Версия для печати

Общая теория языковой системы (основания языка)

Главная > Лингвистика > Язык как система > Глоттобазис

Появление нового в старом

Язык есть система, которая подчиняется только своему собственному порядку. (Ф. Соссюр)

Задача всегда диктует внешний вид. (Луис Салливан, (Louis Sullivan), архитектор и «отец небоскребов»)

Здесь описываются свойства языка как системы: ее ядро, компоненты, их взаимодействие, источники и направления изменений.

Разделы страницы об основаниях языковой системы и системном подходе в языкознании:


Миссия языка (языковая доминанта) и системная лингвистика

Системная лингвистика — это очередной этап осмысления и упорядочения того опыта и тех достижений, которые получены различными направлениями лингвистики, и в том числе — структурализмом, а также опыта, который можно позаимствовать из других наук (в первую очередь, из кибернетики), имеющих дело со сложными самонастраивающимися системами.(Г.П. Мельников, основатель системной лингвистики)

Описание языков определенного типа сводится при системном подходе к формулировке доминанты, после чего, учитывая лишь общие законы самонастраивания, удается дедуктивно, в виде цепи следующих друг из друга импликаций, вывести конкретные свойства этих языков. Сама доминанта выявляется в настоящее время индуктивно, но контролем удачности ее определения является тот факт, что после формулировки доминанты, на конкретном материале становится очевидным, что «в языке нет автономных и не сообщающихся друг с другом областей» (Р. Якобсон), т.е. существует системная взаимообусловленность между всеми ярусами языка (и между последовательными фазами перестройки этих ярусов, если анализируется динамика развития языка). Открывается возможность интерполяции незафиксированных и экстраполяции предстоящих состояний системы языка (вопреки мнению Э. Косериу, что предвидение будущих эволюций — не проблема науки), причем именно оптимизация по доминанте, а не максимализация по какому-либо частному параметру (например, артикуляционному в соответствии с принципом экономии А. Мартине) позволяет рассматривать языковые явления «как беспрерывную цепь причин и следствий» (И. Бодуэн де Куртенэ).

К настоящему времени методами системного анализа удалось выявить доминанту следующих типов языков: семитских, китайского, алтайских, банту, абхазо-адыгских - и понять причинную взаимообусловленность синтаксиса, семантики, морфологии, фонологии и фонетики в строе перечисленных языков.

Детерминанта строя английского языка

Движущий механизм функционирования абхазо-адыгских языков.

Детерминанта строя английского языка

Об английской языковой системе.

Детерминанта строя языков банту

Взаимосвязанные особенности бантусских языков.

Детерминанта строя праиндоевропейского языка

Системность праиндоевропейского языка и её остатки в языках-потомках.

Детерминанта строя китайского языка

Если ведущей грамматической тенденцией, т.е. детерминантой строя, китайского языка является тенденция к лексикализации (по Соссюру), т.е. к выражению максимума информации с помощью непроизводных слов по возможности вещественного, но не грамматического (служебного) значения, то очень многие особенности китайского языка удается истолковать как естественное следствие этой детерминанты.

Действительно, если не только главное, лексическое, но и дополнительное, служебное, т.е. деривационное и синтаксическое (реляционное) значения должны быть выражены с помощью лексем, то из этого с необходимостью следуют многие семантические и синтаксические свойства китайского, языка, необычные для таких языков, как русский.

Например, тенденция не выражать часть информации, обязательной в русском предложении, если она очевидна из контекста. К такой информации относятся лексемы, выражающие множественность предметов, завершенность — незавершенность действия, связь действия с объектом и т.п. Но, так как грамматически неоформленная лексема близка по своим семантическим свойствам к русскому «голому» корню, то, в принципе, она может быть неоднозначно связана с понятием, которое подразумевал говорящий. Для предотвращения этого в китайском языке приходится широко использовать «расширители контекста», т.е. другие лексемы, которые в смысловом сочетании с данной конкретизируют, делают очевидным понятие, подразумеваемое за основной лексемой.

