Версия для печати

Древнерусский язык

Главная > Лингвистика > Языки > Ностратические > Индоевропейские > Славянские > Восточно-славянские > Восточнославянские
Славянские словари: Праславянский | Старославянский | Белорусский | Болгарский | Лужицкие | Македонский | Польский | Русский | Сербско-хорватский | Словацкий | Словенский | Украинский | Чешский
Праславянский Дерксена: A | B | C | Č | D | E | Ę | Ĕ | Ę2 | G | I | Ju | | K | L | M | N | O | Ǫ | Ǫ2 | P | R | S | Šč | Š | T | U | V | X | Z | Ž

Древнерусский язык - предок восточно-славянских языков (официальных языков Белоруссии, России и Украины) и разговорный язык Киевской Руси.

В докладе на VII Международном съезде славистов в Варшаве (1973 г.), выдвигая на передний план соотношения между а) древнерусским (древневосточнославянским) книжным типом языка, б) языком собственно литературным [русским изводом церковно-славянского?] и в) языком народно-диалектным, русист Р. И. Аванесов предложил делить историю развития древнерусского языка на 3 эпохи:

  1. XI в. — первая половина XII в.;
  2. вторая половина XII в. — начало XIII в.;
  3. XIII — XIV вв.

Основано данное деление на все более и более, по мнению учёного, углубляющемся расхождении книжно - письменного и народно - диалектного языка с учетом жанровых разновидностей письменных памятников, которые строго разграничены в функциональном отношении.

Разделы страницы о древнерусском языке - его разговорных диалектах и литературных формах:

  • История восточных славян, Руси и древнерусского языка
  • Восточно-славянские диалекты и их преобразование
  • Архаический новгородский диалект (кривичский язык)
  • Древнерусский литературный язык
  • Словари древнерусского языка
  • Учебные пособия и материалы по древнерусскому языку
  • Древнерусская литература всех жанров

Смотрите также библиографию по лексике древнерусского и старорусского языков.


История восточных славян, Руси и древнерусского языка

Также смотрите страницу по древней истории России.

Восточно-славянские диалекты и их преобразование

Восточно-славянские диалекты конца XIV века

Кроме сильно отличающегося от русского и других славянских языков древнепсковско-новгородского диалекта (на племенной основе словен, кривичей и вятичей) восточнославянская языковаяч зона делилась на северо-западный, северо-восточный, центральный, южный и юго-западный диалекты.

После татаро-монгольского нашествия, после распада Киевского государства связь между областями нарушается, резко увеличивается число диалектных элементов в новгородских, псковских, рязанских, смоленских и других областных памятниках литературы. Происходит перегруппировка диалектов: Северо-Восточная Русь отделяется от Юго-Западной, создаются предпосылки для образования трех новых языковых единств: южного (язык украинской народности), западного (язык белорусской народности), северовосточного (язык великорусской народности).

Формирование живой разговорной речи великорусской народности, судьба литературного языка великорусской народности тесно связаны с судьбой Московского государства.

Архаический новгородский диалект (кривичский язык)

Язык восточнославянского (а, может быть, первоначально - западнославянского) племени кривичей, на основе которого образовался древний новгородский диалект, имеет много архаичных черт, по которым его можно противопоставить всем славянским языкам. В первую очередь - там даже не имела места первая палатализация согласных ("цена" - кена и пр. - почти как в балтских kaina).

Другой по архаичности - западно-славянский полабский язык. Там не развилось полногласие (ar > or > ...), но палатализация, не затронувшая кривичский язык, по-видимому, имела место.

Впрочем, кривичи (как и их соседи вятичи) - тоже западнославянское племя, чей язык лишь позже подвергся восточнославянизации.

Возможно, на основе древненовгородского диалекта сложились современные новгородские народные говоры.

Древнерусский литературный язык

Старинная орфографии русского языка

Донациональный период оставил после себя только письменные памятники, за исключением новгородских берестяных грамот, в которых зафиксирована живая диалектная речь. В донациональный и начальный этап национального периода литературным языком в сущности является старославянский, но при переписке текстов в них вносятся черты старорусских диалектов. Церковная литература составляет большую часть книг XI— XIII вв., которые до нас дошли. Сейчас насчитывается около тысячи древнерусских памятников церковного характера, но их было значительно больше. В основе всех церковных памятников — старославянский язык. Переписчики болгарских церковных памятников, переводчики греческой духовной литературы, авторы древнерусских церковных сочинений, монахи и служители церкви прекрасно знали старославянский язык. На старославянской основе сложился церковнославянский язык русской редакции (русского извода).

Концепции происхождения древнерусского литературного языка

В основном можно говорить о существовании трех концепций происхождения русского языка.

I. Концепция руификации древнеболгарского языка

Согласно первой концепции, в Древней Руси был один, болгарский по своему происхождению, литературный язык, который постепенно русифицировался. Концепцию эту развивал А.А.Шахматов, рассматривавший влияние «церковного» произношения даже на звуковой строй древнерусского литературного языка. Более решительно, чем его предшественники, А.А.Шахматов возводил древнерусский, а тем самым и современный русский литературный язык к языку древнецерковнославянскому как непосредственному источнику (Шахматов А.А. Очерк современного русского лит. языка. 4-е изд. М., 1941, с. 60-70). А.А.Шахматов писал о постепенно совершавшемся в ходе исторического развития преобразовании древнеболгарского по происхождению письменного языка в современный русский литературный язык. Сопоставляя историю русского лит. языка с историей западноевропейских языков, развивавшихся в средневековый период под сильным влиянием латыни, А.А.Шахматов пришел к заключению, что церковнославянский «с первых же лет своего существования на русской почве... стал ассимилироваться народному языку, ибо говорившие на нем русские люди не могли разграничивать в своей речи ни свое произношение, ни свое словоупотребление от усвоенного ими церковного языка». Очевидно, А.А.Шахматов допускал, что древнецерковнославянский язык в Киевской Руси использовался не только как язык культа и письменности, но служил и разговорным языком для какой-то образованной части населения. Продолжая эту мысль, он утверждал, что уже памятники 11 в. доказывают, что произношение церковнославянского языка в устах русских людей утратило свой чуждый русскому слуху характер. Таким образом, А.А.Шахматов признавал смешанным состав современного русского литературного языка, считая присущие ему народные, восточнославянские по происхождению, речевые элементы позднейшими, внесенными в него в ходе постепенного его «ассимилирования живой русской речи», элементы же древнецерковнославянские, болгарские по этнолингвистическому истоку, причислял к первоначальной основе литературно-письменного языка, перенесенного от южных славян в Киевскую Русь в 10 в.

Знаменитый русист В.В.Виноградов, развивая эту теорию, говорил о двух типах древнерусского литературного языка: книжнославянском и народнолитературном. Они составляли один литературный язык, в котором ведущая роль принадлежала книжнославянскому (церковнославянскому в своей основе) типу.

А языковед Унбегаун придерживается ещё более крайних взглядов.

II. Концепция восточнославянской разговорной основы

Согласно второй концепции, основа древнерусского литературного языка - восточнославянская, народно-речевая; русский письменно-литературный язык - народный и в звуковом строе, и в грамматических формах, и в конструкциях, и даже в лексико-фразеологическом составе. Однако наряду с этим языком существовал древнецерковнославянский литературный язык русской редакции, который обслуживал нужды Церкви и всей религиозной культуры. Древнерусский литературный язык возник совершенно независимо от церковнославянского и только с конца 12 в. начал испытывать некоторые воздействия с его стороны. Эту концепцию выдвинул и развивал С.П.Обнорский. Ученый подробно проанализировал язык древнейшего юридического памятника Киевской Руси, сложившегося в 11 в. и дошедшего до нас в старшем Синодальном списке «Новгородской кормчей», датируемой 1282 годом. Анализ языка этого памятника (преимущественно фонетики и морфологии) показал, что он почти совершенно лишен каких бы то ни было речевых элементов старославянского происхождения и, наоборот, в нем широко представлены черты восточнославянского характера. Ученый писал тогда: «Русская Правда дает нити для суждения о самом образовании нашего литературного языка. Русский литературный язык старейшей эпохи был в собственном смысле русским в своем остове. Этот русский литературный язык старшей формации был чужд каких бы то ни было воздействиям со стороны болгарско-византийской культуры, но, с другой стороны, ему не были чужды иные воздействия - воздействия, шедшие со стороны германского и западнославянского миров.

На этот русский литературный язык, видимо, взращенный на севере, позднее оказала сильное воздействие южная, болгарско-византийская культура. Оболгарение русского литературного языка следует представлять как длительный процесс, шедший с веками crescendo. Недаром русско-болгарские памятники старшего периода содержат в известных линиях русских элементов даже более, чем сколько их оказывается в современном нашем языке. Очевидно, по этим линиям оболгарение нашего литературного языка последовало позднее в самом процессе его роста» (Обнорский С.П. Русская Правда, как памятник русского лит. языка. // Изв. АН, 1934, с. 749-776). В 1936 году была напечатана его статья «Язык договоров русских с греками ». В 1939 году появилась статья «Слово о полку Игореве» как памятник русского литературного языка». В обеих работах мысли Обнорского нашли дальнейшее развитие и уточнение.

Не выдержало испытаний временем предположение и о первоначальном северном происхождении русского литературного языка. Обращение С.П.Обнорского к источникам (прежде всего к «Слову о полку Игореве») дало возможность говорить о Киевской Руси как о подлинной колыбели русского литературного языка. Отпало и предположение о древнем воздействии на русский литературный язык германской или западнославянской речевой стихии. Не выдержали проверки и отдельные собственно историко-грамматические положения, высказывавшиеся в статье о «Русской Правде», а именно положения о том, что глагольная форма аориста якобы не являлась исконной принадлежностью русского языка и была в него внесена позднее под старославянским (болгарским) воздействием. Преобладание в языке «Слова...» именно этой формы прошедшего времени глагола заставляло отказаться от гипотезы о ее иноязычном происхождении и признать ее исконную принадлежность русскому литературному языку. В «Очерках по истории лит. языка старшего периода» (М.; Л.; 1949) С.П.Обнорский расширяет круг анализируемых памятников древнейшего периода русского литературного языка.

В книге четыре очерка: 1. Русская Правда (краткая редакция); 2. Сочинения Владимира Мономаха; 3. Моление Даниила Заточника; 4. Слово о полку Игореве.

В «Очерках...» уделяется достаточное внимание не только звуковому и морфологическому строю языка памятников, но и синтаксису и лексике. Основной вывод о русской основе нашего литературного языка и о позднейшем столкновении с ним церковнославянского языка Обнорский считает правильным. Ученый считал необходимым освещать и другой вопрос – о доле церковнославянских элементов. «Многие церковнославянизмы имели значение условных, изолированных фактов языка, в систему его не входили, а в дальнейшем вовсе выпадали из него, и сравнительно немногие слои их прочно вошли в обиход нашего литературного языка».

III. Концепция трёх типов древнерусских книжных языков

Согласно третьей концепции, древнерусская народность обладала тремя типами письменного языка: книжнославянским с преобладанием церковнославянизмов (церковнославянский язык =старославянский язык русской редакции), средним (язык «Слова о полку Игореве», «Сочинений Владимира Мономаха», «Моления Даниила Заточника») и деловым. Эту концепцию развивал Ф.П.Филин.

Язык деловой письменности рассматривается, по этой концепции, как самостоятельный тип языка. Третья концепция литературного языка разделяется и развивается многими лингвистами, однако роль русского и церковнославянского источников определяется по-разному. Например, Ф.П.Филин считает главной определяющей основой русского литературного языка народную речь, а церковнославянский язык существенным, но дополнительным источником. («В истории церковнославянского языка на Руси 17-18 вв. произошел качественный перелом: этот язык из литературного превратился в церковный жаргон».)

Вопрос о происхождении русского литературного до сих пор не решен специалистами, более того, они утверждают, что окончательное решение не близко.

Словари древнерусского языка

Учебные пособия и материалы по древнерусскому языку

Древнерусская литература всех жанров

Существуют древнерусские памятники, языковой состав которых позволяет четко делить их на две группы:

  1. памятники древнерусского литературного языка: “Слово о полку Игореве”, “Поучение” Владимира Мономаха, “Моление Даниила Заточника”;
  2. и памятники церковнославянского языка: “Слово о законе и благодати” митрополита Иллариона, произведения Кирилла Туровского, старинная научная литература — “Шестоднев”, “Физиолог”, “Книга, глаголема Козмы Индикоплова” (“Христианская топография” Козьмы Индикоплова) и др.

Светская древнерусская литература

Светская древнерусская литература и не светская, но на разговорном (или книжно-разговорном) древневосточнославянском языке.


Главная
Восточнославянские языки : Древнерусский | Русский (+ русский словострой и русская лексикография) | Белорусский | Украинский | Русинский |
Глаголица и кириллица | Белоруссия | Россия | Украина | Образование
На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 03.04.2017
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня