Версия для печати

Общая теория языковой системы (основания языка)

Главная > Лингвистика > Язык как система > Глоттобазис

Язык есть система, которая подчиняется только своему собственному порядку. (Ф. Соссюр)

Задача всегда диктует внешний вид. (Луис Салливан, (Louis Sullivan), архитектор и «отец небоскребов»)

Появление нового в старом

Системная лингвистика — это очередной этап осмысления и упорядочения того опыта и тех достижений, которые получены различными направлениями лингвистики, и в том числе — структурализмом, а также опыта, который можно позаимствовать из других наук (в первую очередь, из кибернетики), имеющих дело со сложными самонастраивающимися системами. (Г.П. Мельников, основатель системной лингвистики).

На данной странице описываются свойства языка как системы: ее ядро, компоненты (внешние и внутренние структуры), их взаимодействие, источники и направления изменений.

Разделы страницы об основаниях языковой системы и системном подходе в языкознании:


Система и структура языка, его устойчивость

Внешней структурой языка называется его пространственная, временная и социальная вариантность. Она обусловлена структурой общества, его функционированием и историей. Современное состояние языка — это система его функциональных стилей, форм существования, социальной и иной дифференциации. Исторически внешняя структура проявляется в исторических вариантах языка; например, русский язык известен как древнерусский, среднерусский (великорусский) и новый, современный русский язык.

Внутренняя структура языка состоит из разных ярусов (уровней) языка: звукового, лексико-семантического, грамматического.

Сохранение языка объясняется устойчивостью его звукового и грамматического строя. Устойчивость языка объясняется также постоянством отношений между ярусами языка, категориями и единицами языка, его частями; иначе говоря, устойчивость языка опирается на его системность и [внутреннюю] структурность.

Термины “система” и “структура” имеют, казалось бы, одно и то же значение, являются синонимами. Они нередко заменяют друг друга, хотя совпадают не во всех своих значениях. В “Толковом словаре русского языка” отмечается, что слово система — греческое по происхождению (греч. συστημα буквально означает целое из составных частей'), а слово структура — латинское по происхождению (лат. structura обозначает строение', 'расположение'; struktura verborum — расположение слов). Слово система имеет больше значений и лишь в одном из них совпадает со значением слова структура: “4. Устройство, структура, представляющая собой единство закономерно расположенных и функционирующих частей (книжн.)” (т. IV, стлб. 193).

Когда мы говорим “система языка” или “структура языка”, то подчеркиваем, что язык имеет внутренний порядок, организацию частей в единое целое [причем, и главное - взаимообусловленное между своими частями целое]. Однако мы говорим “структура слова”, но “система склонения”. Следовательно, системность и структурность характеризуют язык и его единицы как единое целое с разных сторон.

Иерархия структур языка (определения)

Система языка — это инвентарь его единиц, объединенных в категории и ярусы по типовым отношениям; структуру языка образуют отношения между ярусами и частями единиц; следовательно, структура языка — лишь один из признаков системы языка. Единица языка, категория языка, ярус языка, языковые отношения — эти понятия не совпадают, хотя они все важны для раскрытия понятия системы языка.

Единицы языка — его постоянные элементы, отличающиеся друг от друга назначением, строением и местом в системе языка. По своему назначению единицы языка делятся на номинативные, коммуникативные и строевые. Основной номинативной единицей является слово (лексема), коммуникативной — предложение, его синтаксический образец. Строевые единицы языка служат средством оформления номинативных и коммуникативных единиц; строевыми единицами являются фонемы и морфемы, формы слов и формы словосочетаний. Единицы языка распределяются по категориям и ярусам языка.

Категории языка — это группы однородных единиц языка; объединяются категории на основе общего, категориального признака, обычно семантического. В русском языке имеются такие категории, как время и вид глагола, падеж и род имени (существительного и прилагательного), категория собирательности [?], категория одушевленности.