В качестве расширителей контекста чаще всего используются повторы, пары из антонимов, синонимов, название действия и самого типичного при этом действии объекта, любые уточнители типа «этот», «тот», «все», «одна штука» и т.п. Для расширения контекста используются и уточнители «семантического поля понятия» с общим значением «(такое-то) учение», «(такая-то) манера действия» и т.п.

Все эти свойства, вытекающие из сформулированной детерминанты, приводят объективно к тому, что число лексем (которые можно в русском языке сопоставить с числом корней) в китайской фразе чаще оказывается существенно большим, чем при передаче того же содержания средствами языка, имеющего большое количество специализированных служебных, т.е. чисто грамматических, элементов. Но, чтобы при большом количестве лексем китайская фраза не оказалась гипертрофически длинной, необходимо наложить определенные ограничения на структуру лексем. Нужно, чтобы каждая лексема, оставаясь самостоятельной и легко выделимой на слух речевой единицей, была при этом максимально короткой. Такой самой короткой и легко вычленимой единицей речи является слог. Отсюда понятно, почему в китайском языке границы слога, морфемы и слова так часто совпадают и почти любой слог в определенной конструкции может функционировать как самостоятельное слово. Ясно, что любые фонетические ассимиляции на стыках слогов-морфем затруднили бы их распознаваемость. Поэтому структура слога должна быть такой, чтобы слоговые границы однозначно выявлялись. Это условие может быть выполнено, если в языке используются те слоги, сама артикуляция которых подсказывает, какой произносимый звук с наибольшей вероятностью является концом слога, а какой — началом. Идеальной естественной структурой слога с этой точки зрения является тип СГ (согласный + гласный, в том числе дифтонг). Не случайно этот тип имеется во всех без исключения языках мира, тогда как слоги иной структуры, например ГС, используются в языке лишь после того, как комбинации СГ уже исчерпаны.

Наблюдавшаяся в течение тысячелетий эволюция китайского звукового состава может быть сформулирована как постепенная перестройка слогов различных структур в единую схему (точнее — схему СПГП, где П — полугласный). В настоящее время в северных диалектах китайского языка и прежде всего в литературном пекинском путунхуа, только n и ŋ могут встречаться в конце слога, но и они вокализированы и фактически являются полугласными, поэтому не противоречат четырехэлементной структуре слога. Таким образом, литературный китайский относится к числу таких языков, в которых оптимизация в сторону лексикологичности привела почти к идеальной подгонке фонетической и фонологической системы под требования морфологии и синтаксиса, вытекающих из заданной детерминанты.

Использование в речи только слогов типа СПГП, все элементы которых, кроме гласного, могут отсутствовать, приводит к тому, что сочетание двух согласных на стыке соседних слогов-морфем-слов оказывается невозможным и границы морфем-слов распознаются однозначно. Но, так как укорочение древних корневых слов до одного слога современной структуры резко уменьшило возможности различения корней, то развилась система противопоставления слогов по музыкальному тону и возникла тенденция к увеличению числа гласных.

Оценим, при заданной детерминанте, какие из дифференциальных признаков фонем оказываются наиболее предпочтительными, а какие в процессе адаптации системы китайского языка должны были быть «забракованы».

Чем четче элементы слога СГ противопоставляются по признаку «согласность — гласность», тем больше слог соответствует идеальному. Однако согласные по степени «согласности» далеко не равноценны. Максимально отличаются от гласных глухие согласные, минимально — сонорные. Из сонорных максимальной «слогоподобностью» обладает дрожащий сонант r, который в ряде языков используется как слогообразующий без соседнего гласного (другие сонанты в этой функции встречаются значительно реже). Поэтому естественно, что в китайском языке с течением веков происходило постепенное вытеснение сонанта r из системы согласных и замена его специфическим ретрофлексным гласным.

При произнесении конечного носового полугласного вместо ротового резонатора включается носовой, а поток воздуха не прерывается, как и при артикуляции гласного. Поэтому сочетанию гласного с конечным носовым полугласным литературного языка в китайских диалектах нередко соответствуют назализованные гласные.

Поскольку звонкий согласный не столь идеален в роли согласного, как глухой (когда они противопоставляются в слоге гласному), то становится понятным, что в китайском языке должна была существовать тенденция замены противопоставления «глухость — звонкость» другим противопоставлением, различающим глухие согласные между собой. Этим можно объяснить тот факт, что в литературном китайском языке и в большинстве диалектов все несонанты являются глухими и противопоставляются по признаку «придыхательность — непридыхательность».

И, наконец, поскольку встреча согласных на стыках слогов-морфем-слов в китайском оказывается предотвращенной, то естественно, что «наличие большого числа аффрикат является одной из наиболее характерных особенностей звукового состава китайского языка». Действительно, то, что было недопустимо в структуре семитских морфем, удовлетворяющих детерминанте максимальной деривации корней, совершенно не грозит китайским морфемам, организованным в соответствии с детерминантой максимальной неизменяемости, непроизводности корней, «лексикализации» языка.

Чтобы убедиться в действительном существовании указанных взаимосвязей системы фонем и структуры слога в китайском языке, обратимся к данным диалектологии. Некоторые диалекты, особенно южные, сохранили ряд черт, свойственных древнекитайскому языку. Так, в этих диалектах возможны в конце слога т, р, t, к [?]. Но, как и следовало ожидать, аффрикат в таких диалектах, существенно меньше и частотность их ниже, чем в литературном, и в некоторых говорах противопоставление по звонкости не заменилось противопоставлением по придыхательности.

С еще бóльшим «отставанием» по пути перехода к лексикализации и к слогам типа СГ изменяются морфемы в тибетском языке. При этом исчезновение конечных согласных приводит к возникновению тонов. В тех же языках, имеющих тенденцию к лексикализации, где в исходе слога достаточно широко используются согласные, а деривация может оформляться консонантными префиксами и даже инфиксами, аффрикаты вообще не могут быть допущены как самостоятельные фонемы (например, в кхмерском языке), дрожащий сонант r может стоять в начале слога и звучит раскатисто, как в русском (хотя в конечной позиции он обычно неустойчив). Соответственно в таких языках (например, в кхмерском) не развито противопоставление лексем по тону.

Конечно, морфология, синтаксис и семантика многих языков Юго-Восточной Азии не настолько еще изучены, чтобы достаточно полно можно было выявить специфику их детерминанты. Однако наиболее существенные особенности тенденций их развития в общих чертах ясны, во всяком случае понятно, какие порой диаметрально противоположные оценки получают те или иные субстантные возможности формирования языковых знаков, когда язык оптимизируется в соответствии с семитской или китайской детерминантой.

Детерминанта строя семитских языков

Один из основателей (и продолжателей со времен Соссюра) системного подхода к языку Г.П. Мельников глубоко проник в систему семитских языков и предположил, что семитской языковой доминантой [как и тюркской] является исключение всяческих противоречий, двусмысленностей и исключений из языка с тем, чтобы встретившись после долгих кочевий, носители языка могли без помех пообщаться друг с другом. Язык скотоводов должен быть максимально постоянным, а его эволюционные изменения - минимально вариативными.

Семитская языковая система принципиально ничем не отличается от афразийской языковой системы, являясь продолжателем строя праафразийского языка.

Детерминанта строя тюркских языков

О восхитительной стройности тюркской языковой системы как доведённого до совершенства алтайской языковой системы.

Детерминантная классификация языков

Компоненты языковой системы и их взаимодействие

Смотрите также страницы об общей грамматике, фонетике, лексикологии.

Язык как открытая система (влияние соседних языков)

Смотрите страницу о глоттосинтезе, где исследуется доминантное взаимодействие языков.

Внутренняя эволюция языковой системы

Смотрите страницу об эколингвистике, где рассматривается влияние стихийных и нормативных сил на развитие языка.


Главная > > Системная лингвистика:

Основания языка | Языковые универсалии | Языковые феномены | Реликтовая лингвистика | Книги | Статьи

На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 21.08.2016
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня