Версия для печати

Палеоевропейские языки

Реликтовые средиземноморские языки (неиндоевропейские и несемитские)
Главная > Лингвистика > Языки > Изолированные > Палеоевропейские

Железный век в Италии (народы)

Профессор Г. Кито в книге "Греки" пишет, что слово thalassa ("море") перешло в греческий язык из языка туземных жителей, которых предки греков, впервые увидевшие море, удивленно спрашивали: "Что это?" А на языке этих туземцев thalassa значило "соленая вода". [Возможна следующая этимология: thal-assa < sal ak'ua - и.е. "соленая вода"]

Разделы этой страницы о палеоевропейских языках:

Страницы о реликтовых "средиземноморских" языках (с вотока на запад):

Древние языки Апеннинского полуострова 1 тыс. до н.э.
- железный век) (Карта из Википедии)

Деление "средиземноморских" палеоязыков на 3 группы

Средиземномо́рские языки́ — условное обозначение древних неиндоевропейских языков Южной Европы и островов Средиземного моря, генетическая принадлежность которых остаётся невыясненной. Представлены надписями, глоссами, субстратными словами, ономастикой. Единственным живым представителем средиземноморских языков считается баскский язык. Памятники С. я. от конца 3‑го тыс. до н. э. до первых веков н. э. написаны тремя типами письменности — иероглифической, слоговой и буквенной.

На основании памятников С. я. подразделяются на 3 ареала: 1) доиндоевропейские языки Восточного Средиземноморья, 2) дороманские неиндоевропейские языки Италии и 3) доиндоевропейские языки Пиренейского полуострова.

  1. Догреческие неиндоевропейские языки Восточного Средиземноморья объединяют язык критской иероглифической письменности (остров Крит, конец 3‑го — начало 2‑го тыс. до н. э.), язык рисуночной письменности Фестского диска (остров Крит, 17 в. до н. э.), язык критской линейной письменности A (остров Крит, 16 в. до н. э.), кипро-минойский язык (засвидетельствован на острове Кипр в надписях, представляющих разновидность линейного письма, 15—14 вв. до н. э.), этеокипрский (язык негреческого слогового письма с острова Кипр, 6 в. до н. э.). Структура этих языков из-за трудностей дешифровки и интерпретации языковых памятников пока не поддаётся раскрытию.
  2. К неиндоевропейским дороманским языкам Италии относятся этрусский язык (памятники с 8 в. до н. э.) и ретийский язык (около 100 надписей 3—1 вв. до н. э. из северной Италии, выполненных алфавитом «северноэтрусского» типа). К ним близок язык надписи на стеле с о. Лемнос, географически относящийся к Эгейскому региону. Для всех трёх предполагается существование особой тирренской группы языков. В фонетике их характеризует отсутствие звонких взрывных и наличие глухих взрывных и придыхательных, отсутствие «о» в системе вокализма этрусского и ретийского языков. В морфологии их объединяет наличие общих формантов в системе имени: ‑ś в ретийском и лемносском языках, ‑sl во всех трёх, глагольного форманта ‑ake, ‑axe в ретийском, ‑ke в этрусском, тождество этрусских и лемносских формантов ‑eiś, ‑śi, ‑ai, ‑aith. Отмечен ряд лексических общностей: ретийское lupun, этрус. lupu, lupuke ‘умирать’, ‘жить в прошлом’, лемнос. avś, этрус. avil ‘год’, лемнос. nafoth, этрус. nefs ‘племянник’ и др. Некоторые исследователи (И. М. Дьяконов) отмечают общие черты этих языков с хурритскими языками (глагольные окончания ‑ae, ‑aez, так называемые абстрактные окончания, предположительно в системе имени, ‑s (-si), наслоение равнозначных аффиксов, так называемая морфологическая редетерминация).
  3. К доиндоевропейским языкам Пиренейского полуострова относятся иберский и южнолузитанский языки. Иберский язык засвидетельствован в надписях 4—3 вв. до н. э. в двух разновидностях — северо-восточной, отмеченной на территории вдоль побережья Средиземного моря (от г. Безье в южной Франции до г. Валенсия и далее в глубь Кастилии), и южной (между г. Аликанте и восточной Андалусией). Иберское письмо, созданное на основе греческого алфавита с элементами пунической графики, приспособлено для передачи как отдельных звуков, так и слогов. Фонетическая система иберского языка характеризуется наличием гласных a, e, i, o, сонантов l, r, m, n, звонких взрывных b, d, g, глухих p, t, k, придыхательных h, th, спирантов s, ś, z. О морфологии известно немногое: формы глагола eban, ebanen с неясным грамматическим значением и с семантикой ‘умер’ или ‘погребён’, постпозитивный элемент mi с вероятным значением посессивности. Попытки истолкования иберских надписей с помощью баскского языка не дали результатов. Южнолузитанский язык представлен надписями на варианте иберского письма, обнаруженными в Португалии, на юго-западе полуострова. Структура языка этих надписей не установлена.

Классификация палеоевропейских языков на 6 групп

Палеоевропейские языки представлены весьма фрагментарными данными, затрудняющими оценку как численности и областей распространения этих языков в различное время, так и числа их носителей. До раннеписьменной эпохи (поздний бронзовый век и дохристианская античность) дожила весьма небольшая часть этих языков, причём это были, как правило, анклавы, окружённые носителями индоевропейских языков (то есть процесс их фрагментации и ассимиляции начался задолго до письменной эпохи и подходил к логическому завершению). При этом косвенные данные – археология и впечатления греков и римлян, вступавших в контакт с носителями палеоевропейских языков – позволяют судить о достаточно высоком их культурном разнообразии, то есть о принадлежности разных палеоевропейских народов к разным традициям материальной и духовной культуры, чётко различавшимся уже в эпоху неолита.

Существуют несколько очагов как письменных памятников, так и выделямой субстратной лексики, на основании которых можно судить о разнообразии палеоевропейских языков. На основании письменных памятников выделяются следующие очаги:

  1. Восточно-средиземноморский (представлен различными вариантами минойской письменности на Крите и Кипре эпохи позднего бронзового века, а также «этеокритскими» надписями эпохи античности, выполненными греческим алфавитом). Эти надписи связываются с народами, входившими в сферу влияния минойской цивилизации на Крите и Кипре.
  2. Тирренский (памятники этрусского и ретского языков, а также Лемносская стела, выполненные производными от греческого алфавитами). Связываются с народами, которые античная традиция связывала с тирренами (этрусками).
  3. Палеоиталийский (фрагментарные надписи из Италии на языках, которые античная традиция не связывала с этрусками – такими, как камуннский, северопиценский). Как и надписи тирренского круга, выполнены алфавитами, производными от греческого.
  4. Палеоиспанский (надписи палеоиспанским письмом на тартессийском и иберском языках). К моменту прихода римлян имело место значительное культурное взаимопроникновение, однако археологические данные допускают гипотезу о двух различных культурных очагах – тартессийском и иберском – изначально не связанным друг с другом. Немногочисленные надписи на тартессийских монетах выполнены разновидностью ливийского письма, что говорит о контактах с Северной Африкой.
  5. Аквитано-баскский (представлен личными именами в римской эпиграфике, а также многочисленными современными текстами). Для многих историков и лингвистов остаётся соблазнительной возможность связать басков с палеоиспанскими народами – в первую очередь иберами, однако выдвигавшиеся в поддержку этой гипотезы аргументы пока не общепризнаны.
  6. Палеобританский (фрагментарные надписи на пиктском языке, выполненные огамическим письмом). Этот очаг сохранялся вплоть до раннехристианской эпохи, однако в культуре пиктов заметна высокая степень кельтизации, поэтому часть авторов вообще отрицают некельтский характер пиктского языка.

На основании реконструируемой субстратной лексики также выделяются несколько очагов, частично совпадающие с упомянутыми:

  1. Пеласгский (термин, под которым обычно понимают общую совокупность догреческих языков Греции). Термин связан с народом «пеласги», которых Геродот называл обитателями большей части Греции до прихода греков, и является весьма условным, так как тот же Геродот, как и античная мифология и историография, представляют весьма пёструю этническую картину. Нельзя говорить даже об однородности минойской культуры. Во-первых, античная традиция отличает пеласгов от собственно критян, к тому же локализует пеласгов в основном на материковой Греции, куда остатки минойской культуры стали проникать уже в микенский период, когда в Греции доминировали греки. Во-вторых, минойская культура сама вобрала в себя ряд других, изначально не родственных ей культур, например, кикладскую (ассоциируется с известным античным историкам народом лелеги). Среди части историков популярна гипотеза о связи пеласгов с библейскими филистимлянами, упоминаемыми под названием prst в числе «народов моря» в египетских текстах, однако даже если это так, к филистимлянской лексике можно отнести всего несколько слов. Напротив, «пеласгская» лексика представлена многочисленными глоссами. Современные этимологические словари греческого языка выделяют в нём довольно значительный пласт как лексики, так и отдельных морфем, не выводимых из общеиндоевропейского, и в то же время хорошо связанной с реалиями Греции или её топонимами. Впрочем, часть лингвистов (в СССР это были В.П.Нерознак, Л.А.Гиндин, В.Л.Цымбурский, с осторожными оговорками А.А.Молчанов) считает пеласгский субстрат индоевропейским – либо фракийским, либо иллирийским, либо анатолийским.
  2. Итало-адриатический. Данный субстрат весьма разнороден, и мнения лингвистов весьма неоднозначны по поводу того, что можно включать в его состав. Общепризнанным статусом пользуются этрусские топонимы и глоссы, известные из римских текстов. Намного более спорен статус лексики или отдельных формантов, которые относят к лигурскому, сиканскому языкам, а также неопознанному языку доримской Адриатики (здесь и далее – «палеоадриатический», С. Палига) и доримской Сардинии. Существование таких народов, как сиканы на Сицилии, лигуры в Лигурии и далее на запад, балары и илийцы на Сардинии, корсы на Корсике и севере Сардинии, и т.д. не вызывает сомнений и засвидетельствовано, помимо упоминаний в античных источниках, многочисленными археологическими свидетельствами. Тем не менее, именно в данном случае все гипотезы о субстрате достаточно шатки, поскольку базируются большей частью на лексике и топонимах даже не римского, а современного периода в той мере, в какой её невозможно объяснить из индоевропейских или кельто-италийских реконструкций. Пожалуй, наиболее основательным можно считать статус «палеосардской» гипотезы, поскольку связанная с ней лексика ассоциируется с цивилизацией строителей башен-нурагов, процветавшей на Сардинии вплоть до поздней античности (воинственные жители острова сохраняли относительную самостоятельность в составе Римской империи в обмен на лояльность). Что касается лигурского языка, то не меньшей популярностью пользуется гипотеза о его кельтском происхождении, которая, однако, не объясняет сходство реконструируемых лигурских формантов с сиканскими – на Сицилии, как известно, кельтов не было.
  3. Палеоиспанский. Состоит из многочисленных топонимов и отдельных глосс, связываемых с иберским и тартессийским языками. На уровне выделяемых морфем сходство между иберским и тартессийским минимально. Античные источники свидетельствуют о высокой мореходной активности как иберов, так и тартессийцев. В частности, один из народов Сардинии периода нурагов – балары – считается выходцем из Иберии. Кроме того, вплоть до римского периода сохранялись интенсивные контакты между Пиренейским полуостровом и Северной Африкой.
  4. Аквитано-баскский. Надёжными можно считать лишь реконструкции, связанные с регионом современной Страны Басков и её окрестностями. Попытки обнаружить баскскую лексику за пределами этого региона (в том числе и в античной Иберии) подвергаются большинством исследователей сомнению.
  5. Гидронимы древней Европы. Согласно теории Х. Краэ, гидронимы стран Западной Европы содержат пласт однородной лексики, в частности, корень *dur/*dor для названий рек. Краэ считал, что топонимы восходят к эпохе бронзового века, однако не соотносил их с конкретной культурой или народом.
  6. Догерманский субстрат [северновенетский, хаттский?]. Достаточно старая теория, которую впервые выдвинул З. Файст в 1930-е гг. Современные её сторонники, в частности, Р. Майльхаммер и Дж. Хокинс, полагают, что она позволяет объяснить ряд явлений в германских языках, необычных для индоевропейских языков в целом – в частности, таким, как сильный глагол или закон Гримма. Несмотря на спорность как первого, так и второго положения, сторонниками гипотезы выделена значительная часть прагерманских корней, не имеющих, по их мнению, индоевропейской этимологии. Это, в частности, термины, связанные с мореплаванием, оружием, животным миром, общественными отношениями, ряд бытовых терминов.
  7. Островной докельтский субстрат. Видным сторонником гипотезы является П. Схрейвер, а в России – Т.А. Михайлова. Обычно отождествляется с пиктами, хотя античные и средневековые авторы указывают на существование в более раннюю эпоху других народов, по-видимому, родственных пиктам (как, например, каледоны). Ввиду того, что пиктская грамматика и лексика остаются неизвестными из-за фрагментарности надписей, об островном докельтском субстрате судят по ряду особенностей гоидельских и бриттских языков, чуждых индоевропейским языкам. В грамматике это необычный порядок слов (VSO), местоименные суффиксы, два вида спряжения глагола (зависимое и независимое). В лексике это термины, связанные с бытом и морем.
  8. Среди выделяемых субстратов особняком стоит палеосаамский, поскольку он выделяется в составе языка не индоевропейской, а уральской семьи. Учитывая, однако, относительную культурную однородность доисторической Скандинавии до прихода туда носителей уральских и индоевропейских языков, можно предположить достаточно широкое распространение палеосаамского субстрата в доисторическую эпоху и соотнести его с мезолитическим комплексом археологических культур Комса-Фосна-Хенсбака.

Как видно, все вышеперечисленные языки - хоть в виде эпиграфики, хоть в виде субстрата - относятся к территории вдоль средиземноморского и атлантического побережья, но не к Центральной или Восточной Европе. Следует предполагать, что чем дальше от этих двух побережий, тем раньше индоевропеизировались эти земли - и так вплоть до территории распространения финно-угорских топонимов.

Статьи о палеоевропейских и "средиземноморских" языках

Сетевые сборники статей и перечни библиографий о палеосредиземноморских языках:


Главная > Лингвистика >>

Изолированные языки : Древние: Шумерский | Палеоевропейскиеэтрусским) | Типы изолятов

Изоляты с предлагаемым родством: Айнский | Баскский | Буришский | Кусунда | Нахали | Нивхский

На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Автор и владелец - Игорь Константинович Гаршин (см. резюме). Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 01.07.2021
Яндекс.Метрика