Версия для печати

Лезгинские и хиналугский языки

Главная > Лингвистика > Языки > Дене-кавказские > Северо-кавказские > Восточно-кавказские > Лезгино-хиналугские

Северо-кавказские языки (карта)

По данным глоттохронологии, распад общелезгинского праязыка можно отнести к нач. I тыс. до н.э. [Хиналугский, вероятно, отделился от лезгино-хиналугской ветви восточно-иберийских языков еще раньше.]

[Родственники шумеров? Особенно это касается удинов - потомков древних кавказских албанцев - агван, арран (отсюда евр. Харран ?)]

Разделы страницы:


Древние и современные языки кавказских албанцев

Агванский (алванский, арранский, кавказско-албанский, древнеудинский) язык

Г. А. Климов. АГВАНСКИЙ ЯЗЫК (Языки мира: Кавказские языки. - М., 1999. - С. 459-460)

Место и время существования агванского языка

Агванский (кавказско-албанский) [также алванский, арранский, староудинский, древне-удинский] язык - условное название языка небольшой серии эпирафических памятников исторической Кавказской Албании, восходящее к обозначениям его носителей и населявшейся ими области, известным из греческой и армянской традиций (др.-греч. albanoi, др.-арм. aluank).

Был распространен среди племен, населявших с древнейшей поры предгорный и отчасти горный ареал Восточного Кавказа (включая равнинную полосу Дагестана и Республики Азербайджан). Наиболее ранние упоминания о них встречаются в древнегреческих источниках II века до н.э.

Состав и родственные связи агванского языка

Относился к лезгинской ветви нахско-дагестанских языков, представляя собой, по общему мнению исследователей, старое состояние удинского языка.

Диалектное членение неизвестно. Существует точка зрения, согласно которой агванский язык играл роль междиалектного койне.

Агванская письменность

Историческая традиция свидетельствует о возникновении агванской письменности около 430 г. н.э. в связи с нуждами христианства (прежде всего - перевода Библии), ставшего в это время государственной религией Кавказской Албании. Сохранились сведения о существовании в прошлом и других литературных памятников языка.

К  настоящему времени обнаружена серия агванской эпиграфики, выполненная на предметах утвари и культовых сооружениях, относящихся к 6-8 векам н.э. Надписи выполнены алфавитной системой, представляющей собой оригинальную форму одного из ответвлений греческой (согласно иному мнению - арамейской) графической основы, имеющего типологически общие особенности с древнеармянским и древнегрузинским письмом.

В  алфавите насчитывается 52 простых графемы и два диграфа. Из них пять графем и оба диграфа служат для обозначения гласных, а остальные передают согласные. Направление письма слева направо. Заглавные и строчные буквы не различаются. С армянским и грузинским алфавитами агванский сближается как единой в своей основе последовательностью каркаса букв, дополняемой обозначениями специфических для агванского языка фонем, так и самими названиями букв.

Агванская фонология

Поскольку агванский алфавит раскрыт немногим больше, чем наполовину, охарактеризовать фонологический состав языка затруднительно. Судя по общему числу графем, алфавит должен был передавать фонологическую систему, близкую к системе современного удинского языка (ср., в частности, вероятное наличие фарингализованных гласных). Некоторые его фоностатистические характеристики (ср., например, сходную частотность употребления рада гласных и сонорных фонем) позволяют сделать аналогичный вывод.

Структура слога неизвестна.

Типы чередований неизвестны.

Агванская грамматика (морфосинтаксические сведения)

Морфологический тип агванского языка был, по-видимому, агглютинативным, основанным на суффиксации. Ввиду крайней фрагментарности сколько-нибудь удовлетворительных чтений памятников, а также агванского языкового материала, известного из армянских источников (названия месяцев, имена собственные и т. п.), состав и характер морфологических категорий почти неизвестен. В именной морфологии засвидетельствованы суффиксы генитива -un и -naj, а также, по-видимому, датив на -a и эргатив на -en. Личное глагольное спряжение, вероятно, уже сложилось.

Синтаксический строй, возможно, уже характеризовался сочетанием норм эргативного и номинативного компонентов. В атрибутивной синтагме определение предшествует определяемому: ср. исторический топоним Калан-къатукъ 'Великое село'.

Агванская лексика и словообразование

В  лексическом фонде (почти целиком - ономастика и топонимика) большое место занимают заимствования. Среди них прежде всего выделяются иранизмы. Так, иранские элементы очень широко представлены в исторической топонимике Агвании: ср. P'artav, P'erozap'at', ?'lax и др. В ономастике наряду с иранизмами (ср. Varaz, Juan?er, Va?'agan и др.) заметное место принадлежит арменизмам (Gagik', Uxt'anes и др.).

Относительно способов словообразования можно сказать очень немного. Известны отдельные примеры суффиксальной деривации: производные имена с окончанием генитива -un (ср. navasard-un 'Новогодний' - название первого месяца агванского календаря) и с диминутивным суффиксом -ikъ: (ср. имя собственное Xэn?ikъ от xэn? 'сестра'). Засвидетельствованы отдельные лишительные прилагательные с привативным аффиксом -nut?, ср. a?-nut' ( 'свободный' букв. 'без работы' при а? 'работа, дело'.

Литература об агванском (арранском) языке

Удинский (удийский) язык

Е. Ф. Джейранишвили. УДИНСКИЙ ЯЗЫК (Языки мира: Кавказские языки. - М., 1999. - С. 453-458)

Вариант названия: удийский язык, самоназвание уди / ути. Удинский язык входит в лезгинскую группу нахско-дагестанских языков.

Удинский язык считается одним из реликтовых языков исторической Кавказской Албании, имевшим письменность.

Сфера распространения: город Варташен Варташенского р-на и село Нидж Куткашенского района Азербайджана, село Октомбери Кварельского района Грузии. Число говорящих - около 4500 человек.

Удинский язык используется в бытовом общении. Характерно двуязычие: для варташенцев роль литературною и официального языка играет азербайджанский и русский, для ниджцев - азербайджанский, русский и отчасти армянский, для октомберийцев - грузинский и русский.

Удинский язык нелитературный. Преподавался как родной язык в начальной школе до 1930-х - 1940-х гг. Удинский язык в настоящее время бесписьменный.

Структурные явления, обусловленные внешними контактами: зачатки залога; стирание показателей грамматического класса; развитие личного спряжения; деривация с помощью заимствованных суффиксов; некоторое упрощение вокализма и консонантизма.

Периодизация истории удинского языка не разработана.

Лингвистическая характеристика представлена на материале варташенско-октомберийского диалекта.

Фонологические сведения об удинском языке

Удинский язык обладает сложным вокализмом и сравнительно простым консонантизмом.

Удинская фонетика

Гласные

                     Простые Палатализованные Фарингализованные 

      Верхний подъем и у     уь               иI 
      Средний подъем е о     оь               оI 
      Нижний подъем  а       аь               аI 
    

Согласные

       Место образования Способ образования 
                         Смычные                   Аффрикаты                Спиранты         Сонорные 
                         Звонкие  Глухие  Абрупт.  Звонкие  Глухие  Абрупт. Звонкие  Глухие 
       Лабиальные        б        п       пI                                в        ф       м 
       Дентальные        д        т       тI       (дз)     ц       цI цI:  з        с       н  л 
       Альвеолярные                                дж д:ж:  ч ч:    чI      ж ж:     ш:      р 
       Среднеязычные                                                                         й 
       Мягконебные       г        к       кI (к:I)          
       Увулярные         гъ       къ (къ:)                                           ххъ
       Фарингальные                       I        гь   
    

Комментарии к таблицам: а) обозначенные в скобках интенсивные являются реликтом исконного состояния; б) интенсивные альвеолярные ш:, ж:, ч:, чI:, дж: подвергаются упрощению и внешне совпадают с неинтенсивными согласными; в) аффриката дз реализуется в нескольких заимствованиях параллельно с з: забри // дзабри 'воронка', гъанзил // гъандзил 'черемша'; г) согласный ф вторичен, напр. фин < *хвин 'вино'; встречается он и в исконных словах: фикир 'мысль', наьфаьс 'дух'; д) л смягчается в соседстве с палатализованными гласными; е) палатализованные гласные слабо противопоставлены непалатализованным (имеются лишь две минимальные пары - каьлаьм 'капуста' - калам 'лапоть'; каьлаь 'череп' - кала 'большой').

Удинская просодика

Ударение - силовое, динамическое; падает на последний слог (в имени); вызывает редукцию безударного гласного (напр. жогъул 'лето' - жогъла 'летом'; в многосложном глаголе два ударения - в начале и в конце, ср. аш-не-беса > аш-не-бса 'работает'.

Долгота гласного также может иметь фонологический характер: эхне 'говорит' - э:хне 'говорит без конца, долго'; унекса 'ест' - у:некса 'ест без конца, жадно'.

Фонетические процессы удинского языка

а) ассимиляция: уьсин < уьсун 'быстро'; духсун < дугъсун 'ударить'; б) ассимиляция с возникновением геминаты: кIул:ух < кIуллух < кIулнух 'земле'; в) озвончение глухих (х > гъ): отагъ > отах 'комната', адамар-гъ-он < адамар-х-он < *адамар-ух-ен 'люди'; г) элизия.

Имеются фонетически необусловленные случаи чередования: бу-не 'есть, наличен' - бе-не 'сделал, совершил' - би-не 'делал, совершал постоянно' - бо-не 'сделает, если', ба-не 'надо, чтобы сделал'.

Слогоделение и структура слога Удинского языка

Преобладающая структура слога: 1) модели CV (хе 'вода'), VC (эх 'жатва'), CVC (бер 'подушка'), V (о 'трава', э 'что'); 2) модели, образованные с участием дифтонга: а) нисходящего - CVJ (кой 'рукав'), CVJC (шаьйн 'мокрый'), CVJCC (бейнш 'священник'), б) восходящего - CJV (мйа 'здесь'), CJVC (бйас 'вечер').

Характер слогоделения: V-CV (а-пIи 'спелый'), V-CVC (э-рекъ 'мелкий орех'), CV-CV (на-на 'мать', ка-ла 'большой'), CV-CVC (да-дал 'петух'), CVC-CV (мар-ци 'законченный'), CVC-CVC (кIер-цIал 'сорока'), V-CV-CVC (а-да-мар 'человек'), V-CV-CV (а-ра-ба 'арба'), CV-CV-CVC (ба-бо-чал 'перстень'), CV-CV-CV (пIа-тIа-ла 'неряха'). Стечение согласных в начале слова нехарактерно.

Морфемы удинского языка в общем случае не совпадают со слогом. Фонологические противопоставления морфологических единиц не отмечены.

Удинская лексика (части речи и словообразование)

Состав семантико-грамматических классов слов (части речи): имя - существительное, прилагательное, числительное; местоимения - личные, возвратные, вопросительные, указательные, притяжательные, неопределенные и др.; глаголы - непереходные и переходные, статические и динамические. Отглагольные имена: инфинитив, инфинитив-масдар, супин, герундий, причастие; обстоятельственные слова - наречия места и времени; служебные слова - послелоги, союзы, частицы. Способы выражения универсальных значений: в глаголе - залог (зачатки), аспект, пространственная ориентация, в имени - падежные формы органического и аналитического образования.

Наряду с основными разрядами семантико-грамматических классов слов (имени, глагола), налицо серия 'бесформенных' слов: 1) обстоятельственных, делимых на простые и производные адвербы а) места, напр. ка 'там (близко ко 2 л.)'; мйа 'здесь', тIйа 'там', иша 'близко', окъа 'внизу'; б) времени: гъе 'сегодня', эсен 'в прошлом году', найне 'вчера', дамнун 'завтра'; 2) служебных: а) послелогов - в виде слитных суффиксальных элементов и раздельно используемых адвербов (таке беIш 'иди вперед!'); 3) частиц: отрицательных; вопросительных: ма-а 'где он?', аре-а-те 'пришел или нет?'; соединительных ал, кьан: зу-ал, ун-ал 'и я, и ты', ари бо-ал-ле 'придет и сделает'; сопоставительных гена: ун гена 'а ты', 'но ты'.

Словообразование существительных: бин 'невеста' - бин-икI 'кукла', накъ 'пахта' - накъ-ел 'простокваша'; прилагательных: чIем 'грязь' - чIем-ен 'грязный', къокъ 'горло' - къокъ-ла 'горластый', чIаьйн 'масло' - чIаьйн-ах 'масляный, жирный', апI 'пот' - апI-ин-ах 'потный', эл 'соль' - эл-ах-о 'соленый'. Имеет место словосложение: ишу-чубух 'супруги', букв, 'муж-жена', муцI:а-накъна 'сливки' (букв, 'молоко-верх'); редупликация: хаI-хаI 'разбитый, сломанный', кал-кала 'крупный'.

В удинском языке имеются слова, заимствованные из греческого, персидского, грузинского, армянскою, арабского, азербайджанского, русского и других языков.

Удинская грамматика (морфология и синтаксис)

Удинский язык - агглютинативный с элементами аналитизма в морфологии.

Типичная структура словоформы: 1) суффиксальная: R + x: ук-ес 'есть', чур-ух 'коровы' (мн. число); 2) инфиксальная: R + x + R: аш-тIа-бу 'занят'; 3) инфиксально-суффиксальная с разорванной корневой морфемой: у-ке-к-ес-а 'есть', уI-не-гъ-ес-а 'пьет'.

Морфология удинского имени

Категория грамматического класса отсутствует (имеются следы в виде окаменелых префиксов и отчасти суффиксов). Противопоставления по одушевленности / неодушевленности нет.

Способы выражения числа: а) суффиксация (в имени), напр. адамар-ух 'люди', муIкъ-ух 'рога', ход-р-ух 'деревья', кIаш-им-ух 'пальцы'; мено-р 'эти', шело-р 'хорошие'; б) использование (в глаголе) суффигированных или префигированных личных местоимений, сообразно с синтаксическими конструкциями.

Падежные значения: выражение субъектности (функция номинатива и эргатива: шено аре-не 'он пришел', шетIин бене 'он сделал'), объектности (функция номинатива и датива: шетIин бене аш (ном.) // ашлах (дат.) "он сделал дело'; упа за(х) 'скажи мне'), локатива (функция датива или адэссива-инэссива, суперэссива: шаьаьр-а(х) 'в городе', 'в город', пак-и(х) 'в саду', 'в сад', зас-тIа 'во мне', 'у меня', бургъо-л 'на горе', 'на гору'), посессивности (функция генитива или датива принадлежности: бу-бези 'будучи мой', бу-зах 'у меня есть, я имею').

Стандартные окончания существительных: а) основных падежей: номинатив - ?, эргатив - -н, -ин, -ен (-он во мн. числе), генитив -и, -ин, -ун, -ай; датив -ах // -а, -ех // -е, -их // -и, ух // -у; б) послеложный падеж аблатив: -(ах)-о, комитатив (-ах)-о-л(ан); адэссив-инэссив -(ас)-тIа; суперэссив -(а)-л; аллатив -(а)-чI; каузатив -(ен)-кI(ена).

Имя существительное (основные падежи)

      Ном. адамар 'человек' тавар 'топор' нана 'мать' кIаша 'палец' 
      Эрг. адамар-ен тавар-ен нана-н кIаш-ин-нен 
      Ген. адамар-и тавар-ун нана-й кIаш-ин 
      Дат. адамар-а(х) тавар-а(х) нана-х кIаш-ин-а(х) 
          
      Ном. вичи 'брат' гьасо(й) 'облако' хе 'вода' мех 'серп' 
      Эрг. вич-ен гьясо-н-ен хе-н-ен мех-ен 
      Ген. вич-ей гьясо-н-ун хе-н-ей мех-н-ай 
      Дат. вич-е(х) гьясо-н-а(х) хе-н-а(х) мех-н-у(х) 
          
      Ном. чаьли 'рыба' кул 'рука' о 'трава' ха 'собака' 
      Эрг. чаьли-н-ен к-ин о-ен хе-йн 
      Ген. чаьли-н к-ин о-ей хе-й 
      Дат. чаьлин-а(х) к-е(х) о-а(х) ха-(х) 
    

Склонение местоимений и прилагательных: зу 'я' - эрг. зу, ген. бе-з-и, дат. з-а(х); ун 'ты' - эрг. ун, ген. в-и, дат. в-а(х); ич 'сам' - эрг. ич-ен, ген. ич-и, дат. ич-у(х); шу 'кто' - эрг. ш-ин, ген. ш-и, дат. шу(х); шел(о) 'хороший' - эрг. шело-тин, ген. шело-тай, дат. шело-тIу(х); шено 'он', 'тот' - эрг. ше-тIин, ген. ше-тIай, дат. ше-тIу(х).

Морфология удинского глагола

Для выражения залоговой семантики используются а) вспомогательный глагол дес, десун 'делать', ср. тог-ес-(ун) 'продаться' - тог-дес(-ун) 'продать'; б) аффикс -эв: ср. бат-кIес(ун) 'гибнуть' - бат-ев-кIес(ун) 'губить'; в) транспозиция личных показателей, ср. бох-не-са 'варится' - бо-не-хса 'варит'. Видо-временные значения выражаются суффиксами: -а (наст. время), -е (прош. совершенное), -и (прош. постоянное), -о (буд. сослагательное). Формы сослагательного наклонения образуются чередованием модальных суффиксов (гласных) или частиц; примеры: б-а-не 'надо, чтобы сделал', б-о-не 'сделает, если'; би-къан 'пусть сделает', би-ги-н 'сделал бы', 'если бы я сделал'.

Способы выражения дейктических категорий: а) трехпозиционные указательные местоимения (в функции определения): ме 'этот' (близкий к 1 л.), ка 'этот' (близкий ко 2 л.), тIе 'тот'; б) трехпозиционные личные местоимения в качестве показателей лица в глаголе. Категория определенности грамматически не выражена. Категория времени и наклонения строится, опираясь на формы инфинитива (I группа) и причастия (II группа), а также на первичную нейтральную основу (III группа).

Пространственная ориентация передается превербами: э-гъес 'прийти', э-чес 'приносить', та-гъес 'уходить, уйти', та-шес 'унести', ба-й-гъес 'войти', ба-й-чес 'занести, вносить,' ла-й-гъес 'подняться', ла-й-чес 'поднять, нести наверх'.

Отрицание передается частицами, используемыми раздельно или слитно: ма-ба 'не делай!', ну бан 'чтобы ты не делал', те-н-беса 'не делаешь', наь-ги-н-бей 'если бы ты не делал', нут бал-ле(-не) // бал-нут-те 'не сделает'.

      Инфинитив                 бакес 'быть, становиться' бес 'делать' 
      Масдар                    бак(е)сун бесун 
      Супин                     бак(е)сан бесан 
      Причастие                 баки, бакал би, бал 
      Абсол.-герундий           бакахун, бакатIан бакахун, бакатIан 
      Настоящее время           баксане, банекса бесане 
      Прошедшее несов.          баксаней, банексай бесаней 
      Прошедшее длит.           бакине, банеки бине 
      Сослагат. категорич.      бакикъан, бакъанки бикъан 
      Сослагат. условное        бакигин, багинкей бигин 
      Будущее повествоват.      бакалле балле 
      Будущее усл.-соединит.    бакалалле балалле 
      Будущее сослагат.         баконе боне 
      Будущее сослагат.-соедин. бакоалле боалле 
      Сослаг. (условное)        бакане бане 
      Повелительное             бака (2 ед.) ба (2 ед.) баканан (2 мн.) бакен (1 мн.) бен (1 мн.) 
    

Личное спряжение

           Ед. число      Мн. число 
      1 л. бу-зу 'я есть' бу-йан 'мы есть' 
      2 л. бу-н(у) бу-нан 
      3 л. бу-не бу-къун 
      
      1 л. аба-за(х) 'я знаю' аба-йа(х) 'мы знаем' 
      2 л. аба-ва(х) аба-ва(х) 
      3 л. аба-тIу(х) аба-къо(х) 
    
Синтаксис удинского языка

Для удинского языка типична структура простого нераспространенного предложения, в состав которого входят: 1) подлежащее и сказуемое: шено аре-не 'он пришел', 2) подлежащее, сказуемое и прямое дополнение: шетIин бине аш(лах) 'он делал дело', агъалинен шаьйн-не-бе йах 'дождь намочил нас'; 3) подлежащее, сказуемое, прямое дополнение и косвенное дополнение: ун упа за(х) аьйт 'ты скажи мне слово'. Эти структуры могут распространяться определениями и обстоятельствами: ун упа за(х) шел хабар(ах) 'ты скажи мне хорошую весть'.

Средством передачи субъектно-объектных отношений служат формы 1) номинатива и эргатива для субъекта при непереходных и переходных глаголах соответственно, 2) номинатива и датива - для прямого дополнения; 3) датива и суперэссива - для косвенного и прямого дополнений; 4) датива принадлежности и генитива - для субъекта при глаголах чувственного восприятия и для посессивных глаголов,

Определяемое всегда стоит перед определением и не изменяется по формам: шел адамар 'хороший человек', шел адамарах 'хорошему человеку'.

Способы выражения вопроса: а) с помощью вопросительной частицы а; б) путем повышения тона на акцентируемом слове.

Образцы построения сложных предложений: 1) бессоюзное сочиненное: ва ба-ва-ко нут-аш-бес, за ба-за-ко шел аш-бес 'Ты можешь не работать, я могу хорошо работать'; слитное: шенор арекъун. аьйт-къун-пе, гьоьджаьт-къун-бе, гьашор-гаьр та-къун-це 'Они пришли, говорили, поспорили, так и ушли'; 2) союзные образуются с помощью союзов: къа(н), ва // ваI 'и', те, ки 'что', шетIе-те 'потому что', ама 'но', гена 'же' и др.: шетIи пене, те (ки) эке-нан лашкIона 'он сказал, чтобы мы приходили на свадьбу'.

Используются инфинитивные, причастные, деепричастные, супинные и другие глагольно-именные обороты: за бакал-те-за катIух бес 'Я не могу это делать', эгъал-зу ка хабарах песан 'Приду, эту весть чтобы сказать'; ун катIух укIахун тIйа-з-баке 'Когда ты это говорил, я там был'.

Диалектное членение удинского языка и особенности удинских диалектов

Удинский язык делится на два диалекта - варташенско-октомберийский и ниджский. Степень их расхождений не препятствует взаимопониманию, хотя в каждом из них налицо тенденция к обособленному развитию в условиях сильного влияния окружающей языковой среды (грузинский язык для октомберийского, азербайджанский язык для варташенского и ниджского, армянский язык для ниджского).

Различия варташенско-октомберийского и ниджского д-тов сводятся к следующему: геминация согласных и озвончение х не свойственны ниджскому; в ниджском упрощается аффикс датива -ах > -а; вместо дативной конструкции с verba sentiendi в ниджском эргативная: шетIи-н (эрг.) ава-не 'он знает'. Есть и некоторые лексические различия.

Литература об удинском (новоалванском) языке

Арчинский язык

Зачем носителям арчинского языка, которых всего тысяча и которые все живут в одном дагестанском селе, 16 падежей и 8 классов существительного, 17 видо-временных форм и 10 наклонений глагола? (Вадим Борейко. Магия слова)

Восточные лезгинские языки

Лезгинский язык и лезгиноведение

Лезгинский язык — язык лезгин. Относится к кавказским языкам. Вместе с близкородственными табасаранским, агульским, рутульским, цахурским, будухским, крызским, арчинским и удинским языками образует лезгинскую группу нахско-дагестанских языков. Распространен на юге Республики Дагестан и в северных районах Азербайджана. Число говорящих в России 397 тыс. человек ( 2002 г., перепись; 247 тыс. в 1989 г.). Основные наречия: кюринское, самурское и кубинское.

Звуковой состав лезгинского языка: 5 гласных и около 60 согласных фонем. Отсутствуют глухие латеральные, нет геминированных согласных, имеется губной спирант «ф». Ударение силовое, фиксированное на втором слоге от начала слова. В отличие от других северокавказских языков, не имеет категорий грамматического класса и рода. Существительные имеют категории падежа (18 падежей) и числа. Глагол не изменяется по лицам и числам, сложная система временных форм и наклонений. Основные конструкции простого предложения — номинативная, эргативная, дативная, локативная. Отмечается разнообразие типов сложного предложения. Лексические заимствования из тюркских, северокавказских языков, много заимствований из русского языка.

Основы лезгинского литературного языка (на базе гюнейского диалекта кюринского наречия) были заложены в XIX веке, но развитие он получил лишь в советское время. Письменность до 1928 г. на основе арабской графики, в 1928-38 гг. на основе латиницы, с 1938 г. на основе русской графики.

Другие восточно-лезгинские языки

Юго-западные лезгинские языки

Лезгинский праязык

Хиналугский язык

Хиналугский праязык


Главная > Лингвистика > Языки мира
Нахо-дагестанские : Нахские | Аваро-андо-цезские | Лакско-даргинские | Лезгинский и хиналугский | Хуррито-урартские | Нахско-дагестанское языкознание

Древнекавказские петроглифы | Порталы Кавказа | Образование

На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 08.06.2016
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня