Версия для печати

Мальдивский язык (дивехи)

Главная > Лингвистика > Языки > Ностратические > Индоевропейские > Индоиранские > Индоарийские > Дивехи
[an error occurred while processing this directive]
Арийская квадрига

Мальдивский язык (малих, махл, малки, дивехи, дивехли, дивехи бас - см. лексику) - распространён на Мальдивских островах (более 213 000 чел.), являясь их официальным языком, и в Индии (около 4 500 чел.), главным образом на острове Миникой (Лаккадивские острова).

Собственная письменность - тана (габули тана), сложившаяся под влиянием арабской письменности.

Отделился от сингальского ранее X в [т.е., вместе существовали около 1000 лет после образования общей сингальской ветви]. Южные диалекты обнаруживают значительное сходство с сингальским языком.

Мальдивский язык испытал на себе влияние многих других языков, в особенности арабского, который начиная с XII века оказывал большое воздействие на его письменность и словарный запас. Среди других языков, оставивших следы в мальдивском языке, находятся сингальский, хинди, персидский, малаялам, а также в новое время — английский.

Из-за больших расстояний между островами Мальдивского архипелага образовалось несколько диалектов с довольно существенными различиями в произношении и словарном запасе. Между жителями северных островов архипелага и жителями южных островов могут возникнуть трудности в понимании друг друга.

Особенностью мальдивского языка является то, что две рядом стоящие гласные не объединяются при произношении в дифтонг, а отделяются друг от друга гортанной смычкой.

Кроме того существуют три формы обращения, применяемые к разным частям общества [как в японском и некоторых австронезийских]. Наиболее вежливое обращение применяется по отношению к представителям общественной элиты. Оно также является стандартом в мальдивском телевидении и радио. Вторая форма обращения, почти в равной мере подчёркнуто вежливая, служит для разговора с пожилыми людьми и незнакомцами. Третья форма используется в ежедневном неформальном общении.

Из мальдивского языка происходит слово атолл. (Материал из Википедии)

[Есть ли связь самоназвания с упоминаемой в Шумере страной Мелухха ?]

Разделы страницы об индоарийском языке Мальдив - дивехи:


Лингвистический обзор дивехи

Общие сведения о дивехи

1.1.1. Варианты названия

Оба названия — мальдивский язык (М.я.) и самоназвание дивехи — свя- заны по происхождению с санскритским словом dvīpa- ‛остров’ (происхождение англ. the Maldives иногда связывают с санскритским сложным словом mālādvīpa- ‛гирлянда островов’). Написание Dhivehi, распространенное в западной литера- туре, не предполагает никакого придыхания и связано с не слишком удачной традицией передачи обычного дентального звонкого [d] при помощи dh, чтобы отличить его от ретрофлексного ḍ.

1.1.2. Генеалогические сведения

1.1.2. М.я. вместе с сингальским языком образует островную подветвь индо- арийских языков. Диалекты, распространенные на южных атоллах, более арха- ичны и обнаруживают больше сходства с сингальским. На о. Миникой (атолл Малику; Индия, союзная территория Лакшадвип) употребляется особый диалект махл, который принадлежит к северной группе диалектов М.я.

1.1.3. Распространение; число говорящих

1.1.3. На М.я. говорит население Мальдивской Республики. Распространен также в Индии, главным образом на о. Миникой (в составе Лаккадивских о-вов). Общее число говорящих около 360 тыс. чел. (оценка, 2011), в том числе на Мальдивах около 350 тыс. чел., в Индии около 10 тыс. чел.

1.2.0. Лингвогеографические сведения о дивехи

1.2.1. Общий диалектный состав

1.2.1. Выделяются две основные группы диалектов: северная (куда входит и столичный диалект, Мале-Бас) и южная. Последняя представлена диалектами трех южных атоллов — Хуваду, Фуа Мулаку и Адду, которые существенно от- личаются от лингвистически гораздо более однородной северной группы. Разли- чия между северными и южными диалектами настолько велики, что могут пре- пятствовать взаимопониманию.

Социолингвистические сведения о дивехи

1.3.1. Коммуникативно-функциональный статус и ранг языка

1.3.1. М.я. является официальным языком Мальдивской Республики и имеет статус национального языка.

1.3.2. Степень стандартизации

1.3.2. Существует стандартизованная форма М.я.

1.3.3. Учебно-педагогический статус

1.3.3. М.я. преподается в школе, на нем ведется обучение.

1.4.0. Тип письменности для дивехи

Древнейшие памятники письменности (XII в.) сохранили вышедшее из употребления письмо эвела акуру и развившееся из него письмо дивес акуру (дивехи акуру). Эвела акуру, очевидно, восходит к сингальскому письму X–XII вв.

Современный М.я. использует собственную письменность тана (габули тана), сложившуюся под влиянием арабской письменности и получившую распространение около XVII в.

1.5.0. Краткая периодизация истории языка о дивехи

М.я. отделился от сингальского языка ранее X в., когда переселенцы с о-ва Шри-Ланка заселили Мальдивские о-ва; по другим предположениям (М. де Силва), заселение островов происходило около V–IV вв. до н. э., одновременно с заселением Шри-Ланки.

Древнейшие письменные памятники (надписи на статуях и документы на медных табличках — ломафану) относятся к XII в. и используют письмо эвела акуру. Период до XIV–XV вв. можно называть старомальдивским; язык этого времени (засвидетельствованный главным образом в табличках ломафану) характеризуется целым рядом особенностей, например, отсутствием закрытых слогов.

Внутриструктурные явления, обусловленные внешнеязыковыми контактами дивехи

1.6.0. На протяжении своей истории М.я. испытывал влияние сингальского, арабского (после принятия в XII в. ислама), а с XVI в. — португальского и английского языков.

2.0.0. Лингвистическая характеристика дивехи

2.1.0. Фонологические сведения о дивехи

2.1.1. Фонемный состав в дивехи

Г л а с н ы е Подъем Ряд Передний Задний Верхний i i: u u: Средний e e: o o: Нижний ɑ ɑ: 664 Островные индоарийские языки В стандартном М.я. имеются дифтонги, но их фонемный статус не вполне ясен. Фонологический статус имеют дифтонги ai и au в южных диалектах; в стандартном М.я. существует тенденция к реализации ai как открытого гласного переднего ряда [ε]; дифтонг au может реализовываться как [ɑ:]. В диалекте Фуа Мулаку сохранились назализованные гласные, утраченные в других диалектах, ср. bą̄śi ʽбаклажан’ (baśi в диалекте Адду и в стандартном М.я., ср. также синг. baṭu) < скр. bhaṇṭākī-, ką̄śi ʽшип’ (kaśi в диалекте Адду и в стандартном М.я.) < скр. káṇṭaka-.

С о г л а с н ы е

Ретрофлексный носовой ɳ имеет фонемный статус только в южных диалектах, ɲ имеется только в заимствованиях. Только в арабских и персидских заимствова- ниях встречаются фонемы χ и z (в персидском произношении). Все согласные (кроме преназализованных смычных, ś и h) могут быть удвоен- ными. Удвоение часто является результатом ассимиляции, как в случае evvana < ek-vana ʽпервый’, fattanī < fat-vanī ʽтопить’ (каузатив глагола fatanī ʽплыть’).

2.1.2. Просодический состав в дивехи

В М.я. силовое ударение. Ударение падает чаще всего на один из первых двух слогов. Ударение падает на первый долгий слог (т. е., например, на второй слог, когда этот слог долгий, ср. ti.'mā ʽсам’); в словах, где все слоги краткие, ударным является первый слог.

2.1.3. Позиционная реализация фонем и просодем в дивехи

В конце слова ś и k реализуются как [ʔ]; t — как [iʔ] или [i] (например, foi ʽкнига’, ср. неопределенную форму fot-eʔ). Конечное l в стандартном М.я. (в от- личие от южных диалектов) исчезает с удлинением предшествующего гласного, ср. mā < /mal/ ʽцветок’ (-al > -au > -a, ср. mau в диалекте Адду).

2.1.4. Слог; наличие и статус долготных противопоставлений в дивехи

Допустимые слоговые структуры: CV, VC, CVC. В старомальдивском до- пускались только открытые слоги. В южных диалектах часто встречается хиатус. Л.И. Куликов. Мальдивский/дивехи язык 665 Оппозиция гласных по долготе имеет фонологический статус.

2.2.0. Морфонологические сведения о дивехи

2.2.1. Фонологическая структура морфемы и/или слова; соотношение слога и морфемы в дивехи

В то время как в южных диалектах хиатус встречается довольно часто, в стандартном М.я. есть тенденция избегать его путем вставки глайда y или глот- тальной смычки [ʔ], ср. hiyā ʽтень’ — диал. Адду hiau, tariʔeʔ ʽзвезда’ (неопр. ф.) — диал. Адду, Фуа Мулаку tarieʔ.

2.2.2. Наличие фонологических противопоставлений морфологических единиц и категорий в дивехи

Фонологические оппозиции морфологических единиц и категорий не засвидетельствованы.

2.2.3. Типы чередований гласных в дивехи

Существует явление обратного сингармонизма (умлаута): гласные заднего ряда a, o, u переходят в e, i в первом (корневом) слоге, если последующие слоги содержат гласный i или глайд y. В морфологии умлаут используется при образовании непереходных («медиопассивных») глаголов (ср. faśanī ‛начинать’ — feśenī ‛начинаться’) и при образовании основы прошедшего времени (ср. bala-nī ‛смотреть’ — основа прош. вр. beli-). Наиболее продуктивен a/e-умлаут; примеры o/e-умлаута и u/i-умлаута (ср. lē, диал. Адду, Фуа Мулаку lei ‛кровь’ < скр. lóhita-; bin ‛земля’ < скр. bhū́mi-) немногочисленны.

2.2.4. Типы чередований согласных в дивехи

2.2.4. На морфонологическом уровне связаны между собой p и f, ṭ и ś, посколь- ку в интервокальной позиции (как и в большинстве других фонологических кон- текстов) p и ṭ переходили соответственно в f и ś, в то время как двойные pp и ṭṭ сохранялись, ср. kafanī ‛резать’ — (двойной) каузатив kappavanī (< *kapvavanī < *kapa-va-va-nī) ‛заставлять <кого-либо, имеющего низкий социальный статус> резать’; kośanī ‛рубить’ — (двойной) каузатив koṭṭavanī (< *koṭvavanī < *koṭa-vava- nī) ‛заставлять <кого-либо, имеющего низкий социальный статус> рубить’

2.3.0. Семантико-грамматические сведения о дивехи

М.я. является флективным языком с рядом агглютинативных и аналитических черт.

2.3.1. Критерии выделения частей речи; категориальные способы выражения универсальных значений в дивехи (общая характеристика)

В М.я. выделяются следующие части речи: существительные, прилага- тельные, глаголы, местоимения, наречия, послелоги, союзы и частицы. Имена и глаголы характеризуются показателями, которые они присоединяют (суффиксы косвенной основы, падежные суффиксы и суффиксы глагольной основы, личные окончания соответственно). Другие части речи выделяются по синтаксическим и семантическим критериям.

2.3.2. Характер и способ выражения качественных именных классификаций в дивехи

В М.я. категория р о д а, в отличие от сингальского, утрачена. Противо- поставление по о д у ш е в л е н н о с т и / н е о д у ш е в л е н н о с т и (персо- нальности) проявляется в выборе показателя множественного числа, а также в выборе окончаний некоторых падежей.

2.3.3. Категория числа и способы ее выражения в дивехи

В М.я. категория ч и с л а есть у существительных, местоимений и глаголов. В существительных число сложным образом взаимодействует с категори- ей определенности/неопределенности, причем наблюдаются значительные раз- личия между диалектами; южные диалекты более архаичны, а исходная система сохранилась в наиболее полном виде в диалекте Адду. Маркирование по числу существительных обязательно. В стандартном М.я. наиболее распространенным показателем множественного числа является суф- фикс -taʔ /-tak/, ср. bakari- ‛козел’ — мн.ч. bakari-taʔ. Со многими именами, обо- значающими людей, используется суффикс множественного числа -in/-un (dari ‛ребенок’ — мн. ч. darin), с некоторыми терминами родства и личными место- 666 Островные индоарийские языки имениями — суффикс -men. Множественность может также маркироваться реду- пликацией, которая дополнительно придает дистрибутивное значение, например в диалекте Фуа Мулаку: rad-raśo /raś-raś/ ‛от острова к острову’.

2.3.4. Падежи в дивехи

Падежные значения и их выражение; характер категорий принадлежности и их выражение. В М.я. категория п а д е ж а есть у существительных, местоимений и некоторых нефинитных глагольных форм. Падежные суффиксы прибавляются к косвенной основе, которая представляет собой собственно основу имени; к ней присоединяются окончания косвенных падежей: генитив -ge, локатив -gā /-gai/, датив -aʔ /-aś/, аблатив-инструменталис -in, -un (с обозначениями людей аблатив- инструменталис образуется от формы генитива при помощи послелога farātun). Иногда в качестве особых падежей рассматриваются вокативная форма на -ā (ср. dar ifuḷ-ā ‛о дитя!’) и форма с социативной энклитикой =āi, ср.:

(1) aharen zūnāy=ā inī я Зуна=СОЦ сесть:ПРИЧ.ПРОШ ‛Я женился на Зуне’. Имеется также так называемая «эмфатическая» форма на -akī, использующаяся в качестве маркера фокуса. Косвенная основа является связанной морфемой и не употребляется без па- дежных суффиксов. Существительные делятся на два склонения в зависимости от того, на что заканчивается их именная основа: 1) склонение на гласный и

2) склонение на согласный. Внутри первого типа различаются основы на -a и на -i. Основные функции падежных форм.

Номинатив используется для выражения 1) субъекта предложения с непере- ходным глаголом; 2) прямого дополнения предложения с переходным глаголом. Генитив используется в основном для выражения посессивных отношений. Датив используется не только для маркирования непрямого дополнения — ад- ресата, но и для обозначения направления движения и временно́го предела, т. е. маркирует обстоятельства места и времени, отвечающие на вопросы ‛куда?’, ‛до какого времени?’. Датив используется также для оформления главного аргумента «безличных» конструкций (соответствующего подлежащему индикатива) в кон- струкциях с потенциалисом, ср. пример (6).

2.3.5. Качественные глагольные классификации в дивехи

Характер и способ выражения качественных глагольных классификаций: залоговые, видовые или видо-временны́е значения, наклонения, переходность, породы, версии. Глагол имеет категории в р е м е н и и н а к л о н е н и я. В качестве словарной формы глагола используется причастие настоящего вре- мени на -nī. Формы глагольной парадигмы образуются от двух основ: основы настоящего времени и основы прошедшего времени. У большинства глаголов основа на- стоящего времени оканчивается на -a или (у медиопассивных глаголов) на -e; существует также небольшой класс архаичных основ на -n. От основы настояще- го времени образуются личные формы и причастия настоящего и будущего вре- мени, императив, деепричастия (абсолютивы, конвербы) и инфинитив. От осно- вы прошедшего времени образуются личные формы и причастие прошедшего времени, а также отглагольное имя.

Основа прошедшего в р е м е н и образуется: 1) от основы настоящего вре- мени на -a присоединением гласного -i, причем в неодносложных основах конеч- ное -a основы настоящего времени отбрасывается, а корневой гласный a заменя- ется на e (умлаут), ср. bala-nī ‛смотреть’: основа наст. вр. bala- — основа Л.И. Куликов. Мальдивский/дивехи язык 667 прош. вр. beli-; 2) от (медиопассивных) основ настоящего времени на -e путем замены конечного гласного на основообразующий суффикс -un, ср. teme-nī ‛на- мокать’: основа наст. вр. teme- — основа прош. вр. temun-; 3) глаголы с основой настоящего времени на -n образуют основу прошедшего времени весьма нерегу- лярным образом: ряд глаголов использует суффикс -t, ср. gannanī ‛покупать’ — gai /gat-/; у нескольких глаголов с корнем на -n основа прошедшего времени сов- падает с корнем, ср. vanna-nī ‛входить’ — van-. Формы настоящего времени образуются от основы настоящего времени при помощи личных окончаний: 1 л. ед. ч. -n, 2–3 л. ед. ч. и 3 л. мн. ч. образуются удли- нением конечного гласного основы, 1–2 л. мн. ч. -mu. Сходная система оконча- ний используется для образования прошедшего времени. Диалекты южных атол- лов сохраняют более архаичную систему спряжения, с разграничением всех трех лиц множественного числа, как в диалекте Фуа Мулаку (1 л. мн. ч. -mā, 2 л. -va, 3 л. -tta).

Формы будущего времени образуются от основы настоящего времени при по- мощи удлинения конечного гласного основы и присоединения личных оконча- ний: 1 л. ед. ч. -nan, 2–3 л. ед. и мн. ч. -ne, 1–2 л. мн. ч. -nū. Как и в парадигме на- стоящего времени, степень синкретизма форм меньше в диалектах южных атол- лов; в частности, в диалекте Фуа Мулаку различаются все шесть форм парадигмы (например, в парадигме глаголов с основой на -a: 1 л. ед. ч. -nnen(in), 2 л. -nnē/-nneyye, 3 л. -nnen, 1 л. мн. ч. -nnā, 2 л. -nnēva, 3 л. -nnenā). Существует также ряд вспомогательных глаголов, которые присоединяются к деепричастию (конвербу) предшествования (см. 2.3.7.) и образуют сложные гла- гольные формы с различными а с п е к т у а л ь н ы м и значениями. К ним от- носятся:

— формы -fānan и -fānu (вероятно образованные от вышедшего из употребле- ния глагола *fianī ‛кластьʼ, ‛ставить’) имеют результативное значение, ср. dakkanī ‛показывать’ — dakkā-fānan ‛я покажу’ (эти сложные формы соответственно на- зываются будущее I, абсолютив I и т. д.); — глагол lanī ‛надеватьʼ, ‛класть’ выражает значение завершения действия, иногда с оттенком срочности; особое значение выражается редко используемыми сложными формами с lanī в будущем времени, ср. nimmā-lānan ‛я закончу (что-л.) как обычно’ от nimmā ‛заканчивать’ (будущее II, прошедшее время II и т. д.); — глагол gannanī ‛покупать’ выражает значение, которое в грамматиках ха- рактеризуется как медиально-рефлексивное, иногда с результативным оттенком (формы имеют названия прошедшее время III и т. д.). Некоторые примеры свиде- тельствуют о том, что формы с gannanī выражают значение, передаваемое в рус- ском языке эмфатическим рефлексивным местоимением (интенсификатором) «са м», ср.: диалект Адду (2) ava nukumi-gatin я:НОМ выходить:АБС.ПРОШ-покупать:ПРОШ:1ЕД ‛Я вышел сам’. — глагол danī ‛идти’ выражает терминативно-результативное значение, ср. nimenī ‛заканчивать’ — nimijjain (< nimi-diain) ‛я закончу’ и т. д. (прошедшее время IV).

Система н а к л о н е н и й включает, помимо индикатива, императив и по- тенциалис. В диалекте Адду имеется также особая парадигма вопросительных форм — вопросительное наклонение. Синтетический императив образуется от основы настоящего времени путем удлинения последнего гласного основы; основы на -n присоединяют окончание -ē, ср. bala-nī ‛смотреть’ — balā ‛смотри(те)!’, vannanī ‛входить’ — vadē ‛вхо- ди(те)!’. Некоторые южные диалекты различают формы единственного и множе- ственного числа, например, диалекты Адду, Фуа Мулаку: bala ‛Смотри!’ — balau ‛Смотрите!’.

Отрицательные формы императива различают значение запрещения действия, еще не начатого (превентив), и запрещение действия, уже начатого (ингибитив): nuhadāti ‛не делайʼ, ‛не начинай делать’ (превентив) — nuhadā ‛не делайʼ, ‛перестань делать’ (ингибитив). Существует также ряд аналитических («перифрастических») императивов, об- разующихся сочетанием конверба предшествования (абсолютива прошедшего времени) смыслового глагола и формы императива глаголов denī ‛давать’, devvanī (каузатив от denī) и balanī ‛смотреть’. Эти формы различаются степенью вежливости и категоричностью просьбы/приказа. Возможны следующие комби- нации: «конверб + dī» (нейтральная просьба, ср. (3)); «конверб + dī (абсолютив прошедшего времени от глагола denī, совпадающий с формой императива) + balā» (строгий приказ, ср. (4)); «конверб + devvā» (вежливая просьба вне зависи- мо сти от социального статуса адресата, ср. (5)):

(3) ahannaʔ goňḍieʔ genes dī я:ДАТ стул:НОМ.НЕОПР принести:АБС.ПРОШ дать:ИМП ‛Дай мне стул!’

(4) mi ahannaʔ kiālā dī balā это я:ДАТ читать:АБС.ПРОШ дать:АБС.ПРОШ смотреть:ИМП ‛Прочитай это мне!’

(5) e dakkālā devvā то показать:АБС.ПРОШ дать:ВЕЖЛ.ИМП ‛Покажи то, пожалуйста!’

Потенциалис выражает способность/неспособность к совершению действия. Форма настоящего/будущего времени потенциалиса образуется от конверба ме- диопассивного (инактивного) залога при помощи суффикса -dāne, представляю- щего собой грамматикализованную форму 3-го лица единственного числа буду- щего времени глагола danī ‛идти’ (в диалекте Фуа Мулаку — -ennen, от глагола enī ‛приходитьʼ, ‛идти’; в диалекте Адду используется суффикс -ēhe, возможно, восходящий к оптативу связочного глагола). В северных диалектах (включая столичный диалект) существует также особая отрицательная форма потенциали- са, представляющая собой форму 3-го лица единственного числа будущего вре- мени соответствующей медиопассивной (инактивной) основы, чаще всего обра- зованной от каузативного глагола: vanna-nī ‛входить’ — nu vadevēne ‛невозмож- но войтиʼ.

В качестве формы прошедшего времени потенциалиса используется медиопас- сивное (инактивное) причастие прошедшего времени: balanī ‛смотретьʼ, ‛ви- Л.И. Куликов. Мальдивский/дивехи язык 669 деть’ — belunu ‛мог видеть’ (букв. ‛увиден(ный)’). Прошедшее время потенциа- лиса обычно используется в функции ирреалиса. Потенциалис образует конструкцию с главным синтаксическим аргументом (соответствующим подлежащему индикатива) в дательном падеже и использует одну форму (3-го лица единственного числа) для всех лиц (ср. рус. Мне не спит- ся, Им не спится и т. п.): (6) ahannaʔ belunu я:ДАТ смотреть:МЕДИОПАСС.ПРИЧ.ПРОШ ‛Я мог видеть’ (букв. ‛Мне было видно (это)’, ‛Мне виделось (это)’).

В диалекте Адду имеются особые формы вопросительного наклонения. В на- стоящем времени они отличаются от утвердительных форм только в 1 л. ед. ч. (у небольшого числа глаголов с основой на -n — в других лицах единственно- го числа), а в прошедшем и будущем времени все вопросительные формы имеют особые окончания: в единственном числе на -ī, во множественном числе на -ā. Специальных форм условного наклонения нет; в условных предложениях ис- пользуются, как правило, причастия, сопровождаемые условными союзами (nama, (i)yā ‛если’, в диалекте Адду — fehē(nnā), ettennā и т. д.). Глаголы медиопассивного (или инактивного) з а л о г а образуются путем замены последнего гласного основы настоящего времени на -e, с сопутствующим умлаутом (a > e) в корне. В этот класс входят как собственно пассивы (hada-nī ‛строить’ — hede-nī ‛строиться’), так и непассивные непереходные глаголы (ан- тикаузативы), такие как teme-nī ‛намокать’.

К а у з а т и в образуется присоединением суффикса -va, перед которым ко- нечный гласный основы a либо заменяется на u, либо просто исчезает, а обра- зующаяся консонантная группа превращается в удвоенный согласный, ср.: faśanī ‛начинать’ — faśu-vanī ‛заставлять начинать’, jahanī ‛бить’ — jassanī (< jasvanī < jasa-va-nī) ‛заставлять бить’.

Примечательной и типологически редкой особенностью М.я. является наличие двойных каузативов, которые используются в столичном диалекте в качестве вежливой и почтительной гонорифических форм. Примеры: нейтр. ф. fihanī ‛жарить’, ‛варить’, ‛печь’ — вежл. и почтит. ф. fissavanī, морфологически яв- ляющаяся двойным (вторым) каузативом к fihanī (простой каузатив *fissanī < fisa-va-nī ‛заставлять варить’ не употребляется в современном языке); hafanī ‛жевать’ — вежл. и почтит. ф. happavanī (простой каузатив *happanī < hapa-va-nī ‛заставлять варить’ не употребляется в современном языке).

2.3.6. Дейктические категории в дивехи

Дейктические категории и способы их выражения: категория лица в имени и в глаголе, категория неопределенности/определенности в имени, категория времени в глаголе или в предложении, указание и пространственная ориентация, анафорические средства; выражение отрицания. Дейктические категории М.я.: лицо (для имен, местоимений и глаголов), определенность (для имен), степень вежливости (важная типологическая особен- ность М.я., отличающая его от большинства других языков региона; отсутствует в южных диалектах), время и таксис, директивы и локативы, анафора. В М.я. имеются л и ч н ы е местоимения 1-го и 2-го лица единственного и множественного числа. Для 3-го лица используются две серии указательных ме- стоимений. Местоимения различают до трех степеней вежливости: первая — не- формальная (нейтральная); вторая используется в разговоре лиц высокого проис- хождения (вежливая); третья (почтительная) первоначально использовалась только при обращении к султану и его супруге, а в настоящее время употребля- ется по отношению к президенту и руководителям высшего ранга. 670 Островные индоарийские языки В глаголе категория лица выражается с помощью согласовательных суффиксов, см. 2.4.0.

Категория о п р е д е л е н н о с т и / н е о п р е д е л е н н о с т и выражает- ся морфологически с помощью суффикса неопределенности -eʔ /-ek/. У д а л е н н о с т ь в пространстве выражается формами номинатива единствен- ного числа указательных местоимений: mi ‛этот’, ti ‛вот этот’, e ‛тот’ (см. 2.3.7.).

2.3.7. Семантико-грамматические разряды слов в дивехи

2.3.7. В М.я. выделяются следующие части речи: существительные, прилага- тельные (включая числительные), местоимения, глаголы, наречия, послелоги, союзы и частицы.

С у щ е с т в и т е л ь н ы е имеют категории рода, числа и падежа. Падеж выражается морфологически падежными суффиксами. Число и род могут выра- жаться морфологически (с помощью суффиксов косвенной основы, суффиксов множественного числа, неопределенного суффикса) и синтаксически (согласова- нием финитного глагола).

П р и л а г а т е л ь н ы е не изменяются по форме (как и в сингальском). Специальных адъективных суффиксов в М.я. очень мало; практически все имен- ные основы (т. е. основы косвенного падежа существительных) могут использо- ваться в функции прилагательного, ср. ran ‛золото’, ‛золотой’, hūnu ‛жар’, ‛горячий’, bali ‛болезнь’, ‛больной’. К немногочисленным адъективным суффик- сам относится -veri, образующий прилагательные главным образом от основ арабского происхождения, ср. adabu-veri ‛вежливый’ (от adabu от араб. adab ‛хорошие манерыʼ, ‛хорошее поведение’), nasību-veri ‛счастливый’ (от nasību от араб. naṣīb ‛доля (в прибыли)ʼ, ‛счастьеʼ, ‛удача’). Реже встречаются суффиксы -teri и -veti, ср. lōbi-veti ‛дорогой’ (lōbi ‛любовьʼ, ‛милый’).

В М.я. есть количественные и порядковые ч и с л и т е л ь н ы е: ek ‛один’, de ‛два’, tin ‛три’, hataru ‛четыре’, fas ‛пять’, ha ‛шесть’, hai ‛семь’, aʔ ‛восемь’, nuva ‛девять’, diha ‛десять’. Числительные начиная с «одиннадцати» не имеют прямых этимологических соответствий в современном сингальском, в некоторых случаях представляя собой более архаичные (и/или непосредственные) рефлексы соответ- ствующих среднеиндийских (пракритских или палийских форм): eňgāra ‛одиннадцать’, bāra ‛двенадцать’, tēra ‛тринадцать’, sāda ‛четырнадцать’, fanara ‛пятнадцать’, sōḷa ‛шестнадцать’, satāra ‛семнадцать’, aśāra ‛восемнадцать’, ona-vihi ‛девятнадцать’. Обозначения десятков: vihi ‛двадцать’, tirīs ‛тридцать’, sāḷīs ‛сорок’, fansās ‛пятьдесят’, fas-doḷas ‛шестьдесят’, hai-diha ‛семьдесят’, aḍḍiha ‛восемьдесят’, nuva-diha ‛девяносто’. Другие числительные: satēka ‛сто’ (санскритизм), hās ‛тысяча’. В качестве счетной формы используется основа ко- личественного числительного с неопределенным суффиксом -eʔ /-ek/.

В южных диалектах сохраняются отдельные реликты двенадцатеричной сис- темы счета, ср. числительное fas-doḷas ‛шестьдесят’ (букв. ‛пять на двенадцать’). Порядковые числительные образуются прибавлением суффикса -vana к соот- ветствующему количественному числительному: tin-vana ‛третий’.

М е с т о и м е н и я в М.я. можно разделить на личные, указательные, вопро- сительные, неопределенные, взаимно-возвратные (реципрокальные). Личные местоимения различают лицо, число, падеж и степень вежливости, ср. kalē ‛ты’ (нейтр. ф.), tia bēkalā, tia bēkalē ‛Вы’ (вежл. ф.), tia bēfuḷā, tia manikufānu ‛Вы’ (почтит. ф.); см. 2.4.0.

Указательные местоимения различают три степени удаленности: mi ‛этот’ (на- ходящийся в непосредственной близости к говорящему), ti ‛этот, (вон) тот’ (на- ходящийся в непосредственной близости к адресату речи) и e ‛тот’ (удаленный и от говорящего, и от адресата речи). Когда указательные местоимения выступают в функции личных местоимений 3-го лица, они присоединяют падежные показа- тели. В предложении указательные местоимения могут быть определением. В ка- честве личных местоимений они также выступают в роли подлежащего, допол- нения и определения.

Вопросительные местоимения в М.я., как и во многих индоарийских языках, образуются от основ на k-: ki-, kon ‛какой’ и т. д. Субстантивное вопросительное местоимение имеет две формы — kāku ‛кто’ (морфологически — неопределенная форма косвенного падежа: *kV-ak-u) и kon ecceʔ ‛что’ (< *kon eti-ek ‛Что за вещь?’), различающиеся по персональности: kāku преимущественно использует- ся применительно к лицам (названиям людей), но также к обозначениям живот- ных (т. е. к одушевленным существительным в целом), если они индивидуализи- рованы. В столичном диалекте субстантивное вопросительное местоимение не различается по числам, но в южных диалектах есть особые формы для единст- венного и множественного числа, например, в диалекте Адду: ед. ч. key(y)e ‛кто’ — мн. ч. kom̆ bākin.

К вопросительным местоимениям относятся также kon kahala ‛какой’ (kahala ‛такой’), kīnē ‛что’; kīkē ‛что(-что)’ (используется при переспросе). Местоимение kīʔ ‛что’ используется для постановки вопроса к глагольной группе: (7) ēnā kīʔ kuranī он(а) что делать:ПРИЧ.НАСТ ‛Что он(а) делает?’

Локативное вопросительное местоимение образуется путем соединения осно- вы kon ‛какой’ с неноминативными формами существительного tan (tān) ‛место’: kontāku (< kon-tan-aku) ‛где’ и т. д.; темпоральное вопросительное местоиме- ние — путем соединения основы kon с элементом -ira (в столичном диалекте) или -kala ‛время’ (в южных диалектах): koniraku ‛когда?’; диал. Адду, Фуа Мула- ку konkalaki ‛когда’ и т. д.

Неопределенные местоимения образуются главным образом от основы вопро- сительного местоимения kon ‛какой’. В этот класс входят: komme ‛каждый’, eki ‛каждый по отдельности’, komme (ves) ecceʔ ‛что-то’, komme tāneʔ ‛всюду’ и не- которые другие.

К взаимно-возвратным (реципрокальным) местоимениям относятся ekaku anekakaʔ, букв. ‛один другому’ (неопределенная форма косвенного падежа числи- тельного ek- ‛один’ + неопределенная форма дательного падежа неопределенного местоимения anek- ‛другой’), употребляющееся с личными (персональными) ан- тецедентами, и ekati anekaccaʔ (вероятно, из ek-eti anek-eti-aś, с диссимиляцией гла сных, букв. ‛одна-вещь другой-вещи’) — с неперсональными антецедентами: (8) ekati anekaʔcaʔ bunā aḍu ive eve друг другу говорить:ПРИЧ.НАСТ звук слышать:НАСТ:3ЕД ЦИТ ‛Он слышит, как один (голубь) говорит другому…’ 672 Островные индоарийские языки Статус местоимения timā, иногда определяемого как возвратное (рефлексив- ное), не вполне ясен.

В системе г л а г о л а имеются финитные и нефинитные формы. В финитных формах различаются лицо, число, время и наклонение. В предложении финитные формы глагола выполняют роль сказуемого.

К нефинитным формам относятся: причастия, инфинитив, отглагольное имя и два деепричастия (конверба), выражающие одновременность или предшество- вание по отношению к главному действию (категория таксиса). Первое деепри- частие называют также герундием, или абсолютивом настоящего времени (абсо- лютив I); второе — абсолютивом прошедшего времени (абсолютив II, герундий II). Существуют причастия настоящего, прошедшего и будущего времени. Разли- чаются также краткая и долгая форма причастия. Краткая форма почти во всех случаях идентична форме 3-го лица единственного числа соответствующего вре- мени, а долгая («эмфатическая») форма образуется от краткой присоединением -ī (если краткая форма оканчивается на согласный), -nī (для причастий настоящего времени, с сокращением долготы конечного гласного основы) или путем замены конечного гласного на -ī (в прочих случаях). Долгая форма используется в пре- дикативной функции и служит для рематизации (или фокусного выделения) со- ответствующей синтаксической группы, см. пример (9).

Отглагольное имя образуется от основы прошедшего времени при помощи суффикса -un, ср. bala-nī ‛смотреть’ — bel-un, vanna-nī ‛входить’ — van-un, teme-nī ‛намокать’ — tem-un. Деепричастие одновременности (абсолютив настоящего времени) образуется от основы настоящего времени при помощи суффикса -mun, ср. bala-nī ‛смо- треть’ — bala-mun, vanna-nī ‛входить’ — vanna-mun, teme-nī ‛намокать’ — tem e-mun.

Деепричастие предшествования (абсолютив прошедшего времени) идентично фор- ме 3-го лица единственного числа настоящего времени: bala-nī ‛смотреть’ — balā. Инфинитив образуется присоединением суффикса -nī к основе настоящего времени.

В М.я. есть ряд п о с л е л о г о в: аблативно-инструментальный послелог farātun, аблативный послелог kuren ‛от’, menuvī ‛кроме’ и др.

Имеются с о ю з ы: подчинительные (iru ‛когдаʼ, ‛в то время как’, hen ‛как (если)’), сочинительные (adi ‛и’); к этому классу примыкает социативная постпозитивная частица (клитика) =āi ‛вместе с’.

2.4.0. Образцы парадигм в дивехи

С у щ е с т в и т е л ь н ы е

М е с т о и м е н и я

Г л а г о л

У т в е р д и т е л ь н ы е и в о п р о с и т е л ь н ы е ф о р м ы (в о п р о с и т е л ь н о е н а к л о н е н и е) в д и а л е к т е А д д у

2.5.0. Морфосинтаксические сведения о дивехи

2.5.1. Словоформа в дивехи

Типичная структура словоформы (для языков с развитой морфологией); тенденция к суффиксации и инфиксации; морфологически аномальные разряды слов. Как и в других индоарийских языках, суффиксация распространена зна- чительно больше, чем префиксация (которая практически ограничивается отри- цательным префиксом, см. 2.5.3.). Встречается также полная редупликация — чаще всего в дистрибутивной (диалект Фуа Мулаку rad-raśo /raś-raś/ ‛от острова к острову’) или интенсивной функции (lia-mun lia-mun — деепричастие от глаго- ла ‛писать’, передающее значение частого/интенсивного выполнения действия). Л.И. Куликов. Мальдивский/дивехи язык 677 В ряде случаев в результате лексикализации и некоторых фонетических процес- сов редуплицированные формы не воспринимаются как таковые, ср. e ecceti ‛они, те’ < e eti-eti (букв. ‛тот/те вещь-вещь’).

2.5.2. Основные способы и правила словообразования в дивехи

Словообразование представлено главным образом суффиксацией. К не- многочисленным словообразовательным суффиксам относятся адъективные суффиксы -veri (образующий прилагательные от основ арабского происхожде- ния) и -teri (см. примеры в 2.3.7.), а также субстантивный суффикс, образующий имена с абстрактным значением, ср. rīti ‛красивый’ — rīti-kan ‛красота’, ufāveri ‛радостный’, ‛счастливый’ — ufāveri-kan ‛счастье’. Имеется также два гонорифи- ческих суффикса (постепенно выходящих из употребления): -fuḷu (-puḷu) (с обо- значениями неотчуждаемых предметов) и -koḷu (с обозначениями отчуждаемых предметов) iňgili-fuḷu ‛палец’ (человека с высоким социальным статусом), appuḷu (< at-puḷu) ‛рука’ (человека с высоким социальным статусом), gamīs-koḷu ‛рубаш- ка’ (человека с высоким социальным статусом), galam-koḷu ‛ручка’ (человека с высоким социальным статусом).

Засвидетельствовано также словосложение разных типов, ср. dom-veli ‛тонкий белый коралловый песок’ (< don ‛яркий, светлый’ + veli ‛песок’), aḍu-gada ‛гром- кий, шумный’ (< aḍu ‛шум, голос’ + gada ‛сильный, богатый’).

2.5.3. Простые предложения в дивехи

Типичная структура простого предложения (или его эквивалента — для языков с нерасчлененной синтаксической структурой) и способы выражения субъектно-объектных отношений; синтаксические позиции; разновидности простого предложения. Порядок слов в п р о с т о м предложении — SOV. Прямое дополнение выражается чаще всего номинативом, реже — косвенным падежом. Непрямое (дативное) дополнение чаще всего располагается между подлежащим и прямым доп олнением, ср.: (11) Hassan Alīy-aʔ /-aś/ fot-eʔ /-ek/ din Хасан:НОМ Али-ДАТ книга:НОМ-НЕОПР дать:ПРОШ:3ЕД ‛Хасан дал книгу Али’. Определение (прилагательное, генитивная группа) предшествует определяемому. Приглагольное отрицание выражается префиксом (препозитивной частицей) nu- (ni- в диалектах Адду и Фуа Мулаку). Интересной синтаксической особенно- стью именных предложений с отрицанием является постановка слова, которое нах одится в сфере действия отрицания, в неопределенную форму, ср. (12) Mi dōni varaʔ /-aś/ boḍu этот лодка очень большой ‛Эта лодка очень большая’. (13) Mi dōni varaʔ /-aś/ boḍ-eʔ /-ek/ этот лодка очень большой-НЕОПР ‛Эта лодка не очень большая’.

2.5.4. Сложные предложения в дивехи

Основные правила построения сложных предложений; характерные типы сложных предложений; основные закономерности порядка слов. Предложение в М.я., как правило, содержит только одну финитную пре- дикацию; глагол зависимого предложения представлен в большинстве случаев нефинитными формами: причастием, деепричастием (конвербом), отглагольным именем, инфинитивом. В частности, в условных предложениях глагол выражен причастием (см. 2.3.5.), в целевых — инфинитивом; относительные предложения пре дставлены причастными конструкциями, ср.: диалект Адду (14) mi siṭī lēna (leʔ, lēnaṇe) этот письмо писать:ПРИЧ.НАСТ (писать:ПРИЧ.ПРОШ писать:ПРИЧ.БУД) 678 Островные индоарийские языки mīhā-ī χādima человек-ЭМФ слуга ‛Человек, который пишет (писал, будет писать) это письмо — слуга’. Придаточные предложения времени образуются с помощью отглагольного имени, за которым следует постпозитивная частица (послелог) mā (в диалекте Фу а Мулаку) или mai (в диалекте Хуваду) ‛когда’, ср.: диалект Фуа Мулаку (15) beṇum mā beṇi ai сказать:ОТГЛАГ.ИМЯ когда сказать:ПРОШ:3Л.ЕД ЦИТ ‛Когда он (это) сказал, тот ответил так …’

2.6.0. Источник, объем и роль лексических заимствований в дивехи

М.я. имеет довольно большое число заимствований из а р а б с к о г о (majlis ‛меджлис, парламент’, gamīs ‛рубашка’ < араб. qamīṣ, tārīχ ‛дата, хрони- ка’ < араб. tārīḫ̮ ; ilmu ‛знание’ < араб. ʔilm, fagīru ‛бедный’ < араб. faqīr) и х и н - д и / у р д у (siṭī ‛неделя’ < хинди ciṭṭhī, īṭu ‛черепица (на крыше)’ < хинди īṭ), несколько меньше — из п е р с и д с к о г о (miskit ‛мечеть’, haftā ‛неделя’ < перс. hafta, tāzā ‛свежий’ < перс. tāza). Сравнительно невелико число заимство- ваний из европейских языков: п о р т у г а л ь с к о г о (arumādu ‛флотилия’) и а н г л и й с к о г о (ofīs ‛офис’). Крайне незначительное число слов (в отличие от сингальского) М.я. заимствовал из с а н с к р и т а.

2.7.0. Диалектная система дивехи

Диалектологические различия между двумя группами диалектов — северной и южной, прослеживаются на всех уровнях: фонологическом, морфонологическом, морфологическом, лексическом. В частности, в диалекте Фуа Мулаку имеются назализованные гласные, отсутствующие в других диалектах (см. 2.1.1.); в южных диалектах, в отличие от стандартного М.я., допустим хиатус; отсутствует категория вежливости; сохраняется более архаичная система спряжения, с разграничением всех трех лиц во множественном числе, как в диалекте Фуа Мулаку (1 л. мн. ч. -mā, 2 л. -va, 3 л. -tta); в диалекте Адду имеется особая парадигма вопросительных форм — вопросительное наклонение.

Литература о мальдивском языке


Главная > Лингвистика > Языки мира
Островные индоарийские языки: Сингальский | Сингальские |
Протоиндское письмо Индийские алфавиты | Общеарийский лингвопроект | Мифы индоариев | Древняя Индия | Современный Индостан | Карты
На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 20.05.2020
Яндекс.Метрика