Ярус языка — совокупность однотипных единиц и категорий языка. Основными ярусами являются фонетический, морфологический, синтаксический и лексический.

Отношения между структурами языка

Как единицы внутри категории, так и категории внутри яруса связаны друг с другом на основе типовых отношений. Языковые отношения — это те взаимосвязи, которые обнаруживаются между ярусами и категориями, единицами и их частями. Основными типами отношений являются парадигматические и синтагматические, ассоциативные и иерархические.

Парадигматические отношения

Парадигматические (от др.-греч. paradeigma 'пример, образец, модель'.) отношения — это те отношения, которые объединяют единицы языка в группы, разряды, категории. На парадигматические отношения опираются, например, система согласных, система склонения, синонимический ряд. При использовании языка парадигматические отношения позволяют выбрать нужную единицу, а также образовывать слова, их формы по аналогии с имеющимися в языке.

Парадигматические отношения — это отношения взаимной противопоставленности в системе языка между единицами одного уровня, так или иначе связанными по смыслу. На этих отношениях основываются парадигматические ряды (парадигмы) типа ворон— ворона — ворону и т.д. (грамматическая падежная парадигма, в которой противопоставлены друг другу морфемы — окончания разных падежей); кричу — кричишь — кричит (грамматическая личная парадигма, друг другу противопоставляются личные окончания); ворон — сокол — ястреб — коршун и т. д. (лексическая парадигма, друг другу противопоставлены слова, обозначающие хищных птиц) 2. В нашей речевой деятельности мы в зависимости от смысла, который хотим выразить, все время выбираем тот или иной член из парадигматического ряда.

Синтагматические отношения

Синтагматические (от др.-греч. syntagma букв, 'вместе построенное, составленное'.) отношения объединяют единицы языка в их одновременной последовательности. На синтагматических отношениях строятся слова как совокупность морфем и слогов, словосочетания и аналитические наименования, предложения (как совокупности членов предложения) и сложные предложения. При использовании языка синтагматические отношения позволяют одновременно использовать две и более единиц языка.

Синтагматическ и е отношения — это отношения, в которые вступают единицы одного уровня, соединяясь друг с другом в процессе речи или в составе единиц более высокого уровня. Имеется в виду, во-первых, самый факт сочетаемости (ворон соединяется с формой кричит, но не с формами кричу и кричишь, с прилагательным старый, но не с наречием старо; сочетаясь с летит, кричит и многими другими глаголами, нормально не сочетается с поет или кудахчет; мягкие согласные в русском языке соединяются с последующим и, но не с последующим ы). Во-вторых, имеются в виду смысловые отношения между единицами, совместно присутствующими в речевой цепи

Различие синтагматики и парадигматики можно разъяснить на таком примере. Форма слова дорогу (вин. п. ед. ч.), с одной стороны, вызывает в памяти другие формы данного слова (дорога, дорогой, дорогами и т. п.) и близкие по значению слова (путь, стезя, шлях). Названные формы слова — тип склонения; близкие по значению существительные — синонимическая группа, которая построена на парадигматических отношениях лексических значений. С другой стороны, форма дорогу может сочетаться с глаголами, прилагательными и существительными: вижу (переходит, строят и т. п.) дорогу; широкая (лесная, дальняя и т. п.) дорога; дорога полем, дорога в поселке, дорога товарища и т. п. Приведенные словосочетания обнаруживают формальные и смысловые связи слов, построенные на синтагма тических отношениях.

Ассоциативные отношения

Ассоциативные отношения возникают на основе совпадения во времени представлений, т. е. образов явлений действительности. Различают три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту. Эти виды ассоциаций играют большую роль при употреблении эпитетов и метафор, при образовании переносных значений слов. Например, во фразе "Хорошо", — ответила ему Павлина медвежьим голосом (А. Н. Толстой) эпитет медвежий возник на основе ассоциации по сходству между медведем и человеком; эта ассоциация характеризует человека как неуклюжее и неповоротливое существо: медвежий голос “глупой привратницы” Павлины дополняет “рябое, ухмыляющееся, похожее на спелую тыкву, курносое лицо” и толстые губы (Губы у бабы были такие толстые, словно только что она поела киселя с молоком).

Иерархические отношения

Иерархические отношения — это отношения между неоднородными элементами, их подчинение друг другу как общего и частного, родового и видового, высшего и низшего. Иерархические отношения наблюдаются между единицами разных ярусов языка, между словами и формами при их объединении в части речи, между синтаксическими единицами при объединении их в синтаксические типы.

Миссия языка (языковая доминанта) и системный подход в лингвистике

Описание языков определенного типа сводится при системном подходе к формулировке доминанты, после чего, учитывая лишь общие законы самонастраивания, удается дедуктивно, в виде цепи следующих друг из друга импликаций, вывести конкретные свойства этих языков. Сама доминанта выявляется в настоящее время индуктивно, но контролем удачности ее определения является тот факт, что после формулировки доминанты, на конкретном материале становится очевидным, что «в языке нет автономных и не сообщающихся друг с другом областей» (Р. Якобсон), т.е. существует системная взаимообусловленность между всеми ярусами языка (и между последовательными фазами перестройки этих ярусов, если анализируется динамика развития языка).

Открывается возможность интерполяции незафиксированных и экстраполяции предстоящих состояний системы языка (вопреки мнению Э. Косериу, что предвидение будущих эволюций — не проблема науки), причем именно оптимизация по доминанте, а не максимализация по какому-либо частному параметру (например, артикуляционному в соответствии с принципом экономии А. Мартине) позволяет рассматривать языковые явления «как беспрерывную цепь причин и следствий» (И. Бодуэн де Куртенэ).

К настоящему времени методами системного анализа удалось выявить доминанту следующих типов языков: семитских, китайского, алтайских, банту, абхазо-адыгских - и понять причинную взаимообусловленность синтаксиса, семантики, морфологии, фонологии и фонетики в строе перечисленных языков.

При этом ведущую грамматическую тенденцию языка назвали детерминантой строя. [Она близка понятию миссия языка ввиду ее ядерности и первопричинности, из которой разворачивается и образовывается вся остальная ткань языка. На основе этой детерминанты выявлены главные типы языков.]

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя абхазо-адыгских языков

Движущий механизм функционирования абхазо-адыгских языков.

Детерминанта строя английского языка

Об английской языковой системе.

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя языков банту

Взаимосвязанные особенности бантусских языков.

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя праиндоевропейского языка

Системность праиндоевропейского языка и её остатки в языках-потомках.

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя китайского языка

Если ведущей грамматической тенденцией, т.е. детерминантой строя, китайского языка является тенденция к лексикализации (по Соссюру), т.е. к выражению максимума информации с помощью непроизводных слов по возможности вещественного, но не грамматического (служебного) значения, то очень многие особенности китайского языка удается истолковать как естественное следствие этой детерминанты.

Действительно, если не только главное, лексическое, но и дополнительное, служебное, т.е. деривационное и синтаксическое (реляционное) значения должны быть выражены с помощью лексем, то из этого с необходимостью следуют многие семантические и синтаксические свойства китайского языка, необычные для таких языков, как русский.

Например, тенденция не выражать часть информации, обязательной в русском предложении, если она очевидна из контекста. К такой информации относятся лексемы, выражающие множественность предметов, завершенность — незавершенность действия, связь действия с объектом и т.п. Но, так как грамматически неоформленная лексема близка по своим семантическим свойствам к русскому «голому» корню, то, в принципе, она может быть неоднозначно связана с понятием, которое подразумевал говорящий. Для предотвращения этого в китайском языке приходится широко использовать «расширители контекста», т.е. другие лексемы, которые в смысловом сочетании с данной конкретизируют, делают очевидным понятие, подразумеваемое за основной лексемой.

В качестве расширителей контекста чаще всего используются повторы, пары из антонимов, синонимов, название действия и самого типичного при этом действии объекта, любые уточнители типа «этот», «тот», «все», «одна штука» и т.п. Для расширения контекста используются и уточнители «семантического поля понятия» с общим значением «(такое-то) учение», «(такая-то) манера действия» и т.п.

Все эти свойства, вытекающие из сформулированной детерминанты, приводят объективно к тому, что число лексем (которые можно в русском языке сопоставить с числом корней) в китайской фразе чаще оказывается существенно большим, чем при передаче того же содержания средствами языка, имеющего большое количество специализированных служебных, т.е. чисто грамматических, элементов. Но, чтобы при большом количестве лексем китайская фраза не оказалась гипертрофически длинной, необходимо наложить определенные ограничения на структуру лексем. Нужно, чтобы каждая лексема, оставаясь самостоятельной и легко выделимой на слух речевой единицей, была при этом максимально короткой. Такой самой короткой и легко вычленимой единицей речи является слог. Отсюда понятно, почему в китайском языке границы слога, морфемы и слова так часто совпадают и почти любой слог в определенной конструкции может функционировать как самостоятельное слово. Ясно, что любые фонетические ассимиляции на стыках слогов-морфем затруднили бы их распознаваемость. Поэтому структура слога должна быть такой, чтобы слоговые границы однозначно выявлялись. Это условие может быть выполнено, если в языке используются те слоги, сама артикуляция которых подсказывает, какой произносимый звук с наибольшей вероятностью является концом слога, а какой — началом. Идеальной естественной структурой слога с этой точки зрения является тип СГ (согласный + гласный, в том числе дифтонг). Не случайно этот тип имеется во всех без исключения языках мира, тогда как слоги иной структуры, например ГС, используются в языке лишь после того, как комбинации СГ уже исчерпаны.

Наблюдавшаяся в течение тысячелетий эволюция китайского звукового состава может быть сформулирована как постепенная перестройка слогов различных структур в единую схему (точнее — схему СПГП, где П — полугласный). В настоящее время в северных диалектах китайского языка и прежде всего в литературном пекинском путунхуа, только n и ŋ могут встречаться в конце слога, но и они вокализированы и фактически являются полугласными, поэтому не противоречат четырехэлементной структуре слога. Таким образом, литературный китайский относится к числу таких языков, в которых оптимизация в сторону лексикологичности привела почти к идеальной подгонке фонетической и фонологической системы под требования морфологии и синтаксиса, вытекающих из заданной детерминанты.

Использование в речи только слогов типа СПГП, все элементы которых, кроме гласного, могут отсутствовать, приводит к тому, что сочетание двух согласных на стыке соседних слогов-морфем-слов оказывается невозможным и границы морфем-слов распознаются однозначно. Но, так как укорочение древних корневых слов до одного слога современной структуры резко уменьшило возможности различения корней, то развилась система противопоставления слогов по музыкальному тону и возникла тенденция к увеличению числа гласных.

Оценим, при заданной детерминанте, какие из дифференциальных признаков фонем оказываются наиболее предпочтительными, а какие в процессе адаптации системы китайского языка должны были быть «забракованы».

Чем четче элементы слога СГ противопоставляются по признаку «согласность — гласность», тем больше слог соответствует идеальному. Однако согласные по степени «согласности» далеко не равноценны. Максимально отличаются от гласных глухие согласные, минимально — сонорные. Из сонорных максимальной «слогоподобностью» обладает дрожащий сонант r, который в ряде языков используется как слогообразующий без соседнего гласного (другие сонанты в этой функции встречаются значительно реже). Поэтому естественно, что в китайском языке с течением веков происходило постепенное вытеснение сонанта r из системы согласных и замена его специфическим ретрофлексным гласным.

При произнесении конечного носового полугласного вместо ротового резонатора включается носовой, а поток воздуха не прерывается, как и при артикуляции гласного. Поэтому сочетанию гласного с конечным носовым полугласным литературного языка в китайских диалектах нередко соответствуют назализованные гласные.

Поскольку звонкий согласный не столь идеален в роли согласного, как глухой (когда они противопоставляются в слоге гласному), то становится понятным, что в китайском языке должна была существовать тенденция замены противопоставления «глухость — звонкость» другим противопоставлением, различающим глухие согласные между собой. Этим можно объяснить тот факт, что в литературном китайском языке и в большинстве диалектов все несонанты являются глухими и противопоставляются по признаку «придыхательность — непридыхательность».

И, наконец, поскольку встреча согласных на стыках слогов-морфем-слов в китайском оказывается предотвращенной, то естественно, что «наличие большого числа аффрикат является одной из наиболее характерных особенностей звукового состава китайского языка». Действительно, то, что было недопустимо в структуре семитских морфем, удовлетворяющих детерминанте максимальной деривации корней, совершенно не грозит китайским морфемам, организованным в соответствии с детерминантой максимальной неизменяемости, непроизводности корней, «лексикализации» языка.

Чтобы убедиться в действительном существовании указанных взаимосвязей системы фонем и структуры слога в китайском языке, обратимся к данным диалектологии. Некоторые диалекты, особенно южные, сохранили ряд черт, свойственных древнекитайскому языку. Так, в этих диалектах возможны в конце слога т, р, t, к [?]. Но, как и следовало ожидать, аффрикат в таких диалектах, существенно меньше и частотность их ниже, чем в литературном, и в некоторых говорах противопоставление по звонкости не заменилось противопоставлением по придыхательности.

С еще бóльшим «отставанием» по пути перехода к лексикализации и к слогам типа СГ изменяются морфемы в тибетском языке. При этом исчезновение конечных согласных приводит к возникновению тонов. В тех же языках, имеющих тенденцию к лексикализации, где в исходе слога достаточно широко используются согласные, а деривация может оформляться консонантными префиксами и даже инфиксами, аффрикаты вообще не могут быть допущены как самостоятельные фонемы (например, в кхмерском языке), дрожащий сонант r может стоять в начале слога и звучит раскатисто, как в русском (хотя в конечной позиции он обычно неустойчив). Соответственно в таких языках (например, в кхмерском) не развито противопоставление лексем по тону.

Конечно, морфология, синтаксис и семантика многих языков Юго-Восточной Азии не настолько еще изучены, чтобы достаточно полно можно было выявить специфику их детерминанты. Однако наиболее существенные особенности тенденций их развития в общих чертах ясны, во всяком случае понятно, какие порой диаметрально противоположные оценки получают те или иные субстантные возможности формирования языковых знаков, когда язык оптимизируется в соответствии с семитской или китайской детерминантой.

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя семитских языков

Один из основателей (и продолжателей со времен Соссюра) системного подхода к языку Г.П. Мельников глубоко проник в систему семитских языков и предположил, что семитской языковой доминантой [как и тюркской] является исключение всяческих противоречий, двусмысленностей и исключений из языка с тем, чтобы встретившись после долгих кочевий, носители языка могли без помех пообщаться друг с другом. Язык скотоводов должен быть максимально постоянным, а его эволюционные изменения - минимально вариативными.

Семитская языковая система принципиально ничем не отличается от афразийской языковой системы, являясь продолжателем строя праафразийского языка.

Сетевые ресурсы:

Библиографические ссылки:

Детерминанта строя тюркских языков

Раздел о восхитительной стройности тюркской языковой системы как доведённого до совершенства алтайской языковой системы.

Библиографические ссылки:

Системная типология языков

Детерминантная классификация языковых групп и семей


                                      Языки
                                      |   |
                    -------------------   ---------------------
                    |                                         |
             С одноядерными                           С многоядерными
             высказываниями                            высказываниями
                 |    |                                    |    |
          --------    --------                      --------     --------
          |                  |                      |                   |
    С конкретными     С абстрактными          С конкретными      С абстрактными
    универсальными    универсальными          специальными       универсальными
    монемами, как      уточняющими             уточняющими       монемами, как
    китайский язык       монемами               монемами         абхазский язык
                           |  |                   |  |
          ------------------  |                   |  --------------------
          |                   |                   |                     |
     Конкретные          Конкретные            Абстрактные          Абстрактные
  монемы уточняют-    монемы уточняют-       монемы уточняют-     монемы уточняют-
  ся факультативно,   ся обязательно         ся обязательно      ся факультативно,
 как тюркские языки        |  |                   |  |            как языки банту
                           |  |                   |  |
          ------------------  |                   |  --------------------
          |                   |                   |                     |
       Функция           Используются           Прочие              Например,
    деривационного       деривационно-       многоядерные        австронезийские
    и реляционного        реляционные      инкорпорирующие,          языки
 уточнения закреплено     уточняющие       полисинтетические
 за разными классами      абстрактные      [многие индейские]
   абстрактных монем,     монемы, как      и агглютинативные
  как семитские языки  славянские языки  [алтайские, уральские]

Источник:

Дополнительные ссылки:

Структурная (внутренняя) лингвистика

Внутренняя, или структурная, лингвистика изучает систему языка, ее единицы и категории, ее уровни (ярусы) и их структуру. Единицы языка, их отношение друг к другу в системе языка, их языковая форма и языковое содержание — вот что является и объектом и предметом науки о внутренней структуре и системе языка.

Компоненты языковой системы и их взаимодействие

Смотрите также страницы об общей грамматике, фонетике, лексикологии.

Внутренняя эволюция языковой системы

Внутренние законы — это исторические изменения внутренней структуры языка, это языковые, внутренние изменения единиц и категорий языка.

Смотрите страницу об эколингвистике, где рассматривается влияние стихийных и нормативных сил на развитие языка.

Внешнее развитие языковой системы

Внешние законы развития языка — это законы изменения его функций и структуры под влиянием неязыковых причин: изменения экономического и социального строя общества, торговых контактов народов, их переселения, войн. Внешние законы исторического развития изменяют прежде всего внешнюю структуру языка, например взаимоотношения литературнописьменного и народно-диалектного языка.

Деление языков (диалектов) и объединение языков и диалектов — два основных процесса развития языка. Эти процессы обозначаются специальными терминами — дифференциация (дивергенция, расхождение) и интеграция (конвергенция, схождение). Эти процессы противоположны друг другу.

При дифференциации происходит территориальное и социальное распределение носителей языка, в результате которого возникают родственные языки и диалекты. Интеграция, напротив, такой исторический процесс, в ходе которого происходит объединение языков и диалектов. Дифференциация увеличивает число языков, интеграция сокращает их число. Частным случаем интеграции являются контакты языков, приводящие к заимствованию лексики и образованию межъязыковых лексических (в основном терминологических) зон.

Дифференциация и интеграция — социальные языковые процессы, так как расхождение и схождение языков объясняется экономическими, военными, политическими, культурными и научными [?] причинами. Именно они, эти факторы, порождают конкретное своеобразие отдельных языков.

[Во-первых, не назвали самый главный фактор - географический, во-вторых, диалекты появляются и в связи с внутренними причинами - разными вариантами внутреннего развития языковой системы]

Язык как открытая система (влияние соседних языков)

Смотрите страницу о глоттосинтезе и контактологии, где исследуется доминантное взаимодействие языков.


Главная > > Системная лингвистика:

Основания языка | Языковые универсалии | Языковые феномены | Реликтовая лингвистика | Книги | Статьи

На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 08.12.2018
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня