограничных районах Ассирии. Халди изображался воином, стоящим на льве. Его молили о победе над врагом; в посвящённом ему храме («дом щита») в Мусасире (около современного иракского города Равандуза, по ассирийским источникам, построен в кон. 9 в. до н. э.) отправлялся культ копья и щита. Супруга Халди - верховная богиня Арубани (Арубаини, Уарубани), её имя стоит рядом с именем Халди в нескольких урартских надписях. Согласно ранним представлениям, супругой Халди была богиня Багбарту (Багмашту), имя которой встречается только в ассирийских источниках. В мусасирском храме Халди оракулы действовали, по-видимому, от имени Багбарту: в храме хранилось золотое кольцо с печатью для подтверждения решений Багбарту (по мнению Г. А. Меликишвили, первоначально Багбарту была местным божеством Мусасира, переосмысленным после распространения в этой области культа Халди как его супруга). Тейшеба генетически связан с малоазийским (хурритско-хеттским) богом Тешубом. Тейшеба считался богом грома, бури, непогоды и водной стихии, а также богом войны. Чаще всего он изображался стоящим на быке. Супруга Тейшебы - богиня Хуба (по-видимому, соответствует хуррит. Хебат). Символом бога солнца Шивини (ранее его имя ошибочно читалось как Арди или Ард), вероятно, был крылатый солнечный диск (совпадает с ассирийским символом Шамаша, часто встречается на урартских печатях с культовыми изображениями). Очевидно, супругой Шивини была богиня Тушпуеа; возможно, её изображениями являются крылатые женские фигуры, украшающие культовые котлы. К астральным божествам урартов относятся бог луны Шеларди (его символ - лунный серп), Сарди - богиня звезды или планеты Венера (её символ совпадает с символом ассирийской Иштар). В перечне богов фигурируют бог страны или земли Эбани, бог моря и воды Суинина, бог возвышенностей, гор Арни, бог дорог Хара, бог пещер Аирани. В У. м. известно древо жизни (существуют многочисленные изображения сцен поклонения ему).
(В. В. Пиотровский)

Ханаанская и аравийская мифология

Язык ханаанеев-финикийцев мало отличался от древнееврейского. Ханаанеи пользовались тем же алфавитом, что и евреи, причем при раскопках города Угарит были найдены таблички с древнейшими образцами семитского алфавита, достаточно далеко отстоящего от "классических" еврейско-финикийских букв и фонетики.

Но при всем сходстве существует гигантское отличие финикийцев-ханаанеев от евреев - религия. Ханаанеи - классические язычники, имеющие много богов, часто "локальных", меняющихся от города к городу. Религия ханаанеев является типичным земледельческим культом плодородия с различными сексуальными ритуалами, обильными возлияниями вина, жертвоприношениями, порой человеческими. Основными богами (общими для всех городов) ханаанеев были:

Об иудейских сказаниях смотрите страницу "Иудаизм".

Западносемитская мифология

ЗАПАДНОСЕМИТСКАЯ МИФОЛОГИЯ Мифологические представления западносемитских народов ханаанейско-аморейской (угаритяне и финикийцы, иудеи и израильтяне до становления монотеистического культа Яхве, моавитяне, аммонитяне, эдомитяне) и арамейской групп, населявших с 4-3-го тыс. до н. э. Сирию, Финикию и Палестину, восстанавливаются на основе источников, имеющих фрагментарный характер, - эпиграфики (со 2-й половины 2-го тыс. до н. э.), включающей упоминания богов и их эпитетов, описания жертвоприношений; археологических материалов; данных ономастики (прежде всего теофорные имена). Некоторые сведения о З. м. имеются в письменных памятниках соседних народов - египетских, месопотамских, хеттских; основу для ряда реконструкций даёт Библия (отразившая добиблейские мифологические представления); определённую информацию содержат произведения греческих и римских, а также эллинизированных ближневосточных авторов (указывающие, в частности, на соответствия западносемитских богов божествам других мифологий). Эти источники, однако, представляют тенденциозную интерпретацию- З. м. Более подробно известны мифологические представления населения Угарита (город-государство на территории Финикии) - по сохранившимся спискам богов, записям мифов, ритуальных текстов, сделанных в 14 в. до н. э. (самые ранние из известных материалов) со слов верховного жреца (местная храмовая традиция).

У западносемитских народов не сложилась единая для всех этнических групп система мифологических представлений, несмотря на языковую близость, общность важнейших элементов культуры, постоянные контакты. В отдельных обществах складывались свои мифологические циклы, типологически тождественные, а часто и сюжетно близкие; наряду с существованием общих имелись и местные, локальные божества; на первый план могли выдвигаться разные боги, в их облике преобладали те или иные черты, появлялись новые. Наличие уже на раннем этапе общих мифов и божеств (в т. ч. верховных) не привело к формированию единого пантеона; наоборот, в поздней З. м. местные боги играли первенствующую роль и становились верховными божествами, воспринимая атрибуты более ранних верховных богов. Имена богов в З. м. часто были табуированы. Они, как правило, заменялись эпитетами, прозвищами и др. апеллятивами: Балу, в более позднем произношении Баал - «хозяин, владыка»; Мильком, Мильк - «царь, хозяин»; Адон- «господь»; Эшмун, Шем - «имя» и т. п. Один апеллятив мог применяться к нескольким богам, иногда определённым, очевидно, составляющим в мифологических представлениях некий «класс»; в таких случаях в применении к одному из этих богов апеллятив нередко сочетался с конкретным эпитетом [Алиййану-Балу, где «Балу» - апеллятив, «Аллиййану» («силач») - эпитет]; с другой стороны, апеллятивы могли постепенно превращаться в имена собственные. Имена богов часто обозначали соответствующий предмет или явление: Рашап, позднее Решеф - «пламя», Йамму - «море», Йарих - «луна» и т. д. Наряду с этим, имена могли принимать значение «бог», как имя Илу, первоначально - «сильный, могучий». В сочетаниях с именами богов часто встречаются термины родства (аб - «отец», ах - «брат», амму - «дядя», и т. п.), что указывает на существование представлений о богах как о сородичах, очевидно, первопредках. Некоторые боги мыслились как основатели и владыки определённых городов, о чём свидетельствует, например, ряд топонимов: Иерихон - город Йариха, Сидон (Цидон) - Цида, Иерусалим (Йерушалем) - «построенный Шалиммом» (см. Шалимму и Шахару).

Большое место в З. м. занимали календарные мифы; важную роль играл культ богов плодородия; были распространены сюжеты о смене поколений богов, борьбе богов за престол, сил добрых с силами зла. На раннем этапе верховным божеством, очевидно повсеместно, считался Илу (в более позднем произношении Ил, Эл и др.). Библейские повествования о сотворении мира словом Элохима восходят, несомненно, к палестинским доиудаистическим представлениям об Илу. Супруга Илу - Асират (в позднейшем произношении Ашера), праматерь и владычица богов. В угаритском списке богов Илу предшествует «Илу отцовский», возможно, отец первого, свергнутый им (позднее, в других местностях, отцом Илу считался Баалшамем - владыка неба). В угаритских мифах власть над миром и богами фактически переходит от Илу (при сохранении им положения верховного бога) к богам младшего поколения. Их борьба за власть - одна из основных коллизий в этих мифах. Главному претенденту на власть умирающему и воскресающему богу бури и плодородия Балу, олицетворяющему доброе начало, посвящён важнейший угаритский мифологический цикл. С помощью сестры и возлюбленной - девы-воительницы А кат он борется со своими основными врагами - богом смерти и подземного мира Муту (позднее Мот) и богом водной стихии Йамму. В борьбе с Муту (возможно, также наделённому плодоносящей силой) Балу гибнет, но Анат убивает Муту, и Балу воскресает. Конфликт между Балу и Муту постоянно возобновляется. В Угарите противником Балу является также и бог плодородия Астар (олицетворение планеты Венера), которому Илу пытается передать власть после гибели Балу. Очевидно, победив всех своих врагов, Балу становится фактическим властелином вселенной. Особый интерес угаритской традиции к этому персонажу объясняется, по-видимому, тем, что он был богом - покровителем Угарита. В Угарите регулярно устраивалось храмовое действо, инсценирующее миф (также связанный с культом плодородия) о рождении от священного брака Илу богов вечерней и утренней зари Шахару и Шалимму, в результате которого пробуждаются силы природы. Известны угаритские мифоэпические предания об Акхате и о Карату, в которых участвуют как боги, так и люди.

Циклы мифов, группировавшихся вокруг местного бога-покровителя, которые составляли локальную храмовую традицию, имелись и в других обществах переднеазиатского Средиземноморья. В храме Берита хранились записи мифов, посвящённых богу-покровителю этого города Йево (Йахве). Из мифологического цикла, посвящённого этому богу, выросла библейская сакральная традиция. По египетским источникам, отражающим, очевидно, палестинско-ханаанейские мифологические представления, известно повествование о Горе (видимо, соответствующем западно-семитскому Астару), запечатавшем лоно Анат и Астарты, о Сете (Балу), снявшем печать, о том, как они были отданы Сету в жёны богом солнца Ра (западносемитский Шамшу?), о священном соитии Сета и Анат. В другом мифе рассказывается о том, как Йамму требовал для себя высшей власти среди богов и как Сет победил его. В хеттских памятниках, пересказывающих ханаанейские мифы северной Сирии, рассказывается об Асират (Ашерту), пытавшейся соблазнить Балу (Баала); выполнив её желания по приказанию Илу (Элькунирши), он унизил её; между Асират и Балу начинается вражда. Северосирийские мифы о смене поколений богов, их борьбе за престол имеют параллели в хурритской мифологии; здесь, очевидно, имели место взаимовлияния.

С 1-го тыс. до н. э. на первый план выдвигаются культы местных богов. В Финикии широко почитался главный бог города Тир, покровитель мореплавания и колонизации Мелькарт, отождествлявшийся греками с Гераклом; он, очевидно, также являлся умирающим и воскресающим богом. Большое значение в греко-римском мире приобрёл финикийский умирающий и воскресающий бог Адонис, который, согласно реконструированному мифу, гибнет от руки Астара (Арес), ревновавшего полюбившую Адониса Астарту (Афродита). В Берите бытовал миф о безуспешных попытках Адониса стать супругом девы - владычицы этого города; его соперником и победителем был бог моря (Йамму?). Из других финикийских богов Адонису типологически близок Эшмун. Ещё в доэллинистическое время в Финикии предпринимались попытки систематизации мифов и создания своего рода священного писания. Наиболее значительное из таких сочинений традиция связывает с именем Санхонйатона, жившего, согласно преданию, в Верите (по другим версиям - в Тире) во 2-й половине 2-го тыс. до н. э. Материалы, автором которых считался Санхонйатон, дошли в изложении грекоязычного писателя кон. 1 - нач. 2 вв. н. э. Филона Библского; фрагменты из его сочинений известны в цитатах, использованных римским историком церкви кон. 3 - нач. 4 вв. Евсевием Кесарийским («Об евангельском приготовлении»). Согласно Филону, Санхонйатон использовал храмовую традицию Берита (по материалам Гиеромбала - жреца в храме Йево) и, в частности, изучил «письмена аммунеев», возможно - священные книги, приписывавшиеся богу мудрости Таавту. У Филона финикийская мифологическая традиция подверглась обработке в духе вульгаризированных идей греческой философии о первоэлементах мироздания и его развитии. Согласно космогонической схеме Санхонйатона - Филона, первоэлементами были воздух и хаос, от которых произошли ветер и желание, породившие Мота - смерть и одновременно жизненная сила, - который имел облик ила. Он породил все остальные элементы мироздания. В результате вселенской катастрофы - пожара (самостоятельный финикийский сюжет, усвоенный стоицизмом) возник космос и появились живые существа. От ветра - Колпия и его супруги Баау родились Айон («вечность») и Протогон («перворожденный»); их детьми были Генос и Генея (порождающие существа), которые поклонялись солнцу - владыке неба (Баалшамем?). Среди их потомков выделяются свет, огонь и пламя (Рашап?), открывшие людям способ добывать и употреблять огонь. От них происходят гиганты, один из которых, Ипсураний, научился строить хижины. Его потомками были изобретатели охоты, рыбной ловли и земледелия.

Богами были Элиун, или Эльон [(«всевышний»); он погиб, растерзанный диким зверем], и Берут [(«союз»); возможно, покровительница Берита и (или) какого-либо племенного союза]. От них произошли Уран - небо и Гея - земля, очевидно, первоначально Баалшамем и, может быть, Арцай ('ars, «земля»; известна по угаритским мифам как дочь Валу). От Урана родились Эл (Илу) Кронос, Бетэль, Дагон, Атлас, Зевс Демарунт, чьим сыном был Мелькарт, и другие божества. Эл восстал против Урана и победил его; от Эла рождается новое поколение богов. Филон приводит также изложенный Санхонйатоном миф о том, как Кронос (Эл) принёс в жертву Урану (Баалшамему) своего сына (Eusebius, Praeparatio Evangelica, I, 10, 44 и IV, 16, 156Д; см. Молох); этот миф известен и по изложению греческого философа Порфирия [(кон. 3 - нач. 4 вв.); Porphyr. De abst. II, 56]; очевидно, он обосновывал обычай человеческих жертвоприношений.

Другую космогоническую схему традиция приписывает финикийцу Моху (2-е тыс. до н. э.), сочинения которого известны по изложению греческого философа 6 в. н. э. Дамаския («О первых принципах»). Согласно этой схеме, первоэлементами были эфир и воздух, породившие Улом («вечность»), от которого произошёл Хусор (первоначально Кусар-и-Хусас) - устроитель космоса. Из половин расколовшегося мирового яйца (возможно, оно было расколото Хусором) возникли небо и земля. В эллинистическую эпоху финикийские боги были отождествлены с греческими; древние традиции сохранялись лишь в храмах и учёной среде.

В Карфагене (финикийская колония в Северной Африке) среди западно-семитскиx богов особо почитались бог солнца и плодородия Баал-Хаммон, отождествлявшийся римлянами с Сатурном, и его спутница Тиннит, отождествлённая с Юноной. С её культом, очевидно, слился культ Дидоны, основательницы Карфагена. Имело место и почитание других западносемитских богов, в частности Астарты; рано получили распространение культы греческих богов. В Сирии с кон. 2-го тыс. до н. э. устанавливается господство арамейских племён; местное население усвоило арамейский язык (не отличавшийся существенно от ханаанейско-аморейских языков) как язык письменности. Это привело к контаминации и синтезу культур; сирийская мифология приобрела смешанный ханаанейско-арамейский характер. Особое распространение получили культы Бела, Хаддада (восходящих к Баал-Хаддаду), Баалшамина (Баалшамема), который быстро занял положение верховного бога. Широко почитался Мелькарт, его культ засвидетельствован, в частности, в Дамаске (в 1-й половине 1-го тыс. до н. э.). По-видимому, тогда же начинает складываться приобретший большое значение в эпоху эллинизма оргиастический культ богини Атаргатис (описанный в трактате Лукиана «О сирийской богине»), супруги Хаддада, в которой слились черты Астарты и Анат. В эллинистическое время сирийские божества, отождествлённые с греческими и приобретшие греческие черты, во многом сохраняли первоначальный характер. Их почитание распространилось далеко за пределы Сирии, а при римских имераторах - по всему средиземноморскому миру. На фоне разочарования греков и италиков в собственной официальной мифологии притягательную силу сирийским культам придавала присущая им таинственная обрядность, связанная со стремлением к постижению потусторонних мистических сил, «правящих» миром, а также оргиастический характер многих из этих культов. Наибольшее значение приобрело почитание Зевса Гелиополитанского (местный вариант Баалшамина; культовый центр - Гелиополь), Атаргатис, Элагабала, оргиастический культ которого в период правления римского императора Элагабала (218-222), пытавшегося возвести Элагабала в «ранг» верховного божества государственного пантеона, стал важнейшим элементом римской официальной религии. Широкое распространение (также и за пределами Сирии) получил культ Юпитера Долихенского (Баалшамина; культовый центр - поселение Долихе в Коммагене) с характерными для него мистериями и квазицерковной организацией. Значительную роль играл бог счастья и удачи Гад, выступавший как местный бог-покровитель и отождествлявшийся с греческой Тиха.

Одним из важнейших сакральных центров эллинистическо-римской Сирии был Гелиополь с культами Зевса, Геи, Афродиты-Атаргатис и Гермеса (возможно, соответствовавшего Малакбелу). Вероятно, к местной традиции относится миф о том, что в глубокой древности изображение Зевса Гелиополитанского было доставлено из Египта и в конце концов водворено в Гелиополе. Очевидно, имели место попытки придать культу Зевса Гелиополитанского монотеистические черты. В пантеоне Пальмиры наиболее заметную роль играли две параллельные друг другу триады богов: Бел (верховный бог, владыка мира), Йарихбол («гонец Бола», т. е. Бела; бог солнца), Аглибол (бог луны) и Баалшамин (глава триады), Малакбел («посланец Бела»; бог солнца, параллельный, а возможно, тождественный Йарихболу), Аглибол. Судя по эпитетам Баалшамина («великий и милосердный», «добрый и воздающий»), вокруг его культа в 1- 3 вв. складывалось религиозно-этическое учение. Место Баалшамина или Бела в триадах мог занимать бог, именовавшийся «Тот, чье имя благословенно в вечности» (его имя было запретным и нам неизвестно), культ которого широко распространился в Пальмире во 2-3 вв. и также представлял собой религиозно-этическое учение (он, очевидно, генетически связан с культом Баалшамина). Возможно, что эти триады были тождественны друг другу и являлись фактически одной триадой или имели тенденцию к слиянию. В Пальмире были широко распространены также культы других общесирийских, вавилонских и древнеарабских богов. Атаргатис почиталась как богиня - покровительница города и была отождествлена с Тиха.

Обострение социальных противоречий привело к распространению в Сирии религиозно-этических учений. Наряду с упомянутыми, весьма популярными были митраизм, манихейство, христианство и др. В 3-4 вв. в Сирии, Финикии и её колониях в Северной Африке утвердилось христианство. Это привело к постепенному исчезновению язычества, которое, однако, долго сопротивлялось; поклонение Баалшамину, например, было засвидетельствовано в Эдессе ещё в 5 в., а в 12 в. Вениамин Тудельский видел в финикийских городах изображения древних богов. В Палестине с 1-й половины 1-го тыс. до н. э. в рамках иудейско-израильского общества началось формирование иудаизма, основанного на монотеистическом культе Яхве, но ещё в эпоху эллинизма в палестинском городе Йамния имело место поклонение Гераклу (Мелькарту) и Хорону.
(И. Ш. Шифман)

Библиография о ханаанской и западносемитской мифологии

Ресурсы о ханаанской и древнееврейской мифологии

Литература о мифологии Сирии и Ханаана

Древнеарабская мифология

Источниками изучения домусульманских мифологических представлений (1-е тыс. до н. э. - нач. 7 в. н. э.) арабских народов, населявших северную и центральную Аравию, служат древнеарабские надписи (по характеру письменности выделяются сафские надписи племён Сирийской пустыни, самудские - племён центральной Аравии, надписи из государства Лихьян и др.), содержащие упоминания тех или иных богов, иногда - их святилищ; надписи из государств со смешанным арабо-арамейским населением - Пальмиры и Набатеи на арамейском языке, в эллинистическую эпоху также на греческом, латинском и двуязычные (они имеют особое значение, поскольку отождествляют арабских богов с греческими и римскими); отдельные упоминания в сочинениях греческих и римских авторов; немногочисленные археологические данные. Некоторые сведения о Д. м. даёт мусульманская традиция, прежде всего Коран; важное значение имеет также «Книга идолов» Ибн аль-Кальби (8 в.); эта литература, однако, является тенденциозной, интерпретируя Д. м. в зависимости от текста Корана.

Мифологические представления арабов не сложились в единую систему. Наиболее развитые мифологии были у земледельцев оазисов, в государственных образованиях - Лихьян, Кедар и др., менее развитые - у полукочевых и кочевых племён пустынь. На севере аравийские племена вступали в контакты с оседлыми народами Сирии и Палестины, принимали арамейский язык как язык письменности. Это приводило к контаминации и синтезу культур, в частности и мифологий (см. также Западносемитская мифология).

Таким образом, Д. м. представляла собой конгломерат относительно самостоятельных, но переплетавшихся и влиявших друг на друга мифологических систем. В состав пантеонов входили и по-разному группировались как общие, так и локальные боги. Одно и то же божество в мифологиях отдельных этнокультурных общностей могло занимать различные места, приобретать новые черты и имя; аналогичными функциями и обликом, с другой стороны, могли наделяться боги с разными именами. При переселениях божество той или иной местности иногда заимствовалось её новым населением (как Кос).

Характерным явлением в Д. м. было слияние богов, происходившее как при переселениях, так и в результате объединения племён (синойкизма). Существенной общей чертой Д. м. было то, что имя верховного божества часто считалось запретным и заменялось прозвищем (ср. Душара, Аллах; см. Имена). Прозвище могло постепенно становиться собственным именем божества. Иногда заменой запретного имени являлось имя другого бога (напр., бога одного из объединившихся племён). Существование запретных имён поэтому в свою очередь способствовало как слиянию богов, превращению разных богов в ипостаси одного, так и эволюции ипостасей в самостоятельные божества. Такие процессы были возможны, поскольку сложившиеся в Д. м. системы имели как общие типологические черты, так и общих божеств. Важную роль играло почитание луны (особенно у кочевников) и Венеры. Солнце в пустынной Аравии имело черты грозного и губительного божества. Эти боги не сохранили первоначальных имён, и выявить их в пантеонах часто затруднительно. Почитались также олицетворения природных явлений - дождя, грома и т. д. Существовали божества плодородия и растительности, скотоводства и т. п. Однако они не играли большой роли в пантеоне, поскольку их функции дублировались обычно верховным божеством, которым повсюду был бог - предок данного народа, покровитель и владыка его страны, бог небес, создатель мира и людей и, как правило, податель дождя. В поздний период, очевидно, появилось общее для северной и центральной Аравии верховное божество, вероятно, в результате слияния верховных местных богов - Аллах, демиург и отец богов. Это было проявлением появившейся тенденции к объединению божеств разных этнокультурных общностей в единый пантеон. Супругой Аллаха и матерью богов у арабов Сирийской пустыни считалась Аллат; однако в центральной Аравии она, Манат и Узза почитались как дочери Аллаха; одновременно с этим на юге центральной Аравии существовало представление о том, что Узза - это мать Аллат и Манат. В городе Мекка были собраны идолы 360 божеств разных племён, что также, видимо, говорит о начале возникновения единого пантеона. Тем не менее с уверенностью говорить о характере мифологического осмысления этого явления нельзя. Богам отводилась священная территория, где находился бетэль, «дом бога», считавшийся одновременно жилищем и воплощением божества. Бетэлем служили, как правило, грубо обработанный камень пирамидальной или конической формы, скала, дерево. Иногда вокруг бетэля или (и) идола божества возводилось здание кубической формы - кааба (араб., «куб»). Пережитки этих обычаев в переосмысленном виде сохранились в исламе (почитание священных территорий городов Мекка и Медина; мекканская кааба - главная святыня мусульман).

Имело место различение мира богов и мира духов. Почитались деревья, источники, колодцы, отдельные камни как особые духи или как ипостаси местных богов. Существовали также домашние боги, иногда - грубые статуэтки-идолы главных божеств, например Манат.
(А. Г. Лундин)

Библиография:

Древнеегипетская мифология

Древнеегипетская богиня справедливости Маат - дочь бога солнца Ра Древнеегипетские божества мужчины-Земли и женщины-Неба

Главная идея религии древних египтянвечное возрождение [идея реинкарнации индуизма], воплощенное в образе Осириса (д-ег. Usir), для которого предполагают неегипетское происхождение. Это имя, как считают, возникло в доисторическую эпоху и означает "произрастание". Царствуя над Египтом, Осирис отучил людей от дикого образа жизни и людоедства, научил сеять злаки (ячмень и полбу), сажать виноградники, выпекать хлеб, изготовлять пиво и вино, а также добывать и обрабатывать медную и золотую руды. Он также обучил людей врачебному искусству, строительству городов, учредил культ богов… Первоначально, видимо, Осирис был местным богом города Джеду (Бусирис) в восточной части Дельты Нила.

Кардинальное отличие религиозных представлений египтян от других мифологий - Небо считается женским, а Земля - мужским божествами.

Эннеа́да (греч. Ἐννεάς — «девятка»), также великая эннеада, или гелиопольский пантеон, — девятка главных богов в Древнем Египте, изначально возникшая в городе Гелиополе. Также древнейшая известная в Египте теогоническая и космогоническая система. Боги Эннеады считались первыми царями Египта. Это:

  1. Атум (Амон, Ра, Пта[-х?]) — возникает из первоначального водяного Хаоса Нун [точнее, его родители - Нун и Наунет].
  2. Шу — воздух.
  3. Тефнут — влага. Шу и Тефнут - дети Амона-Ра и родители Геба и Нут. [Т.е., газово-снежные планетеземали произошли из солнечного вещества]
  4. Геб — земля.
  5. Нут — небо. Женское божество. Геб и Нут - родители Осириса, Исиды, Сета и Нефтиды.
  6. Осирис — бог загробного мира.
  7. Исида — богиня плодородия.
  8. Сетх (Сет) — олицетворение грозы, молнии, природных стихий, владыка жизненной силы. Бог ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти.
  9. Нефтида (Нефтис, Невтис) — богиня подземного мира, вторая сестра [и жена] Осириса.

В других городах Египта создавались свои девятки богов по образцу гелиопольской.

Бог Земли Геб и его дети Осирис, Изида (с сыном Гором) и Сет - одни из небесных покровителей в астрологии египтян. Другими покровителями являются боги Амон, Анубис, Бастет, Мут, Сехмет, Тот и Хапи (бог Нила). Все они считаются одними из главных египетских божеств.

Главные боги египетских культов:

  1. Амон — бог солнца. Бога изображали в виде человека, со скипетром и в короне, с двумя высокими перьями и солнечным диском.
  2. Амон-Ра - слияние двух (местных?) богов солнца в одном.
  3. Анубис — бог - покровитель мертвых, создатель погребальных обрядов, сын бога растительности Осирис и Нефтиды, сестры Исиды. Анубиса изображали в виде человека с головой шакала или дикой собаки Саб черного цвета.
  4. Апис — бог плодородия [как Осирис] в облике быка с солнечным диском [возможно, был богом Солнца]. Апис считается Ба (душой) бога Птаха, покровителя Мемфиса, а также бога солнца Ра. Живым воплощением бога являлся черный бык с особыми белыми отметинами.
  5. Атон — бог-олицетворение солнечного диска. Атон изображался в виде солнечного диска с лучами, которые заканчивались кистями рук, держащими знак жизни анх, символ того, что жизнь людям, животным и растениям дана Атоном.
  6. Баал [букв. Господь] — в западносемитской мифологии бог бури, грома, молний, дождя, связанного с плодородием. В египетской мифологии Баалу соответствует Сет.
  7. Бастет (Баст) - богиня радости, веселья и любви, женской красоты, плодородия и домашнего очага, которая изображалась в виде кошки или женщины с головой кошки. В период ранних династий, до одомашнивания кошки, её изображали в виде львицы. К концу Древнего царства в некоторых случаях Баст отождествлялась с Сехмет и Тефнут, в Новом царстве — с Мут и Хатхор. Бастет (греч. Бубастис) отождествлялась греками с Артемидой, реже — с Афродитой.
  8. Геб — бог земли, сын бога воздуха Шу и богини влаги Тефнут. Детьми Геба были Осирис, Сет, Исида, Нефтида. Душа (Ба) Геба воплощалась в боге плодородия Хнуме.
  9. Гор (Хор) — бог неба и солнца в облике сокола, человека с головой сокола или крылатого солнца, сын богини плодородия Исиды и Осириса, бога производительных сил. Его символ — солнечный диск с распростертыми крыльями.
  10. Изида (Исида) - сестра и жена бога Осириса.
  11. Маат - богиня истины.
  12. Мин — бог плодородия, "производитель урожаев", которого изображали со стоящим фаллосом и с плетью в правой руке, а также в короне с двумя длинными перьями.
  13. Мут - богиня, царица неба [как и Нут], второй член фиванской триады (Амон-Мут-Хонсу = Солнце-Небо-Луна), богиня-мать и покровительница материнства. [У евреев Мот - богиня смерти. Но это, скорее, относится к египетской богине Нут.]
  14. Нефтида - сестра Исиды и вторая жена её мужа - бога Осириса.
  15. Нун — воплощение водной стихии, которая существовала на заре времен и заключала в себе жизненную силу. Нун [Океан] и его жена Наунет, олицетворяющая небо, являлись первой парой богов, от них произошли все другие [сначала Птах?] египетские боги.
  16. Нут (Ну, Нуит, Neuth) - богиня неба [как и Мут]. Дочь Шу и Тефнут, сестра и жена Геба и мать Осириса, Исиды, Сета и Нефтиды. Ежедневно проглатывает звезды и солнце, а затем рождает снова (смена дня и ночи). В Нут заключена тысяча душ. Была связана с культом мертвых — поднимает умерших на небо и охраняет их в гробнице.
  17. Осирис — бог производительных сил природы, владыка загробного мира, судья в царстве мертвых. Он научил египтян земледелению, виноградарству и виноделию, добыче и обработке руды, врачеванию, строительству городов, учредил культ богов.
  18. Птах — бог-творец, покровитель искусств и ремесел. Птах создал мир и все в нем существующее - животных, растения, людей, храмы и т. д., а также первых 8 богов (4 пары): Нун и Нунет (бездна), Хух и Хухет (неисчислимость, и обнимающая всё бесконечность), Кук и Кукет (тьма, которая также может творить), Амон и Амонет (безвидность, отсутствие определенного образа — не путать с именем Творца Амон).
  19. Ра — бог солнца, воплощенный в образе сокола, огромного кота или человека с соколиной головой, увенчанной солнечным диском. Ра, бог солнца, был отцом Уаджит, кобры Севера, защищающей фараона от палящих лучей солнца.
  20. Себек — бог воды и разлива Нила [как и Хапи], чьим священным животным являлся крокодил. Его изображали в виде крокодила либо в виде человека с головой крокодила.
  21. Сет — бог пустыни, т. е. "чужеземных стран", олицетворение злого начала, брат и убийца Осириса, один из 4-х [каких?] детей бога земли Геба и Нут, богини неба.
  22. Сехмет (Сахмет, Сохмет) — богиня-покровительница Мемфиса, супруга Птаха.
  23. Тефнут (Тефнет, Нубийская кошка) - богиня влаги и жары.
  24. Тот (Теут, Тут, Туут, Тоут, Техути, Джехути) [возможно, этимологически связано с Зевсом и Яхве] — бог луны, мудрости, счета и письма, покровитель наук, писцов, священных книг, создатель календаря. Священным животным Тота был ибис, и поэтому бога часто изображали в виде человека с головой ибиса. Женой Тота была богиня истины Маат [счастливый был человек! :)]. [У древних греков ассоциировался с Гермесом Трисмегистом ("триждывеличайшим"), поэтому древнеегипетское учение Тота называлось "герметическим".]
  25. Хапи - бог Нила [как и Себек].
  26. Хатхор - богиня неба, любви, женственности, красоты, веселья и танцев. А также супруга Хора. Первоначально считалась дочерью Ра.
  27. Хонсу — бог луны, бог времени и его измерения, сын Амона и богини неба Мут. Хонсу также почитался как бог путешествий.
  28. Хнум — бог плодородия, создатель, сотворивший мир из глины на своем гончарном круге. Он часто изображается в виде человека с головой барана, сидящего перед гончарным кругом, на котором стоит фигурка только что сотворенного им существа.
  29. Шу — бог воздуха, разделяющий небо и землю, сын солнечного бога Ра-Атума, супруг и брат богини влаги Тефнут. Его чаще всего изображали человеком, стоящим на одном колене с поднятыми руками, которыми он поддерживает небо над землей [Атлант].

Источники сведений о египетской мифологии

Источники изучения мифологии Древнего Египта отличаются неполнотой и несистематичностью изложения. Характер и происхождение многих мифов реконструируются на основе поздних текстов. Основными памятниками, отразившими мифологические представления египтян, являются разнообразные религиозные тексты: гимны и молитвы богам, записи погребальных обрядов на стенах гробниц. Наиболее значительные из них - «Тексты пирамид» - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий Древнего царства (26-23 вв. до н. э.); «Тексты саркофагов», сохранившиеся на саркофагах эпохи Среднего царства (21-18 вв. до н. э.), «Книга мёртвых» - составлявшаяся начиная с периода Нового царства и до конца истории Древнего Египта, сборники заупокойных текстов.

Мифологические представления нашли отражение также в таких текстах, как «Книга коровы», «Книга часов бдений», «Книги о том, что в загробном мире», «Книга дыхания», «Амдуат» и др. Значительный материал дают записи драматических мистерий, которые исполнялись во время религиозных праздников и коронационных торжеств фараонов жрецами, а в некоторых случаях и самим фараоном, произносившими от лица богов записанные речи. Большой интерес представляют магические тексты, заговоры и заклятья, в основе которых часто лежат эпизоды из сказаний о богах, надписи на статуях, стелах и т. д., иконографический материал. Источником сведений о египетской мифологии являются также труды античных авторов: Геродота, посетившего Египет в 5 в. до н. э., Плутарха (1-2 вв. н. э.), оставившего подробный труд «Об Исиде и Осирисе», и др.

Египетские триады божеств и устройство мира

Е. м. начала формироваться в 6-4-м тыс. до н. э., задолго до возникновения классового общества. В каждой области (номе) складывается свой пантеон и культ богов, воплощённых в небесных светилах, камнях, деревьях, зверях, птицах, змеях и т. д. Сам ном также персонифицируется в образе особого божества; например, богиней Гермопольского нома считалась Унут, почитавшаяся в образе зайца.

Позднее местные божества обычно группировались в виде триады во главе с богом-демиургом, покровителем нома, вокруг которого создавались циклы мифологических сказаний (напр., фиванская триада - бог солнца Амон, его жена Мут - богиня неба, их сын Хонсу - бог луны; мемфисская - Птах, его жена Сехмет - богиня войны, их сын Нефертум - бог растительности, и др.). Женские божества, как правило, имели функции богини-матери (особенно Мут, Исида).

Небесный свод обычно представлялся в виде коровы с телом, покрытым звёздами, но иногда его олицетворяли в образе женщины - богини Нут, которая, изогнувшись дугой, концами пальцев рук и ног касается земли. «Могуче сердце твоё..., о Великая, ставшая небом... Наполняешь ты всякое место своею красотою. Земля вся лежит пред тобою - ты охватила её, окружила ты и землю, и все вещи своими руками», - говорится в «Текстах пирамид». Существовали представления, согласно которым небо - это водная поверхность, небесный Нил, по которому днём солнце обтекает землю. Под землёй тоже есть Нил, по нему солнце, спустившись за горизонт, плывёт ночью. Воплощением земли в одних номах был бог Геб, в других - Акер.

Нил, протекавший на земле, олицетворялся в образе бога Хапи, который способствовал урожаю своими благодатными разливами. Сам Нил также населялся добрыми и злыми божествами в образе животных: крокодилов, гиппопотамов, лягушек, скорпионов, змей и т. д. Плодородием полей ведала богиня - владычица закромов и амбаров Рененутет, почитавшаяся в образе змеи, которая появляется на поле во время жатвы, следя за тщательностью уборки урожая. Урожай винограда зависел от бога виноградной лозы Шаи.

Представления о загробной жизни у египтян

Большую роль в Е. м. играли представления о загробной жизни как непосредственном продолжении земной, но только в могиле. Её необходимые условия - сохранение тела умершего (отсюда обычай мумифицировать трупы), обеспечение жилища для него (гробницы), пищи (приносимые живыми заупокойные дары и жертвы). Позднее возникают представления о том, что умершие (т. е. их ба, душа) днём выходят на солнечный свет, взлетают на небо к богам, странствуют по подземному царству (дуат). Сущность человека мыслилась в неразрывном единстве его тела, душ (их, считалось, было несколько: ка, ба; русское слово «душа», однако, не является точным соответствием египетского понятия), имени, тени. Странствующую по подземному царству душу подстерегают всевозможные чудовища, спастись от которых можно при помощи специальных заклинаний и молитв. Над покойным Осирис вместе с другими богами вершит загробный суд (ему специально посвящена 125-я глава «Книги мёртвых»). Перед лицом Осириса происходит психостасия: взвешивание сердца умершего на весах, уравновешенных истиной (изображением богини Маат или её символами). Грешника пожирало страшное чудовище Амт (лев с головой крокодила), праведник оживал для счастливой жизни на полях мру. Оправдан на суде Осириса мог быть, согласно т. н. «Отрицательной исповеди», содержащейся в 125-й главе «Книги мёртвых» (перечне грехов, которых не совершал покойник), только покорный и терпеливый в земной жизни, тот, кто не крал, не посягал на храмовое имущество, не восставал, не говорил зла против царя и т. д., а также «чистый сердцем» («я чист, чист, чист»,- утверждает умерший на суде).

Наследие тотемизма у египтян (обожествление животных)

Характернейшей чертой Е. м. является обожествление животных, возникшее в древнейшие времена и особенно усилившееся в поздние периоды истории Египта. Воплощённые в животных божества первоначально, как правило, считались покровителями охоты, с приручением животных некоторые стали божествами скотоводов. К числу наиболее почитаемых животных - воплощений различных божеств относились бык (Апис. Мневис, Бухис, Бата) и корова (Хатор, Исида), баран (Амон и Хнум), змея, крокодил (Себек), кошка (Баст), лев (воплощение многих богов: Тефнут, Сехмет, Хатор и др.), шакал (Aнyбис), сокол (Гор), ибис (Тот; прилёт ибиса-Тота в Египет связывали с разливами Нила) и др. Позднее происходила антропоморфизация пантеона, однако зооморфные черты в облике божеств не были полностью вытеснены и обычно сочетались с антропоморфными. Например, Баст изображалась в виде женщины с кошачьей головой, Тот - в виде человека с головой ибиса и т. д.

Боги в образах быков и коров почитались во многих номах. Один демотический папирус сохранил запись мифа о том, что сначала все боги и богини были быками и коровами с шерстью различного цвета. Потом, по велению верховного бога, все быки воплотились в одного чёрного быка, а все коровы - в одну чёрную корову. Культ быка, в глубокой древности связанный, вероятно, с почитанием вождя племени, с возникновением древнеегипетского государства стал сближаться с культом фараона. В ранних текстах царь назывался «тельцом». На палетке царя Нармера (Менеса?) (ок. 3000 до н. э.) фараон в образе быка разрушает крепость врага (Нижнего Египта). Во время праздника «Хеб-сед» (тридцатилетнего юбилея фараона) к одежде царя сзади привязывали бычий хвост. В Мемфисе, а затем и во всём Египте чёрный бык с белыми отметинами считался воплощением бога Аписа. В образе змей воплощались как добрые, так и злые божества. Главой всех врагов солнца - Ра считался огромный змей Апоп, олицетворявший мрак и зло. В то же время в образе змеи почитались богиня плодородия Рененутет, богиня - хранительница кладбищ Меритсегер, Исида и Нефтида - защитницы Осириса и, следовательно, любого умершего, богиня Уто - покровительница Нижнего Египта, охранительница Ра и фараона, и др.

Усиление культурно-политического единства Египта и синкретизация его богов

С развитием древнеегипетского государства мифологические представления видоизменялись. Культы многочисленных местных божеств сохраняли своё значение, но почитание некоторых из них распространилось за пределы отдельных номов и даже приобрело общеегипетское значение. С утверждением V династии Древнего царства, происходившей из города Гелиополя, центра почитания Ра, он стал главным божеством Египта. В эпоху Среднего царства и особенно со времени правления XVIII (Фиванской) династии Нового царства в качестве главного бога утверждается другой бог солнца - фиванский Амон (фараоны Среднего и Нового царств происходили из Фив). Осирис как бог мёртвых вытесняет с конца 3-го тыс. до н. э. древнего бога - покровителя умерших Анубиса - вечно снующего по кладбищу шакала (превратившегося в бога - хранителя некрополя и защитника Осириса в посвящённых ему мистериях), а также абидосского бога мёртвых Хентиаменти, восприняв эпитет «первый на Западе» (т. е. «первый из мёртвых»). Возвышение новых религиозных и политических центров, развитие богословской мысли сопровождалось процессом слияния, синкретизации богов. Например, с Амоном отождествляются Ра, Монту, Птах, Гор, с Ра - Атум, Гор, Амон, Осирис, Птах и т. д.

Наиболее значительные циклы мифов Древнего Египта

Наиболее значительные циклы мифов Древнего Египта - это мифы о сотворении мира, о солнечных божествах и об Осирисе.

Древнеегипетские мифы о сотворении мира

Изначально, считалось, мир представлял собой хаос, первозданную пучину вод - Нун. Из хаоса вышли боги, создавшие землю, небо, людей, животных и растения. Первым богом было солнце, выступающее обычно в роли демиурга. В одном из мифов говорится, что из вод вышел холм, на котором распустился цветок лотоса, а оттуда появилось дитя (солнце - Ра), «осветившее землю, пребывавшую во мраке». В других мифах появление солнца связывается с яйцом, снесённым на поднявшемся из хаоса холме птицей «великий Гоготун». Существовал миф, согласно которому солнце было рождено в виде телёнка огромной коровой - небом. (О Ра, «золотом телёнке, рождённом небом», говорится в «Текстах пирамид».) Наряду с этим существовали представления о богине неба - женщине, которая утром рождает солнце, вечером проглатывает - в результате наступает ночь - и следующим утром вновь рождает его. (Пережитки представлений о том, что зачатие происходит от заглатывания, сохранил и фольклор: в «Сказке о двух братьях» неверная жена Баты зачала, проглотив случайно щепку).

В некоторых мифах прародителями выступают мужские божества. В гелиопольском мифе бог Атум, отождествлённый с солнцем - Ра, появившийся из хаоса - Ну на («создавший сам себя»), сам себя оплодотворил, проглотив собственное семя, и родил, выплюнув изо рта, первых богов: пару Шу и Тефнут (бога воздуха и богиню влаги). Те в свою очередь произвели вторую пару: бога земли Геба и богиню неба Нут, у которых родились Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Эти боги составляют знаменитую гелиопольскую «девятку» - эннеаду, почитавшуюся во всём Египте и неизменно присутствующую в религиозных текстах. Боги эннеады считались первыми царями Египта.

В мемфисском мифе о сотворении мира, относящемся к Древнему царству, демиургом выступает местный бог Птах. В отличие от Атума, Птах, создавший первых восьмерых богов, предварительно задумал творение в своём сердце (сердце - «седалище мысли») и назвал их имена своим языком (Птах творил «языком и сердцем», т. е. мыслью и словом). Таким же образом он создал и весь мир: землю и небо, людей, животных, растения, города, храмы, ремёсла и искусства, учредил культы богов. В этом мифе Птах наделён всеми атрибутами царя.

В период Нового царства с возвышением XVIII (Фиванской) династии (16- 14 вв. до н. э.) в качестве демиурга утверждается отождествляемый с Ра фиванский бог Амон, которого называют царём всех богов: «Отец отцов и всех богов, поднявший небо и утвердивший землю... Вышли люди из его глаз, стали боги из его уст... Царь, да живёт он, да здравствует, да будет благополучен, глава всех богов»,- говорится в «Большом гимне Амону». С Амоном отождествляется фараон, называемый его сыном. Характерен для развитого египетского общества и другой освящающий утверждённую богом власть царя миф, который приводится в политическом трактате - поучении гераклеопольского царя Ахтоя своему сыну Мерикара (X династия, 22 в. до н. э.). В нём говорится, что люди - «стадо бога» - произошли из тела бога-творца (имя которого не называется) как точное его подобие. Для них он сотворил из хаоса небо и землю, для дыхания - воздух, для пропитания - животных, птиц и рыб. По другим мифам (видимо, поздним), люди возникли из слез Ра или были вылеплены на гончарном круге Хнумом.

Древнеегипетские мифы о солнечных богах

С мифами о сотворении мира тесно связаны мифы о солнечных богах. Солярные мифы отражают две группы представлений: о смене времён года (более древние) и о борьбе солнца с мраком и злом, олицетворённым в образах чудовищ и различных страшных животных, особенно змей. С прекращением приносящего засуху знойного ветра пустыни хамсина и оживлением растительности связан миф о возвращении солнечного ока - дочери Ра Тефнут. Тефнут (иногда называемая также Хатор), поссорившись с Ра, царствовавшим в Египте, в образе львицы удалилась в Нубию, в область Бугем (по-видимому, в представлении египтян, её уход вызывал наступление засухи). Чтобы она вернулась в Египет, Ра посылает за ней в Нубию Шу и Тота, принявших образ павианов. Они должны вернуть Тефнут к отцу, завлекая её пением и танцами. В более раннем варианте мифа её заманивает в Египет бог охоты Онурис. Вернувшись, Тефнут вступает в брак со своим братом Шу, что предвещает рождение природой новых богатых плодов. Праздник возвращения любимой дочери Ра отмечался и в исторический период. В египетских календарях он назывался «днём виноградной лозы и полноты Нила». Население Египта встречало богиню песнями и плясками. «Дендера залита хмельным питьём, прекрасным вином... Фивы исполнены ликования, и весь Египет радуется... Идёт Хатор к своему дому... О как сладостно, когда она приходит!»,- говорится в гимне.

В наиболее знойное время года солнце, считалось, распаляется гневом на людей. С этим представлением связан миф о наказании людей за их грехи по приказанию Ра. Когда Ра состарился («его кости стали из серебра, его плоть из золота, волосы из чистой ляпис-лазури»), люди перестали почитать бога-царя и даже «замыслили против него злые дела». Тогда Ра собрал совет старейших богов во главе с прародителем Нуном (или Атумом), на котором было решено наказать людей. На них напустили солнечное око, любимую дочь Ра, называемую в мифе Сехмет или Хатор. Богиня в образе львицы стала убивать и пожирать людей, их истребление приняло такие размеры, что Ра решил остановить её. Однако богиня, разъярённая вкусом крови, не унималась. Тогда её хитростью напоили красным пивом, и она, опьянев, уснула и забыла о мести. Ра же, провозгласив своим заместителем на земле Геба, поднялся на спину небесной коровы и оттуда продолжал править миром.

С периодом, когда жар солнца слабеет, связан миф, в котором Ра жалит змея, насланная Исидой, пожелавшей узнать его сокровенное имя (египтяне верили, что знание имени даёт власть над его носителем). Исцелить Ра может только Исида, «великая чарами», «госпожа волхований», которая знает заговор против укуса змеи. В награду она требует от Ра назвать ей своё тайное имя. Ра выполняет условие, и Исида исцеляет его.

Борьба солнца с силами мрака отражена во многих мифах. Одним из наиболее страшных врагов Ра является в них владыка подземного мира огромный змей Апоп. Миф повествует, что днём Ра плывёт, освещая землю, по небесному Нилу в барке Манджет, вечером подплывает к вратам преисподней, и, пересев на ночную барку Месектет, плывёт со своей свитой по подземному Нилу. Однако Апоп, желая воспрепятствовать плаванию Ра и погубить его, выпивает воду Нила. Между Ра и его окружением и А попом начинается борьба, победа в которой неизменно остаётся за Ра: Апопу приходится изрыгнуть воду обратно. Ра же продолжает свой путь, чтобы утром опять появиться на небесном Ниле. Существовал также миф, согласно которому Ра-солнце в образе рыжего кота под священной сикоморой города Гелиополя победил огромного змея (Апопа) и отрезал ему голову.

Одним из наиболее ярких и полно сохранившихся мифов о борьбе солнца с врагами является миф о Горе Бехдетском. Гор Бехдетский, считавшийся сыном Ра, сам почитался как солнечное божество, воплощённое в образе сокола. В этом мифе Гор выступает не только как сын Ра, но и как сам Ра, сливаясь с ним в одно синкретическое божество Ра-Гарахути (Гарахути означает «Гор обоих горизонтов»). Миф повествует о том, как Гор, сопровождая ладью Ра, плывущую по Нилу, побеждает всех врагов великого бога, превратившихся в крокодилов и гиппопотамов. Гор - сын Исиды присоединяется к Гору Бехдетскому, и они вместе преследуют бегущих врагов. Уничтожается и предводитель врагов Сет, олицетворяющий всех чудовищ. Происхождение мифа относится ко времени начала обработки меди в Египте (согласно одному из текстов, Гор поразил крокодила гарпуном, сделанным из данного ему Исидой слитка меди). В период складывания древнеегипетского государства победа Гора интерпретируется как победа Верхнего Египта в борьбе за объединение страны, а Гор стал почитаться как бог - покровитель царской власти.

Древнеегипетские мифы об Осирисе

Третий основной цикл мифов Древнего Египта связан с Осирисом. Культ Осириса связан с распространением земледелия в Египте. Он бог производительных сил природы (в «Книге мёртвых» назван зерном, в «Текстах пирамид» - богом виноградной лозы), увядающей и воскресающей растительности. Так, сев считался похоронами зерна - Осириса, появление всходов воспринималось как его возрождение, а срезание колосьев во время жатвы - как умерщвление бога. Эти функции Осириса отразились в чрезвычайно распространённом сказании, описывающем его смерть и возрождение.

Осириса, счастливо царствовавшего в Египте, коварно убил его младший брат, злой Сет. Сестры Осириса Исида (в то же время являющаяся его женой) и Нефтида долго ищут тело убитого, а найдя, оплакивают. Исида зачинает от мёртвого мужа сына Гора. Возмужав, Гор вступает в борьбу с Сетомю На суде богов он с помощью Исиды добивается признания себя единственным правомочным наследником Осириса. Победив Сета, Гор воскрешает отца. Однако Осирис, не желая оставаться на земле, становится царём загробного мира и верховным судьёй над умершими. Трон Осириса на земле переходит к Гору. (В другом варианте мифа воскрешение Осириса связывается с ежегодными разливами Нила, которые объясняются тем, что Исида, оплакивающая Осириса, после «ночи слез» наполняет реку своими слезами.)

Уже в эпоху Древнего царства живущие фараоны рассматриваются как «служители Гора» (что переплетается с представлениями о Горе Бехдетском) и преемнике его власти, а умершие отождествляются с Осирисом. Фараон благодаря магическому погребальному обряду так же оживает после смерти, как ожил Осирис. Начиная с эпохи Среднего царства с Осирисом отождествляется не только фараон, но и каждый умерший египтянин, а в заупокойных текстах перед именем умершего обязательно ставится имя «Осирис». Такая «демократизация» представлений об Осирисе после падения Древнего царства связана с усилением знати и появлением прослойки богатых простолюдинов в кон. 3-го тыс. до н. э. Культ Осириса становится центром всех заупокойных верований. Считалось, что каждый египтянин, подобно Осирису, возродится для вечной загробной жизни, если будет соблюдён весь погребальный ритуал.

Связанные с Осирисом мифы нашли отражение в многочисленных обрядах. В конце последнего зимнего месяца «хойяк» - начале первого месяца весны «тиби» совершались мистерии Осириса, во время которых в драматической форме воспроизводились основные эпизоды мифа о нём. Жрицы в образах Исиды и Нефтиды изображали поиски, оплакивание и погребение бога. Затем происходил «великий бой» между Гором и Сетом. Драма завершалась водружением посвящённого Осирису столба «джед», символизировавшего возрождение бога и, опосредствованно,- всей природы. В додинастический период праздник заканчивался борьбой двух групп участников мистерий: одна из них представляла лето, а другая - зиму. Победу всегда одерживало лето (воскрешение природы). После объединения страны под властью правителей Верхнего Египта характер мистерий меняется. Теперь борются две группы, из которых одна в одеждах Верхнего Египта, а другая - Нижнего. Победа, естественно, остаётся за группой, символизирующей Верхний Египет. В дни мистерий Осириса справлялись также драматизированные обряды коронации фараонов. Во время мистерии молодой фараон выступал в роли Гора - сына Исиды, а умерший царь изображался Осирисом, сидящим на троне.

Характер Осириса как бога растительности отразился и в другом цикле обрядов. В специальном помещении храма водружалось сделанное из глины подобие фигуры Осириса, которое засевалось зерном. К празднику Осириса его изображение покрывалось зелёными всходами, что символизировало возрождение бога. На рисунках нередко встречается мумия Осириса с проросшими из неё всходами, которые поливает жрец. Представление об Осирисе как о боге плодородия было перенесено и на фараона, который считался магическим средоточием плодородия страны и поэтому участвовал во всех основных обрядах земледельческого характера: с наступлением времени подъёма Нила бросал в реку свиток - указ о том, что начало разлива наступило; первым торжественно начинал подготовку почвы для посева (сохранилась булава начала Древнего царства с изображением фараона, мотыгой взрыхляющего землю); срезал первый сноп на празднике жатвы; за всю страну приносил благодарственную жертву богине урожая Рененутет и статуям умерших фараонов после окончания полевых работ.

Широчайшее распространение культа Осириса отразилось и на представлениях об Исиде. Почитавшаяся как любящая сестра и беззаветно преданная жена Осириса, заботливая мать младенца Гора и одновременно великая волшебница (миф о Ра и змее, версии мифа, по которым Осириса оживила сама Исида, и др.), она в греко-римскую эпоху превратилась во всеегипетскую великую богиню-мать, а её культ распространился далеко за пределы Египта.

Влияние египетских верований на соседние народы

Многие персонажи Е. м. почитались в соседних странах, в частности в Куше (Древней Нубии), который в течение длительного времени находился под властью Египта. Государственным богом Куша был Амон, его оракулы избирали царя. В многочисленных местных формах развивался культ Гора, проникший в Куш ещё в эпоху Древнего царства. Популярностью пользовались мифы об Исиде, Осирисе и Горе, причём Исида считалась покровительницей царской власти (с ней сравнивалась и отождествлялась царица-мать), место Осириса нередко занимали местные божества (Апедемак, Аренснупис, Дедун, Мандулис, Себуимекер). Почитались в Куше также Ра, Онурис, Тот, Птах, Хнум, Хапи, Хатор (в мифе о её путешествии в Нубию богом, возвращавшим её в Египет, выступал отождествлявшийся с Шу Аренснупис). Жители Куша восприняли и многие представления египтян о загробной жизни и суде, который Осирис вершит над умершими.

Отражение древнеегипетских верований в искусстве

Мифологические воззрения Древнего Египта нашли широкое отражение в архитектуре и искусстве, литературе. В египетских храмах и около них стояли скульптурные изображения божеств, мыслившиеся как «тела», в которых эти божества воплощаются. Представления о том, что умершие должны иметь жилище, обусловили строительство специальных гробниц: мастаба, пирамид, скальных склепов. Гробницы и храмы украшались рельефами и росписями на мифологические темы. На случай повреждения или уничтожения мумифицированного тела умершего в гробницу помещали его портретную статую (наряду с мумией призванную быть вместилищем его ба и ка). Росписи и рельефы в гробницах должны были создавать для умершего привычную обстановку: они изображали его дом, членов семьи, празднества, слуг и рабов на полях и в мастерских и т. д. В гробницы помещались также статуэтки слуг, занятых различными видами сельскохозяйственных, ремесленных работ, обслуживанием умершего. В погребениях эпохи Нового царства в большом количестве сохранились т. н. ушебти, особые фигурки, обычно в виде запелёнатой мумии. Считалось, что покойный силой магических заклинаний оживит их и они будут работать за него в загробном мире.

Высокими литературными достоинствами обладала религиозная и магическая литература, в которой запечатлены многие мифологические представления египтян. Широкое отражение получили мифологические сюжеты в сказках. Например, в сказке «Змеиный остров» («Потерпевший кораблекрушение») действует огромный змей, который может испепелить человека своим дыханием, но может и спасти его, предсказать будущее. Этот образ возник под влиянием представлений о богах-змеях. В другой сказке к Реддедет, жене жреца Раусера, в образе её мужа является бог Ра, и от этого брака рождается трое близнецов - детей солнца, основателей новой династии фараонов. Под влиянием мифа об Осирисе была создана сказка о двух братьях Бате и Анубисе, в которой ложно обвинённый Бата погибает, а затем оживает вновь при помощи Анубиса (в образе Баты сохранились также черты бога - быка Баты). В сказке «О кривде и правде» младший брат ослепляет старшего (которого зовут Осирис) и завладевает его добром, однако сын Осириса Гор мстит за отца и восстанавливает справедливость. В сказке о мудром юноше Са-Осирисе (его имя в переводе означает «Сын Осириса») описывается загробное царство, куда он ведёт своего отца, и суд над мёртвыми.
(P. И. Рубинштейн)

Литература о религиях Древнего Египта

Крито-минойская мифология

Критское яйцо с мифообразами

Еще до переселения греческих племен на Балканский полуостров на острове Крит сложилась цивилизация, получившая название по имени царя Миноса, выстроившего на этом острове, расположенном в восточной части Средиземного моря, знаменитый Лабиринт. О том, что царь, а может быть, несколько царей с таким именем правили Критом, упоминается не только в мифах, но и в трудах греческих историков. Упоминается Крит и в египетских текстах.

Придя в упадок после извержения вулкана на острове Тира (современный Санторин), минойская цивилизация отчасти законсервировалась, а отчасти сменилась более грубой микенской культурой (около XV в. до н. э.), получившей свое название от города Микены. Там был обнаружен лучше всего сохранившийся дворцовый комплекс этого времени.

Как в Двуречье и Египте, строительное искусство процветало и на Крите, но похоже, что здесь оно носило преимущественно светский, дворцовый характер. То же относится и к другим искусствам, ведь не было обнаружено ни одного крупного художественного памятника, прославляющего божество. Высказывались предположения, что критяне собирались для религиозных церемоний в особых «священных рощах», как это было у ханаанцев и позднее у греков. Но фактом остается то, что они не стремились запечатлеть в грандиозных постройках, в стенных росписях, в мраморе и граните свои представления о божествах. Возможно, само представление о них у жителей Крита было более расплывчатым, чем у вавилонян или египтян. Если это так, то, возможно, и страх перед могущественными богами был им менее свойственен [поэтому были не свойствены человеческие жертвоприношения].

Темы минойской религии отразились в ее изобразительном искусстве: цветных фресках дворцов, украшениях на металле, вазах и статуэтках. Все эти изображения указывают на то, что главным божеством острова была великая богиня природы – Потниа Терон («владычица животных») [*gwer - зверь], которую некоторые исследователи связывают с фригийской Кибелой или более поздней греческой Артемидой. В произведениях критского искусства ее изображали то грозной царицей диких зверей, повелительницей лесов и гор, то покровительницей растительности и плодородия, то неумолимой правительницей подземного мира.

Несомненно, у жителей Крита существовал культ животных. Первое место занимало почитание быка. Возможно, бык являлся одним из олицетворений сил природы, в частности бушующего моря или грозной стихии землетрясения, что было характерно и для раннеханаанских культов. Во всяком случае, стилизованные изображения бычьих рогов сохранились во многих местах на Крите и островах Эгейского моря. На некоторых минойских печатях божественный бык изображен в виде фантастического существа – человека с бычьей головой, что сразу же напоминает позднейший греческий миф о Минотавре.

Критские дворцы богато украшены также изображениями двойной секиры-лабриса, одного из главных священных символов минойцев. Вероятно, двойной топор является изображением, символом пещер (лабрас), в которых начиная с эпохи неолита устраивались святилища и которые сохранились по сей день. Подобные символы сохранились и в Малой Азии, где у хеттов двойная секира была атрибутом бога Тешуба.

Еще один часто встречающийся символ, изображающий божество, – голубка. Соответственно, голубка и бык могли обозначать женское и мужское начала в природе, олицетворять богиню и бога, что встречается в более поздних верованиях Греции классического периода.

Минойский культ заключался в богослужениях и жертвоприношениях в пещерах (Камарис, Психро и других), на вершинах гор (например, Гробница Зевса, связанная с мотивом бога, умирающего на Крите), в сельских храмах, возведенных вокруг священных рощ, или в специальных дворцовых помещениях. Археологические раскопки Артура Эванса и других открыли следы жертвоприношений быков и других, более мелких животных, следы всесожжений и возлияний. Богине-природе приносили в дар также статуэтки-амулеты, оружие и миниатюрные модели храмов. Элементами религиозной жизни критян были ритуалы, связанные с огнем и совершавшиеся на горах, процессии, возможно ставшие прообразом греческих мистерий, и упомянутые здесь тавромахии.

В позднеминойский период чувствуется усиливающееся индоевропейское влияние на формирование религиозных воззрений минойцев. Эта процветающая морская цивилизация, овладевшая и богатым малоазиатским городом Троей, увязла в междоусобицах, пока завоевания «народов моря» не привели к ее окончательному падению. Это то самое время, когда точно можно установить, что языком критян был греческий. В этот период небесное мужское индоевропейское божество восторжествовало над старой богиней Крита.

Минойская эпоха завершилась катастрофой, возможно совпавшей с сильнейшим извержением вулкана на острове Тира около 1450 г. до н. э. Многие критские дворцы были разрушены и не восстанавливались. Один только Кносский дворец был отстроен заново, хотя и с меньшей пышностью. Народ древних минойцев вынужден был спасаться бегством из засыпанных пеплом долин. Из надписей на письме, названном «критское линейное» [B - которое на греческом], расшифрованном английским ученым М. Вентрисом, нам известно о существовании местных пантеонов с такими божествами, как Посейдон, Зевс, Гера, Артемида, Дионис и др., большая часть которых почиталась в Греции и позднее.

По-видимому, очень древними являются и магические верования древних греков. Особенно долго сохранялись они в области медицины. Во всех греческих полисах почитались боги-врачеватели – Асклепий, Аполлон, Дионис и другие. Вредоносная же магия не имела большого значения. Это подтверждается и тем, что греческая мифология практически не знает собственных колдунов и колдуний. Известная из мифов об аргонавтах волшебница Медея и Кирка (Цирцея), обратившая в свиней спутников Одиссея, явно не греческого происхождения.

Погребальные обряды греков и их представления о загробном мире также возникли в глубокой древности. Умерших зарывали в землю или хоронили в гробнице. Лишь на короткое время у греков возобладал обряд кремации. Это отразилось в гомеровском эпосе: погибшие герои – Ахилл, Аякс, Гектор, Патрокл и другие – сжигаются на погребальном костре. В честь умерших совершаются жертвоприношения, устраиваются пиры и игры. Однако обычай трупосожжения, принесенный в Грецию, вероятно, ионийцами, вскоре исчез и почти не оставил следа в верованиях о загробной жизни. В то же время обычай зарывания трупов в землю наложил свой отпечаток на представления о судьбе усопших. Интересен образ подземного царства – Аида, куда попадают души умерших. Возможно, здесь прослеживается влияние месопотамских верований – та же река, которую надо преодолеть (у греков это Ахеронт), тот же мрачный персонаж – перевозчик Харон. С одной стороны, соблюдая похоронные и поминальные обряды, принося дары на могилу, устанавливая надгробные памятники и разыгрывая на могилах настоящие действа, живые получали некоторую власть над мертвыми. С другой стороны, греки верили в способность мертвых воздействовать на судьбы живых, что в конечном счете и стимулировало благочестие последних. Древнегреческая эсхатология, развивая подобные взгляды, способствовала укреплению как фамильных связей, так и представлений о взаимосвязи двух миров. Вера в обитание мертвых рядом с живущими, около могил, легко уживалась в сознании греков с их существованием в подземном царстве. (Из https://history.wikireading.ru/409071 )

Баскская мифология

Баскская богиня Мари

Пиренеи испещрены священными местами: пещерами, источниками, колодцами, долинами и вершинами гор. Горы и долины были, как думали, жилищем божеств и сверхъестественных существ, и эта земля имела прекрасные ландшафты и зеленые долины, скрытые от смертных. Наиболее известные из всех этих мест, вероятно, равнина Акеларре (Akelarre) в области Наварра. Название происходит от слов "aker" (козел) и "larre" (пастбище). В течение многих лет, это место было связано с колдовством, оно было выбрано, вероятно, как место, где проводились древние ритуалы и приносились жертвы. Церковь уничтожила любую информацию, связанную с языческой религией Басков, и даже отрицала существование таких ритуалов. Однако греческий географ Страбон сообщает, что принесение в жертву козлов было основным ритуалом в религиозных верованиях Ouaskonous.

Из-за многочисленных гор, которые характерны для баскского пейзажа, римляне, а позднее арабы, испанцы и французы были не способны осуществлять контроль над всем регионом. Римляне заняли только часть баскских земель и наложили на них Римский закон, но они не смогли поработить весь баскский народ. Представляется, что Баски ассимилировали в собственную культуру лишь немного иностранных слов и обычаев. Они были последними из всех западноевропейцев, обращенных в христианство.

Появление Kixmi (приход Христианства)

Продвижение христианства на земле, занятой басками было очень медленным процессом. В IX-м столетии нашей эры, в большинстве областей страны фактически было еще много язычников. Язычники стали главными героями многих легенд, причем само слово "язычник" часто является синонимом гигантского дикого человека, имеющего исключительную силу и живущего скрытно в горах, далеко от местных общин. Однако присутствие групп обращенных в христианство людей в определенных местностях уже с IV-ого столетия нашей эры свидетельствует о том, что христианская религия начала распространяться в этих краях уже с начала христианской эры.

Мифология и народные предания будут глубоко затронуты новой религией. Чтобы проиллюстрировать это, достаточно упомянуть легенду о "таинственном облаке". Однажды, около Атау в небе появилось светящееся облако, прибывшее с Востока. "Язычники" были испуганы. Они спросили старика, что бы означало это предзнаменование, и он ответил: "Kixmi (Христос) прибыл. Это конец нашей эры, бросьте меня в пропасть". Приказ старца был исполнен и затем, остальные "язычники", сопровождаемые облаком, попытались скрыться под большим камнем: однако это убежище стало для них могилой.

Следы этого потерянного мира можно найти в предыстории баскского народа, если упорядочить их хронологически, эти следы могли бы предложить идею некоторых наиболее уместных характерных особенностей баскских первоначальных религиозных верований. Многое, однако, может быть восстановлено, если проанализировать этнографические данные, обряды и местный фольклор басков.

Баскский Пантеон

Появление христианства сопровождалось разрушением ритуалов и магических искусств, которые были общими для всех долин Эускаль Эррии. К счастью у басков сильны устные традиции, которые соблюдаются по праздникам даже сегодня с песнями и соревнованиями среди рассказчиков. Есть еще собрание древних мифов и легенд, хотя многие из них никогда не переводились с эускара. Согласно Баскам есть двойственность существ и миров: на одной стороне естественный мир (berezko), на другом - сверхъестественный (aideko); чтобы работать в первом, каждый должен использовать естественные инструменты, а во второй каждый входит через волшебство. Магических средств много, но они все основаны на ADUR, или магической силе, связывающей вещи с их образом. Проклятия или birao передаются благодаря adur, человеку или вещи, которая сигнализирует: символическое действие к изображению испускает свой adur, который работает на расстоянии. Имена - это звуковое изображение вещей. Согласно народной баскской поговорке все, что имеет имя, существует - "Izena duen gutzia omen da". [похоже на африканское шаманство вуду]

Главные баскские боги: Ortzi или Eguzki - богиня солнца, Ilargia или Illargui - лунная богиня, Mari - земная богиня и Sugaar, бог и земли и неба. Ortzi, также называемый Ost или Eguzki, является богом солнца, неба и грома и часто его сравнивают с Юпитером, Зевсом или Тором. Ortzi и его западный эквивалент Osti - первые элементы в дюжине слов подобных словам - "гром", "рассвет" и т.п. Например, таких, как - "радуга" Ortzadar (adar - означает рожок) или "дневной свет" - Orzargi (argi - свет).

В детском языке есть упоминание о женском существе - потомке Земли (Lur). Согласно старому мышлению, солнце рождается от Земли и возвращается обратно к ней. Баски верили, что солнечный свет не нравится ведьмам или определенными категориями ламий, как в рассказе о ламии, чей золотой гребень был украден пастухом. Она уже собиралась забрать его обратно, когда луч восходящего солнца коснулся своим светом человеческой одежды… "Благодари солнце", сказала она и вернулась в свою пещеру. Символы солнца - круги, свастики, цветы чертополоха, очень распространенные мотивы в баскском народном погребальном искусстве. Дольмены, ориентированные с востока на запад является доказательством культа солнца. К сожалению, осталось слишком мало знаний о древних богах и мифах, чтобы иметь представление о том, как им поклонялись и какие ритуалы проводили.

Лунная богиня Иларгия или Illargui предстает во многих мифах и легендах. Поскольку баски являются земледельцами и рыбаками, их жизнь тесно связана с лунным циклом. Луна также является хранителем смерти, сопровождает людей на пути к загробной жизни. Иларгия регулирует мир секретного знания, предсказания и магии. Illargui подобно солнцу, имеет женский род; когда она появляется над восточными горами, спрашивают: "Illargui amandrea, zeruan ze iberri?" (Мать-луна, какие новости ты принесла нам?). Пятница является священной по отношению к ней, так же, как четверг является священным по отношению к небу. Согласно старой вере, луна - свет мертвых, и умирать с вощащей луной считается хорошим предзнаменованием для загробной жизни. Солнце и луна - дети Земли, куда они оба возвращаются после их пробега в небе.

В традиционных рассказах говорится, что лицо земли безгранично во всех направлениях и тот, кто попытается изучить ее границы, обречен на неудачу. Земля содержит сокровища, скрытые в пещерах и горах, которые часто не могут быть найдены, потому что нет никаких точных признаков, чтобы обнаружить их, а также из-за грозных сверхъестественных существ, внушающих ужас искателям сокровищ, и заставляющих их прекращать поиски. Недра земли - обычное жилище духов, божеств и мифических существ, некоторые из которых принимают облик быков, лошадей, козлов и других животных.

Мифический мир басков населен сверхъестественными существами и божествами, которые принимают форму животных или получеловеческих существ, обитающих в пещерах. Среди них один особенно важна Mari - антропоморфическая богиня, одно из самых древних подземных женских божеств. Мари имеет мужа Maju, который также появляется как змея или Sugaar. Очевидно, они живут отдельно. Мари находится на земле, а Maju/Sugaar в море. Когда Maju и Мари встречаются, они вызывают сильные шторма, дожди с градом, громом и молнией. Легенда XVI-ого столетия говорит, что Мари является основательницей Дома Лордов Бискайи. "Леди" или "Дама", как Мари часто называют, живет глубоко под землей, в гротах и пропастях, связанных друг с другом подземными ходами. Обличия Мари, разнообразны: в подземельях она принимает зооморфные формы, на поверхности предстает, как очень красивая, прекрасно одетая леди, которая расчесывает свои волосы золотой гребенкой, иногда она передвигается по небу в колеснице, запряженной лошадями или окруженная огнями. Мари иногда пересекает небо на своей колеснице, запряженной четырьмя белыми лошадями, или едет на белом баране. Она также может являться в виде пылающего дерева, белого облака, радуги, порыва ветра, птицы или огненного серпа, перемещающегося от одной горы к другой. Подобно Персефоне она была похищена быком. Богиня возглавляет всех мифических подземных существ. Иногда она находится в своем жилище не одна, а в окружении волшебных животных или молодых девушек.

Ведьмы и ламии в верованиях басков

Многие из признаков подземной владычицы характерны для ведьм. Легенда рассказывает, что однажды Мари дала кусочек древесного угля одной из ее пленниц, Каталине. Уголь стал чистым золотом. Богиня часто изменяет места своего жительства и в каждом из этих мест обретает особенный характер, как если бы она была не одной и той же, а множеством сестер богинь. Пещеры, где они живут, часто являются местом ночных собраний ведьм - акеларре. Подобно Мари, ведьмы имеют власть над природными явлениями. Путь ведьм называют - Sorgin. Существуют ли ведьмы? Согласно народной поговорке, "Нельзя сказать, что они существуют, но нельзя сказать, что они не существуют". Сами ведьмы подтверждают свое существование, так ответив женщинам-ткачихам из Элдауайен: "Нет, мы не существуем, да мы действительно существуем, мы четырнадцать тысячи здесь". Во многих народных рассказах есть упоминание о похищении людей, которые не верили в них. Есть ведьмы-сверхъестественные существа, не имеющие человеческой природы и люди, ставшие ведьмами. Первые принадлежат кортежу Мари. Они выполняют многие из ее задач, строят мосты и дольмены. Мужчины также могут принадлежать ко второй категории ведьм, но чаще это женщины с плохим характером, чье вмешательство приносит смерть или немощь. Ведьмы нередко превращаются в котов, иногда в собак или баранов, и очень часто передвигаются из одного места в другое, смазывая себя мазью и произнося фразу, которая гласит: "Sasi guztien ganeti eta odei guztien aizpiti" (над всеми шипами и через все тучи).

Ламии или Laminak представляют особую важность. Это сверхъестественные человекообразные существа, имеющие ноги цыпленка, утки или козла. В прибрежных областях они - женщины, нижняя часть тела которых имеет форму рыбы. Ламии могут быть обоего пола, но чаще это все же женские существа. Некоторые легенды описывают их как маленьких людей, живущих под землей [гномы]. Их жилищами являются пещеры, но они могут также обитать вблизи луж и речных омутов. Их привычным делом является вертеть веретено и прялку, строить мосты, дольмены и здания. Ламии часто появляются с золотой гребенкой, они охотно принимают предложения, оставленные мужчинами на наружном подоконнике зданий; они влюбляются и любимы человеческими существами. Если люди случайно входят в их жилище, они любезно приветствуют гостей, пока те ненавязчивы. В противном случае ламии насильно уводят их. Двуличность их природы очевидна. Они могут быть и милосердными, и недоброжелательными. Они становятся чрезвычайно сильными с теми, кого выдворяют, могут выпить кровь и съесть плоть своих жертв. Цикл ламий имеет много связей с ведьмами и сверхъестественными существами.

Другие потусторонние силы в мифах басков

Кроме подземных злорадных существ есть и полезные (familiarrak), а также некоторые водные, сельские, ночные, те, кто летает и т.п.

Есть и другие божества, духи, полубожественные создания, такие как Intxitxu - невидимый дух, строящий кромлехи, мистические каменные круги в горах, которые окружают Оиарцун или Irelu - подземный дух, похищающий тех, кто нарушает его владения. Его таинственные следы могут быть замечены около пещер Армонтаиц и Малькорбуру. Если подняться на гору по имени Убеди, можно услышать его пение, смешанное со звуком ветра.

Около пещер Бальсола и Монтекристо живет Erensuge, ужасная змея, которая привлекает людей дыханием только, чтобы пожрать их. Около пещер Сантимаминье, Сагастигорри и Коваирадеа, встречается полностью красная корова, теленок или бык со свирепыми глазами. Это - Beigorri, опекун многих местожительств Мари. Это животное изображено на многих картинах, найденных в пещерах этого региона.

В области Альбистур и Сегама можно быть напуганным эхом странных стенаний и неожиданным появлением убегающей прочь овцы. Это - Басахаун, который объявляет о своем присутствии и предупреждает пастухов, что надвигается ураган. Basajaun - Бог Леса [аналог славянского Велеса], который находится между миром богов и человека. Он полубог - сильный, волосатый, обладающий признаками животных. Басахаун следит за лесами и всеми дикими существами. Он - сельский бог, бог леса или Дикий Бог. Как полагают, он является защитником овечьих стад. Когда надвигается ураган, Басахаун предупреждает пастухов; он также препятствует приближению волков к овечьим стадам. Дикий Бог первый, кто начал обрабатывать землю. Люди получили это право, когда человек выиграл пари у Басахауна. Он украл семена, которые Басахаун сеял, и возвратился к людям, чтобы научить их, как надо производить пищу.

"Etxe" - культ дома

Баски привязаны к культу дома, etxe. Дом не только место происхождения, но и храм, и кладбище, символ и центр общего пребывания живых и мертвых членов семьи. "Etxekandere" или леди дома - главная жрица внутренних культов, и она выполняет некоторые ритуалы, неотъемлемо связанные со смертью и обучением живых людей. Эти традиции свидетельствуют о большом уважении, которое баски придают женским ролям, настолько большое, что согласно фуэрос выбор наследника падает на первого новорожденного, независимо от того, девочка это или мальчик, вопреки феодальным законам, которые давали эту прерогативу только потомкам мужского пола.

До появления христианства дом использовался как семейное место погребения [как в Сирии и Прибалтике]. Среди верований, которые являются частью религиозных ритуалов, имеется запрет трижды обходить дом. Баскский дом считали неприкосновенным настолько, что он обеспечивал право убежища и неделимости, потому он должен был завещаться членам данной семьи как целый и неделимый. В домашних культах к душам мертвых обращались с молитвами. Они имеют особое значение в баскской культуре. Согласно широко распространенной вере души мертвых появляются в виде света, огней или порывов ветра, иногда как тени. Ночью они часто возвращаются в свой дом через подземные проходы.

Праздники и фестивали у басков

Зимние фестивали

Согласно традиции смерть не нарушает семейной связи. Поминание умерших заключается в магическом зажигании тонких свечей, argizaiolak. Первое ноября - это день, когда начинается Зимний Фестиваль. В таких местах как Амескета в Гипускоа свечи-argizaiolak освещают могилы, чтобы поддержать дух мертвых. Зимнее солнцестояние стало частью длинных Рождественских празднеств. Персонаж по имени Olentzero провозглашает этот сезон и вполне вероятно, что он происходит от некоторых пре-христианских ритуалов. Оленцеро описан как простой угольщик, который был первым, услышавшим хорошие новости. Возможно он это то, что осталось от персонажа, который был связан с церемонией освещения огня в далеком прошлом.

Интересная традиция - традиция избиения рождественского бревна. Укутанное в одеяло бревно приносят в дом. Родственники и дети обращаются с просьбой к бревну, затем каждый из них ударяет бревно три раза маленькой веткой. Когда одеяло удаляют, Рождественское бревно выставляют вместе со свечами и пирогами. Самый важный зимний фестиваль - Карнавал. Во многих городах это празднество сопровождается странными процессиями, в которых участники одеты как цыгане - воспоминание о времени, когда большие племена цыган имели обыкновение приезжать на баскские карнавалы. В области Гипускоа дети двух деревень Амескета и Абалцискета танцуют вокруг всех зданий, чтобы пробудить великодушие соседей. В городе Ласарте-Ориа в карнавальное воскресенье исполняют танец ведьм "Sorgin Dantza".

Летние фестивали

В то время как древние ритуалы зимнего солнцестояния были почти полностью поглощены христианством, традиции летнего солнцестояния остались сильными и нетронутыми. Празднования подчеркивают очищение и восхваление лета и солнца. В ночь летнего солнцестояния фактически во всех деревнях, городах или фермах, зажигают огни. В сельской местности они могут быть замечены на горах и перед фермами. В городах свет зажигали в центре площадей или на соседних площадках. Очень популярная традиция - традиция перепрыгивания через огонь. В деревнях горящие ветки берут из огня и перетаскивают в поля, чтобы защитить их от любых проявлений зла. Через день после летнего солнцестояния, на рынках городов выставляют "счастливые ветки", куски дерева, которые не были полностью сожжены в огне. Считается, что они защищают от пожара.

Заключение

Это только краткое исследование относительно очень старых и малоизвестных традиций. Есть многое, касательно мифологии и магически-духовных навыков, чему можно учиться у баскского народа. Баскские традиции содержат образцы, от которых появилось все знание мира. В глубине знаний этих людей, вероятно, кроются ключи, чтобы открыть двери всех мировых традиций. Генетическая и этнокультурная конституция Басков, отдаленное происхождение их языка, который, по-видимому, происходит непосредственно от наследственной памяти земли и, возможно от слов-искр жизни, упавших от богов с небес, позволяет нам ощущать далекий очарованный сад, вне барьеров времени, населяемый фантастическими и дивными существами.

Попытки стирания знаков Великого Происхождения не были способны затмить неповрежденное сознание действительности, которая появляется во всех гранях мира, как современного, так и нереального, и дикого. Ламии из Байа все еще поют их мелодичные шепоты в порывах ветров, приносящихся с океана, и Мари все еще едет в звездном ночном небе Эускаль Эррии, в своей пылающей колеснице, оставляя позади себя на вершинах гор символы ее любви к прекрасному королевству. И на улицах деревень, в сельской местности, и в городах все еще можно слышать мучительные стенания по Миру, который не был достигнут и по Свободе, в которой навсегда отказано Euskaldunak - людям, говорящим на баскском языке.
(Источник - http://www.artamonova.es/ruso/html/euskadi/mitos.shtml )


Главная
Мифы : австралийские | азиатско-сибирские | американские | африканские | древневосточные | индоевропейские (в т.ч. славянские) | океанийские | сюжеты, а также библиографию, веб-энциклопедии и авторские статьи (например, Родина Ахилла - Тамань и Пенайские банки - сооружение древних) )
Религии | Астрология | ностратическая мифология
На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 27.04.2020
Яндекс.Метрика