Версия для печати

Албанский язык (шкипетар) и албанистика

Главная > Лингвистика > Языки > Ностратические > Индоевропейские > Палеобалканские > Албанский
Словари палеобалканских языков: Албанский | Древнемакедонский | Иллирийский | Фракийский | Фригийский

Албанския язык - отдельная ветвь индоевропейской семьи языков. Официальный язык Албании. Письменность на основе латинского алфавита. Имеет гегский (на севере) и тоскский (на юге) диалекты.

По данным на конец 1980-х годов, в Албании проживает ок. 3,2 млн. носителей албанского языка; еще 1,7 млн. живут на территории бывшей Югославии (преимущественно в области Косово, а также в Македонии и Черногории), некоторое количество говорящих имеется в Греции (Эпир, Аттика, Беотия, о. Эвбея, Пелопоннес, о-ва Гидра, Специя, Порос), Южной Италии (Калабрия, Апулия) и на Сицилии. Некоторое количество албанцев издавна проживает в Болгарии (с. Мандринце). В пределах Украины с начала XIX века существовало несколько албаноязычных сёл (в Запорожской и Одесской областях), старейшее из которых с. Жовтневое (бывшее Каракурт в Одесской области).

Разделы страницы об албанском языке:

Смотрите также албанский лексикон.


Место и связи албанского языка

Предполагается, что албанский язык продолжает один из исчезнувших палеобалканских языков. Генетически наиболее близок к иллирийскому, мессапскому и фракийскому.

Траутман представляет такие данные Г. Мейера относительно состава лексики албанского языка: на 5110 албанских слов имеется 1420 слов романского происхождения, славянского – 540, турецкого – 1180, 840 – из новогреческого языка, 400 – наследие индоевропейского и 730 – неизвестного происхождения [каких? исследовать!].

Наибольшее количество общих слов в албанском языке с греческим (без учета общеиндоевропейского лексического фонда) – 167, далее идут германский – 152 общих слова с албанским, балтийский – 146, итальский – 131, иранский – 128, индийский – 111, армянский – 76.

Как видим, албанский и другие палеобалканские находятся между греческим, балто-славянскими и германскими языками. Об этом говорят и этнонимы: венеты и венеды, анты (славяне), геты, даки (фракийцы) и готы, даны (германцы), япиги (иллирийцы) и ятвяги (балты). И в сфере топонимов - этноним "иллирийцы" происходит от "вислурийцы" - жители Вислы (которая раньше называлась Вистулой).

Кстати, пруссы называли албанцев именно иллирийцами.

Причём, по лексическим сближениям албанский аналогичен армянскому - у последнего также наибольшее количество изоглосс с греческим, а потом с германским. Возможно, это потому, что сама армяно-фригийская группа является частью палеобалканской.

Аргументы иллирийской и фракийской гипотез принадлежности праалбанского

Протоалбанский принадлежал к палеобалканскому лингвистическому ареалу, примыкавшему к древнегреческой языковой области с северо-запада и с северо-востока [а с севера?]. Было много споров о том, является ли албанский язык продолжением иллирийского или фракийского. Как от иллирийского, так и от фракийского не сохранилось текстов, и поэтому ни одна из этих гипотез не может быть с полной достоверностью верифицирована с помощью строго лингвистической аргументации. Отдельные глоссы и довольно богатая ономастика, хотя и не дают однозначного ответа на поставленный вопрос, позволяют, однако, существенно подкрепить одну из предложенных гипотез, а именно, иллирийскую, как это стало очевидным в последнее время. Э. Хэмп показал, что в ее пользу говорят также скудные данные мессапского языка, который, по всей вероятности, относился к иллирийским. Так как историческая область поселения албанцев соответствует южной части ареала расселения иллирийских племен, можно предполагать, что протоалбанский был одним из южноиллирийских диалектов. Такое предположение в свое время высказывалось Фр. Миклошичем, Г. Мейером, П. Кречмером и Н. Йоклем.

В первой половине нашего столетия заметно преобладала, однако, гипотеза о фракийском происхождении албанцев и албанского языка, особенно после выхода в 1927 г. полемической статьи Г. Вейганда. Решительным противником иллирийской гипотезы о происхождении албанского языка был также Вл. Георгиев.

В последние десятилетия теория иллирийского происхождения протоалбанского снова получила довольно широкое признание. Э. Чабей, В. Цимоховский, Э. Хэмп, В. Пизани подкрепили ее новыми аргументами. С исторической точки зрения специалистам-албановедам не стоило большого труда опровергнуть одно за другим большую часть возражений, выдвинутых против этой теории в 1927 г. Г. Вейгандом. Остался в силе лишь один чисто лингвистический аргумент, дающий основание сомневаться в принадлежности протоалбанского к иллирийским языкам. Речь идет о подчеркнутом еще в свое время Г. Хиртом расхождении между сатемным характером протоалбанского и предполагаемой принадлежностью иллирийского к лингвистической области centum. Однако с распространением и утверждением в современной компаративистике идей и методов ареального языкознания преодолимым оказывается и это противоречие.

Непоследовательная сатемность в переходной зоне палеобалканского ареала

Протоалбанский, как и протобалтийский [и балто-славянский?], с которым у него были общими некоторые важные индоевропейские изоглоссы, отличался «непоследовательной сатемностью». Ассибиляции иногда не возникало там, где ее можно было ожидать. Такая непоследовательность может рассматриваться как результат депалатализации, возникавшей при некоторых фонетических условиях (например, в соседстве с сонантами l, r). Так происходило в словах, образованных от индоевропейского корня *kleu- «слышать»: ранненовоалб. (и диалектное) kluhet «он зовется, слывет» (= «слышится»), ср. литов. klausýti, др.-прусск. klausīton, лтш. klausīt «слышать», но ст.-слав, sluti, русск. слыть, русск. слышать. Ср. мессап. императ. klaohi «услышь!», лат. clueō «я зовусь, слыву», др.-в.-нем. hlosēn «слышать» и др. Ср. также алб. mjekrё «подбородок, борода», литов. smakràs, smakrà «борода», хет. zama(n)kur «борода», но др.-инд. smaçru «борода».

Н. Йокль показал, что в албанском ассибиляция индоевропейских палатальных смычных произошла сравнительно поздно. Тождественность развития и.-е. *k' (палатальный) и *k (велярный) перед t позволяет допустить, что в албанском индоевропейские палатальные довольно долго сохраняли эксплозивность. «Непоследовательная сатемность» может служить признаком переходной зоны, простиравшейся в центральной части индоевропейского языкового пространства. В этой переходной зоне могли локализоваться, помимо протоалбанского и протобалтийского, также иллирийский (с мессапским) и, возможно, фракийский. Тенденция к ассибиляции, будучи мощной инновацией позднеиндоевропейского периода, распространявшейся с востока на запад, постепенно ослабевала в переходной зоне. Непоследовательность в реализации этой тенденции давала картину смешения признаков satəm и centum.

Миграция иллирийцев из древнеевропейской области на Балканский п-ов может быть приурочена на основе новейших археологических исследований к периоду энеолита, примерно к III тыс. до н. э. Непрерывность пребывания албанцев в их историческом ареале с греко-римских времен хорошо подтверждается данными топонимики, как это убедительно показал Э. Чабей (см. также другие исследования Э. Чабея). Связь раннеалбанской культуры с южноиллирийской доказывается археологически. Ничто не противоречит тому, чтобы считать протоалбанский южноиллирийским диалектом.

Древнейшая связь протоалбанского с северными индоевропейскими диалектами

Отнесение протоалбанского к иллирийскому лингвистическому комплексу внутри протобалканского языкового ареала находится в полном соответствии с давно установленным фактом особых связей албанского с языками северной части индоевропейской общности, а именно с балтийскими, славянскими и германскими. Эта связь была впервые обнаружена Г. Мейером в конце прошлого столетия. Позднее И. Йокль, детально исследовавший албанскую лексику в ее историко-генетических и ареальных связях, развил и углубил наблюдения Г. Мейера. Йокль полагал, что специальные соответствия албанского, охватывающие, в частности, особую лексическую сферу (прежде всего это обозначения понятий, относящихся к примитивной обработке земли в лесных областях), свидетельствуют о том, что праалбанцы некогда проживали в соседстве с праславянами, прабалтами и прагерманцами в лесных областях северо-восточной части средней Европы. К этому можно добавить, что это соседство должно было существовать в пределах древнеевропейской языковой общности.

Уместно привести здесь также мнение В. Пизани, который интерпретировал ареальные связи протоалбанского в аспекте относительной хронологии. Албано-германские, албано-балтийские и албано-славянские древние лексические соответствия восходят к наиболее раннему периоду; соответствия с фракийским, фригийским, армянским и греческим относятся к относительно более позднему времени. В результате специального исследования албано-германских и албано-балтийских древних языковых связей значительно расширилось количество фактов, относящихся к этой проблеме. Особенно впечатляющими представляются протоалбанские и протобалтийские связи, привлекшие к себе в последнее время особое внимание. Не говоря о важнейших фонетических изоглоссах, многие лексические соответствия выделяются своей характерностью.

Например: • алб. ligё -a f. «болезнь» «праалб. *ligā), i ligё «больной; плохой» (< праалб. *ligas), i lightё «бессильный, слабый» (< праалб. *ligustas), ср. литов. ligà, лтш. liga «болезнь», литов. ligustas «больной»; • алб. mal, -i m «гора» «праалб. *malas), ср. лтш. mala «берег»; • алб. mot, -i m «год; погода» (< праалб. *mētas), ср. литов. *mētas «время», мн. ч.: mētai «год»; • алб. i thjermё «серый, пепельно-серый» «праалб. *sirmas), ср. литов. širmas, širvas «серый». Яркие соответствия отмечаются также в словообразовательных суффиксах.

Таким образом, на уровне протоалбанского могут быть расширены наши представления об иллирийской ветви индоевропейского, что открывает еще один источник сведений о древнеевропейской языковой общности.

Этимология албанского языка

История албанского языка (периодизация)

Периодизация истории албанского языка по А. В. Десницкой:

  1. Протоалбанский период (= праалбанский язык). Имеется в виду и.-е. язык, некогда составивший основу позднейшего албанского. Основной круг исследований в области протоалбанской, или праалбанской, проблематики составляют вопросы:
    1. родственные связи праалбанского с расходившимися членами позднеиндоевропейской языковой общности;
    2. древние (добалканские) места расселения протоалбанцев и их миграция на Балканский п-ов;
    3. положение протоалбанского внутри палеобалканского лингвистического комплекса.
    Terminus ad quem - римское завоевание балканских областей, иначе говоря, начало I тыс. н. э.
  2. Древнеалбанский период охватывает I тыс. н. э. Это было время албано-римских, албано-ранневизантийских и албано-раннеславянских языковых контактов. Внутри этого значительного временного отрезка могут быть выделены раннедревнеалбанский и позднедревнеалбанский периоды. Процесс образования собственно албанского (древнеалбанского) языка можно представить в виде следующего гипотетического построения: Основу древнеалбанского составили два иллирийских языковых слоя:
    1. Сильно романизированный язык южноиллирийского населения тех частей современной албаноязычной территории, которые принадлежали к области интенсивной римской колонизации (преимущественно равнины и плодородные долины).
    2. Лишь поверхностно затронутый римским влиянием язык полунезависимых горных иллирийских племен.
  3. Среднеалбанский период. Этот этап албанской языковой истории, как и древнеалбанский, не документируется текстами. Хронологически он может быть приурочен к первой половине II тыс. н. э. - ко времени существования дотурецких феодальных княжеств на территории Албании.
  4. Новоалбанский период - с конца XV в. по настоящее время. Внутри этого периода, относительно хорошо известного как по письменным текстам, так и по результатам сравнительно-исторического изучения диалектов, может быть дополнительно выделено ранненовоалбанское состояние - с XV до конца XVIII столетия.

Краткий обзор особенностей албанского языка

В грамматике и словарном фонде албанский язык носит ярко выраженный креолизованный характер, являясь "недороманизованным" южноиллирийским языком.

Особенности албанской морфологии

В сравнении с системой древнеиндоевропейских форм собственно албанская морфология предстает в сильно измененном виде и выглядит модернизированной. Такое ее состояние обнаруживается уже в самых ранних письменных источниках (XV-XVI вв.). С тех пор албанская языковая структура уже существенно не изменялась. Ко времени начала письменной традиции период коренных преобразований в языке лежал уже в далеком прошлом.

Преобразования совершились в древнеалбанскую эпоху - в I тыс. н. э. Направление фонетических и морфологических процессов, которые в тот период разрушали и видоизменяли унаследованный облик индоевропейской структуры албанского языка, прослеживается средствами внутренней реконструкции. Так, можно видеть, что система индоевропейского основообразования в целом оказалась разрушенной, а унаследованные флексии оказались по большей части редуцированными. Отдельные их остатки, включенные в новые морфологические структуры, не всегда могут быть однозначно идентифицированы. Внешнее сходство некоторых албанских формативов с древними индоевропейскими флексиями часто оказывается иллюзорным, особенно если принять во внимание характерную для албанской морфологии омонимию окончаний.

С полным основанием можно утверждать, что албанский принадлежит к тем и.-е. языкам, которые довольно рано утратили древнюю систему флексий. Однако его особенность состоит в том, что, несмотря на все потери, дальнейшее развитие его не пошло по линии усиления аналитизма. Основным принципом внутренней организации албанской языковой структуры стала регенерация флективного строения, но с элементами аналитизма. Обновленная система флексий, образовавшаяся в древнеалбанский период, существенно отличается, однако, от унаследованной и не должна рассматриваться как возникшая в результате «склеивания» сохранившихся обломков старого. Сохранившиеся элементы индоевропейской системы флексий и системы индоевропейского основообразования оказались в албанском языке включенными в новые морфологические ряды, организация которых подчинена требованиям нового структурного целого. Таким образом, ни сохранения, ни восстановления унаследованной морфологической системы в албанском языке не наблюдалось.

Фонетические процессы древнеалбанского периода с наибольшей разрушительной силой действовали в системе именного формообразования. В этой области потери особенно чувствительны - полностью разрушенной оказались унаследованная система индоевропейских именных основ, большая часть падежных окончаний подверглась редукции. Обновленная система именных форм, очень сходная с восточнороманской (собственно с румынской), выглядит сильно упрощенной по сравнению с индоевропейской. Различаются (притом только в единственном числе) всего два типа склонения, распределяющиеся в основном по грамматическим родам. Заметная вариабельность флексий (только в мужском роде) зависит от фонетического характера конечного звука основы. Для флективного формообразования как в системе албанского имени, так и в системе глагола особенно релевантным оказалось противопоставление гуттуральных и негуттуральных исходов основы. С семантической стороны одним из основных различий, определивших в албанском языке всю систему именного формообразования, оказалось специфически «балканское» противопоставление определенных и неопределенных форм имени.

Особенности албанской лексики

В словарном составе албанского языка укоренилось со времени римского завоевания балканских областей большое количество слов латинского происхождения. Положение их в лексической системе равноправно с положением унаследованных ею протоалбанских элементов. И те и другие в одинаковой мере подверглись действию фонетических процессов, морфологических и семантических преобразований. И те и другие принадлежат к основной части албанского словаря.

Латинское происхождение имеют не только многочисленные албанские имена существительные, но также многие прилагательные, наречия, глаголы, отдельные числительные, предлоги, союзы, некоторые словообразовательные элементы. Отсутствуют, однако, морфологические заимствования. Все попытки обнаружить среди латинских элементов, проникших в албанский язык, грамматические форманты (такие попытки предпринимались Ф. Боппом и Г. Мейером) закончились неудачей.

Как уже было сказано выше, слой латинской лексики, закрепившийся в древнеалбанском языке в эпоху римского господства на Балканах, пережил коренные преобразования в рамках языковых процессов, которые привели к созданию на протоалбанской (собственно южноиллирийской) основе нового и.-е языка - древнеалбанского. Латинские элементы приняли участие в этих процессах, которые, вероятно, носили в известной мере характер креолизации. Именно этим определилось характерное отличие латинских элементов в сравнении с другими иноязычными элементами албанской лексики. П омимо морфологической усеченности, обусловленной отпадением окончаний, их отличает также часто наблюдаемое полное изменение фонетического облика, делающее их почти неузнаваемыми. Например, • гег. ranё, тоск. rёrё «песок» < лат. arēna; • гег. vner, тоск. vrer «желчь» < лат. venēnum; • kal «лошадь» < лат. caballus, gjel «петух» < лат gallus; • ar «золото» < лат. aurum; • kofshё «бедро» < лат. соха; • pus «колодец» < лат puteus; kushёrí «кузен» < лат. consobrīnus; • mik «друг» < лат. amēcus; • fqi «сосед» < лат. vicēnus; • ferr «ад» < лат. infernum; • gaz «радость» < лат. gaudium; • fe «вера» < лат. fidēs; • lter «алтарь» < лат. altare и др.

Второй характерной особенностью латинского лексического слоя в албанском является его необычная семантическая широта, исключительное многообразие составляющих его элементов. Здесь можно лишь бегло перечислить отдельные сферы охватываемых им значений. Сюда входят: 1) обозначения социально-исторических понятий, отношений родства; 2) круг понятий, охватывающий человека, его части тела, его физические и духовные проявления; 3) лексика, обозначающая природные явления; 4) поселения и хозяйственную жизнь; 5) домашнюю обстановку; 6) орудия труда; 7) флору (культурные и дикие растения); 8) фауну (домашних и диких животных, птиц, насекомых); 9) наименования абстрактных понятий; 10) элементов духовной жизни; 11) языческой мифологии; 12) христианской религии и др.

Глаголы и прилагательные латинского происхождения передают, по большей части, элементарные, повседневные действия и общезначимые качественные характеристики.

При непредвзятом рассмотрении качественной и количественной, семантической и формальной сторон латинского слоя албанской лексики совершенно закономерным является вывод о том, что этот слой принадлежит к основным, конституирующим элементам языка. Его проникновение в протоалбанский находилось в связи с известным историческим процессом романизации некогда иллирийских областей. В ходе этого процесса и образовался древнеалбанский язык, который приобрел свои собственные своеобразные черты и сменил разрушенный в результате креолизации иллирийский.

Ресурсы по албанскому языку

Смотрите албанскую лексику на дочернем проекте "Лексиконы" (Lexicons.ru)

Обзоры об албанском языке

Труды по исследованию албанского языка

Статьи по албанской компаративистике и др.

Работы по албанской этимологии


Главная > Лингвистика > Языки мира
Палеобалканские : Албанский | Венетский | Иллирийский (+ иллирийский лексикон) | Фракийский (+ фракийский лексикон)

Письменности | Европа | Образование

На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 24.06.2017
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня