Версия для печати

Структурная (внутренняя) лингвистика и ее производные

Главная > Лингвистика > Прикладная лингвистика > Структурное языкознание

Структурная лингвистика («предшественница» математической и компьютерной лингвистики) - совокупность взглядов на язык и методов его исследования, в основе которых лежит:

  1. понимание языка как знаковой системы с четко выделенными структурными элементами (единицами языка, их классами и пр.)
  2. и [отсюда] стремление к строгому формальному описанию языка (как в точных науках).

Основателем структурной лингвистики считается Фердинанд де Соссюр. Свое название СЛ получила благодаря особому вниманию к структуре языка, которая представляет собой сеть [различных?] отношений ([в т.ч.?] противопоставлений) между элементами языковой системы, упорядоченных и находящихся в иерархической [или даже сетевой?] зависимости в пределах определенных уровней.

Разделы страницы о внутренней лингвистике, её школах и направлениях:


Структурная лингвистика

Структурализм в лингвистике

Формальное строение любого компонента языка и языка в целом называется его структурой. Таким образом, именно языковые структуры (в плане содержания и в плане выражения) образуют предмет структурной лингвистики. В современной лингвистике широко используются термины «система» и «структура». В структурной лингвистике язык рассматривается как знаковая система, а свойства системы в целом не являются суммой свойств образующих ее компонентов (свойство неаддитивности: целое сложнее всех компонентов, вместе взятых). Например: предложение можно рассматривать как систему, состоящую из лексических единиц, однако предложение в целом обладает свойством коммуникативности, а слово — нет. Специфика структурной лингвистики учитывает в первую очередь отношения между компонентами того или иного языкового объекта и их формацию. Системность и структурность языка отмечалась еще лингвистами начала XX века (швейцарский лингвист Фердинанд де Соссюр). Системно-структурный характер языка неоднократно подчеркивался Бодуэном де Куртенэ и другими лингвистами. Бодуэн де Куртенэ: «Все элементы языкового мышления — фонетические, семасиологические и морфологические — укладываются в разряды и группы».

Структурное описание языка [структурализм в лингвистике] предполагает такой анализ реального текста, который позволяет выделить обобщенные инвариантные единицы (схемы предложений, морфемы, фонемы) и соотнести их с конкретными речевыми сегментами на основе строгих правил реализации. Эти правила определяют границы допустимого варьирования языковых единиц в речи. В зависимости от уровня анализа правила реализации формулируются как правила позиционного распределения конкретных, например, принцип дополнительной дистрибуции в фонологии и морфологии (дистрибутивный анализ), или как трансформационные правила в синтаксисе (при трансформационном анализе), регулирующие переход от инвариантной глубинной структуры предложения к множеству ее реализации.

Лингвистический структурализм (структурная лингвистика) возник в начале XX в. с появлением "Курса общей лингвистики" (1916) Ф. де Соссюра. Структуралисты, особенно дескриптивистского направления, свели представления о языковых универсалиях до минимума и поставили описание наблюдаемых в языке форм во главу угла, выводя таким образом частные категории и классы для каждого конкретного языка. С такой точки зрения единственными справедливыми обобщениями, касающимися языка, являются выводы конкретного языкового анализа.

Основными принципами лингвистического структурализма являются следующие:

  1. подлинной и основной реальностью является не отдельный факт какого-либо языка, а язык как система; каждый элемент языка существует лишь в силу его отношений к другим элементам в составе системы; система не суммируется из элементов, а, напротив, определяет их;
  2. костяк, структуру системы создают вневременные отношения; отношения в рамках системы доминируют над элементами;
  3. поэтому возможно вневременное квантитативное ("алгебраическое") изучение системы языка, основанное на отношениях, а не на индивидуальности элементов или их материальности; возможно применение строгих, математических методов в лингвистике;
  4. язык есть система особого рода — знаковая система, существующая, с одной стороны, объективно, вне психики человека, в межличностном общении людей, с другой стороны — эта система существует и в психике людей;
  5. подобно языку организованы некоторые др. системы, действующие в человеческих обществах, — фольклор, обычаи и ритуалы, отношения родства и др.; все они могут изучаться, подобно языку, лингвистически, в частности быть достаточно строго формализоваться (семиотика).

Школы лингвистического структурализма

На структурную лингвистику оказали влияние: Сепир, Блумфилд. Ф. де Соссюр, один из создателей и ведущих теоретиков - Якобсон; у нас - Реформатский (знаковая теория языка), Ревзин (общая теория моделирования), Холодович; практическое применение методов СЛ: Апресян, Арутюнова, Гак, Зализняк, Звегинцев, Мельчук, Успенский и др.

Наиболее полное развитие структурализм получил в следующих трех школах:

  1. Пражская лингвистическая школа сложилась в 20-е гг. 20 в. Пражцы работали в русле филологической европейской традиции (в отличие, например, от американских дескриптивистов), изучая европейские языки с богатой культурной историей. На этой основе ими была выработана концепция языка как "системы систем", определена динамика развития таких систем, исследованы многие проблемы высказывания (т.н. актуальное членение предложения и др.). Основным достижением было создание теоретической фонологии с ее центральным понятием оппозиции, по образцу которой формировалось описание других сфер языка. Некоторой слабостью этой школы было недостаточное внимание к логической стороне теории и метода. [Концепция языка пражского лингвистического кружка называется функциональной лингвистикой.]
  2. С середины 30-х гг. начал работу Копенгагенский лингвистический кружок (т.н. датский структурализм; глоссематика). Поставив своей целью на новой основе решить проблему универсальной грамматики (в качестве методологических источников Л. Ельмслев называл работы Карнапа, Рассела и Уайтхеда), копенгагенские лингвисты пришли к теории языка и методам его описания, основанным на абсолютном примате отношений над элементами; язык понимался как "система чистых отношений". В стремлении к универсальности глоссематика достигла такой высокой степени абстракции, что оказалась бесполезной при исследовании конкретных языковых явлений. В определенном смысле глоссематика явилась более логико-ориентированной теорией, чем теории логического направления, поэтому она в более чем полной мере получила критику за свойственные не только ей недостатки — удаление из теории языка языковой субстанции, связанное с этим игнорирование его социального характера и т. д.
  3. Американский вариант структурализма, т.н. дескриптивизм, возник в США также в 20-е. гг. 20 в. На основе изучения бесписьменных индейских языков Америки были выработаны приемы максимально объективного первоначального описания языка — установления его фонем, морфем и элементарных синтаксических конструкций, создан специальный дистрибутивный метод, основой которого послужило понятие дистрибуции. Однако к началу 60-х гг. обнаружились слабая объяснительная сила, малая применимость метода теории этого направления в семантике и синтаксисе. В процессе преодоления указанных недостатков выросло новое направление — генеративизм.

Библиография по структурной лингвистике

Генеративная лингвистика и порождающая грамматика

На базе структурной лингвистики развилась порождающая грамматика (генеративная лингвистика). идеи структурного анализа во многом определили постановку и решение задач, связанных с машинным переводом. Структурное языковедение открыло дорогу для широкого проникновения в языкознание математических методов (математическая лингвистика).

Функциональная лингвистика

На основе структурной лингвистики возникла также функциональная лингвистика (функционализм). Функциона́льная лингви́стика (функционализм) — совокупность школ и направлений, возникших как одно из ответвлений структур­ной лингвистики, характе­ри­зу­ю­щих­ся преиму­ще­ствен­ным внима­ни­ем к функцио­ни­ро­ва­нию языка как средства общения. Предше­ствен­ни­ки Ф. л. — И. А. Бодуэн де Куртенэ, Ф. де Соссюр, О. Есперсен.

Основной принцип Ф. л. — понимание языка как целе­на­прав­лен­ной системы средств выраже­ния (так называемый телеологический принцип) — был выдвинут Р. О. Якобсоном, Н. С. Трубецким и С. О. Карцевским в «Тезисах Пражского лингвистического кружка» (1929), а затем развит в работах других пред­ста­ви­те­лей пражской лингвистической школы, а также немецкого психолога К. Бюлера, обосно­вав­ше­го концепцию трёх функций языка — экспрессивной, апеллятивной и репрезентативной. С конца 40‑х гг. 20 в. традиции пражской школы были развиты в нескольких ответв­ле­ни­ях Ф. л.

В трудах Якобсона исследованы шесть функций речевой коммуникации, ориенти­ро­ван­ных на различ­ные компоненты речевого акта: говорящего, адресата, контакт, ситуацию, код и сообщение. Развитая Якобсоном теория «динамической синхронии» позволила вскрыть глубокий параллелизм между исторической эволюцией языка, процес­сом овладения языком (развитием детской речи), процессом разрушения языка при афазии и типологической дифферен­ци­а­ци­ей языков. Большое значе­ние имел предпринятый Якобсоном перенос оппозитивной значимости с фонемы на дифферен­ци­аль­ный признак, а также с грамма­ти­че­ско­го значе­ния на его дифферен­ци­аль­ные признаки («корреля­ции»). Суще­ствен­ным вкладом в фонологию стала предложен­ная Якобсоном (совместно с Г. Фантом и М. Халле) система из 12 бинарных акустических признаков.

В работах А. Мартине выдвинуты положения о «двойном членении» языка, т. е. членения, с одной стороны, на значимые двусторонние едини­цы — «монемы», а с другой — на односторонние единицы плана выраже­ния — фонемы; о фонологии как «функциональной фонетике», о различе­нии трёх синтакси­че­ских типов монем («автономных», «зависимых» и «функциональных»). Языковые изменения (как в фонологии, так и в грамматике) Мартине объясняет действием принципа экономии, понимаемого как разрешение конфликта между потреб­но­стя­ми общения и естественной инерцией человека.

В своей «ноологии» («функциональной теории означаемого») Л. Прието попытался пере­не­сти основ­ные понятия пражской фонологии (оппозиции, нейтрализации и др.) на план содержания языка.

Своеобразное соединение традиций пражской школы с формальным аппаратом матема­ти­че­ской лингвистики характе­ри­зу­ет «функциональную порождающую грамматику», разра­ба­ты­ва­е­мую в Чехо­сло­ва­кии П. Сгаллом совместно с Э. Гаичовой, Э. Бенешовой и другими.

В широком смысле Ф. л. выходит за рамки пражской школы, охватывая и «функцио­на­лизм» А. Фрея и других предста­ви­те­лей женевской школы, «функцио­наль­ный структу­ра­лизм» Дж. Р. Фёрса и М. Халлидея<*i> (см. Лондонская школа), «функцио­наль­ный подход» И. И. Ревзина и др.

Существует также ещё более широкое понимание функционального подхода к языку в целом (или к отдельным единицам языка), при котором он понимается как подход со стороны означаемого, содержа­ния, или «назначения», данной языковой единицы, с её внутренней стороны. В этом смысле функцио­наль­ный подход противо­по­став­ля­ет­ся формаль­но­му. Так, говорят о «функцио­наль­ной ономатологии» (В. Матезиус), о «функцио­наль­ной перспективе предложения» (Я. Фирбас), «функцио­наль­ной грамма­ти­ке» (В. Шмидт, Г. Хельбиг, С. Дик, В. Г. Гак, А. В. Бондарко, Г. А. Золотова, Н. А. Слюсарева), о «функцио­наль­ном моделировании речевой деятельности» (Г. М. Ильин, Б. М. Лейкина, М. И. Откупщикова, Г. С. Цейтин) и т. п.

В ряде случаев функциональный подход понимается как ориентация на ту роль, которую данная единица играет в составе более крупного целого (или в составе единицы высшего ранга), т. е. на её синтаксическую позицию. Таков, например, функциональный подход к типологии лексических значе­ний у Н. Д. Арутюновой.

О функциональном подходе к языку в целом говорят также в связи с изучением «функцио­наль­но­го» (стилистического) расслоения языковых средств, предназна­чен­ных для выпол­не­ния различ­ных социаль­ных функций. В этом смысле говорится о «функцио­наль­ной диалектологии», «функцио­наль­ной стилистике», «функцио­наль­ной дифферен­ци­а­ции и страти­фи­ка­ции языка», об изуче­нии «функцио­наль­ных разновидностей языка» (Д. Н. Шмелёв), «функцио­наль­ных языков», «функциональных диалектов», «функцио­наль­ных стилей» и т. п. В связи с изучением функций языка в обществе и языковых ситуаций говорят также о функцио­наль­ной типологии языков в отличие от формаль­ной (структур­ной) типо­ло­гии.

Сетевые обзоры и статьи по функциональной лингвистика:

Литература по функциональной лингвистике


Главная
Прикладная лингвистика: Компьютерная лингвистика | Структурная лингвистика | ИС по матлингвистике | Авторские задачи по лингвистике текста | О рубрикации электронных ресурсов
Применение в лингвистике: Дешифровка письменностей | Сравнение этимобаз |
Привлекаемые разделы информатики: Алгоритмы | Языки программирования | Кибернетика
Привлекаемые дисциплины: Математика | Когнитивистика | Эвристика
На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 31.08.2016
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня