Крест (Krusts) в орнаменте латышей

Главная > Общество > Мифология > Мифы индоевропейцев > Верования балтов > Узор Крустс
Балтские узоры-символы: 8-лучевая звезда | Дерево | Зигзаг | Крест | Небеса | Солнце | Плетёнка | Полумесяц | Ромб | Крест Перуна | Спираль | Ключ-трёхножка | Уж | Насечка | Бараньи рога
Аусеклис - богиня Венера в балтийской мифологии и орнаменте
Невозможно постичь истину, не зная ее истоков

Разделы страницы о латышском узоре "Крест" (KRUSTS) в традиционном народном орнаменте:


1. Образ и наименования

Знак креста образует новую группу графем в системе латышских орнаментальных элементов. В народной терминологии его чаще всего называют «крест», но встречаются и обозначения «солнышко» (в Курземе и Земгале). Формы начертания его несколько различаются. Знак креста распространен на территории Латвии как в простейшем виде (в узорах венков, варежек, перчаток, рубах, сакт, деревянной утвари), так и в соединении с кругом, полукружием и другими знаками. Как и зигзаг, крест выступает самостоятельно и в качестве знака второго порядка: делит пространство и организует вокруг себя другие знаки. Крест или два креста делят круг на сегменты (что часто трактуют как лучи солнца или спицы колеса). В косой крест встраивают треугольники и шевроны. Рад соединенных косых крестов образует одновременно ряд ромбов (в узорах подвязок, поясов, манжет рукавиц и носков). В латышском орнаменте чаще всего встречаются кресты прямой, наклонный (косой) и с перекрещенными концами (krustu krusts, по Е. Бине т. н. zobena krusts — «мечевой крест», ugunskrusts — «огненный крест»).

2. Бытование знака на территории Латвии

Один из древнейших в мировой орнаментике, мотив креста был широко распространен в орнаменте палеолита Европы, в Восточной Прибалтике известен с позднего палеолита. В этот период часто встречаются ряды наклонных крестов на роговых и костяных предметах и в керамике (Таб. XVII, 1, 2). В раннем железном веке крест встречается в украшении декоративных булавок с круглой и колесовидной головкой (Таб. XVII, 3, 4), в сактах. В среднем железном веке широко распространяются крестообразные декоративные булавки. Косой крест— один из самых значительных орнаментальных символов балтов. Как показывают исследования В. И. Кулакова и М. Е. Смирновой, этот знак часто наносился на декоративные пояса и культовую керамику древних пруссов, и был связан с культом божества Перкунаса156 . Он почти не подвергался репризности.

В позднем железном веке на всей территории Латвии распространяются крестовидные подвески, в том числе и в качестве символов христианства. Прямой и наклонный кресты широко используются в декоре браслетов, сакт, виллайне, оружия. В украшении виллайне появляются усложненные варианты креста — крест с отростками, двойной крест (соединение креста и квадрата, Таб. XVII, 5). Крест встречается в текстиле III—XIV вв. С эпохи средних веков его употребление уменьшается. Крест — наиболее распространенный вид намогильных знаков (на взморье, на могилах рыбаков распространены намогильные знаки в виде трапеции, сердца, диска, овала, листа, «елочки», стилизованных зооморфных и анторопоморфных фигур, Таб. XVII, 19-20).

Обычай вырезать на живом дереве (обычно на березе или сосне) кресты в ходе похорон сохранился до наших дней в ряде мест Видземе. Материал по распространению этой традиции собран Гунтисом Эныныпем 157 . «Когда покойного везли на кладбище, похоронная процессия останавливалась на дороге у известного дерева, и кто-нибудь вырезал ножом на коре ствола крест, чтобы душа покойного не приходила назад в дом». Сейчас этот обычай находится на стадии угасания: сильно сузился ареал его распространения (остался в округах Лиезерс, Гауйена, Смилтене, Галгаускас; раньше же он охватывал значительную часть Видземе, а также был распространен в южных областях Эстонии и в Карелии158). Техника вырезания крестов стала очень примитивной.

Г. Эныньш заметил, что деревья с крестами обычно находятся на середине дороги от жилого дома на кладбище, и очень часто — на местах древних, археологических захоронений. Крест вырезали со стороны дороги, сторона света при этом не имела значения. Такие деревья часто называли «пограничными»: по свидетельству Вилиса Галейса (1915 г. р.) сосна Варту называлась Robežpriede, «пограничная сосна». «Говорили, что душа приходит до того места, где крест вырезан, дальше нет...» — поясняет Анна Смилга (1912 г. р.). «Крест вырезали только на пути туда, на кладбище. Назад ехали — кто как. Пока резали крест, выпивали чарку. Другой раз стояли по получасу... Обычно резали ножом, иногда — маленьким топориком», — рассказывает Артуре Эглитис (1937 г. р.). «Когда покойного нужно было везти на кладбище Лиезерс, то прежде всего по дороге останавливались у Крестовой сосны около Могильного холма, чтобы вырезать крест и выпить рюмку водки. Есть такой обычай у людей нашей стороны, что нужно остановиться и почествовать прежде всего тех старых покойных и заявить еще об одном — уже на другое кладбище, подальше. У людей нашей стороны это была и есть такая святая традиция во все времена. Эта традиция такая душевная, у кого есть душа, тот понимает», — рассказала Аусма Готере из Лиезерс в письме Г. Эныныну 159 .

Кресты вырезали на ульях (см. Таб. XVII, 10): «Я кресты вырезал, чтобы обозначить на дереве, что там пчелы. Сколько пчел, столько крестов вырезал. Отец вырезал», — говорит Вилис Галейс (1915 г. р., из материалов Г. Энынына). Косой крест вырезали на основании лопаты для выпечки хлеба; «крест наносили также на тесто, когда его замешивали, накладывали, чтобы квасилось» 160 . Кресты, а также некоторые другие знаки, наносились на хлеб (см. Таб. XXVIII). Это были как отдельные косые и прямые кресты, кресты с перекрещенными концами, так и ряды крестов, выдавливаемые пальцем, деревянной лучиной или ключом на поверхности буханки. Эти знаки, их нанесение и заговоры, произносимые при этом, имели охранительный и благопожелательный смысл.

3. Этимология знака

Существуют различные версии происхождения и значений креста. Согласно А. Миллеру, крест это «форма простейшего разрешения задачи орнаментального порядка» — простейший двухмерный знак, заполняющий поверхность предмета и переходящий в ромб. Если придерживаться мнения, что орнаментальные знаки произошли от изобразительных символов, то цепочку косых крестов в палеолите можно рассматривать как ограду для животных в охотничьей магии. Для эпохи неолита существует несколько версий трактовки креста. М. Гимбутас полагает, что в неолите Юго-Восточной Европы знак косого креста с шевронами в двух противоположных междукрестиях является эмблемой Великой богини и отображает пару дождевых облаков 161 .

А. Голан пишет, что крест в неолитической религии — символ бога преисподней и земли 162 . На этом же основана трактовка креста как символа четырех сторон света. Универсально представление о том, что мир (страна) состоит из четырех частей, покоится на четырех столпах. На материале латышского орнамента, однако, трудно говорить о кресте как символе четырех сторон света; скорее он воплощен в знаке ромба (квадрата), в том числе в соединении ромба и креста. Чтобы крест стал символом сторон света, его лучи должны быть векторами, исходящими из центра. В латышском орнаменте этот центр чаще всего увеличен до ромба или круга. Оригинальна гипотеза А. Бобринского, согласно которой крест и свастика первоначально являлись графическими символами летящей птицы 163.

Казнь на кресте, распространенную у индейцев Америки и у древних римлян, А. Голан трактует как первоначальное жертвоприношение богу земли. Хорошо известна связь креста с огнем (так, например, русское крестьянин от слова крес — «огонь» — означало «огнищанин»). В. А. Даркевич пишет, что первоначально форма креста имитировала древнее орудие для добывания огня, вследствие чего она стала символом огня земного и небесного. При этом символ «крест в круге» можно считать обозначением сочетания неолитических символов неба (круг) и земли (крест). В Древнем Египте и Ассирии это был знак «города» и «военного лагеря», по его форме закладывались города. Начало солярной символики креста А. Голан относит к середине II тысячелетия до н. э. в Вавилонии. Известен миф о солнце, поднявшемся в небо в виде огнедышащей птицы. Возможно, это и отражало произошедшую в неолите инверсию, возвышение «мужского» божества до неба и низвержение «женского» с небес на землю. Позднее кольцо, диск и крест стали символизировать преимущественно солнце 164 .

Восприятие скрещения часто двояко: от священного до проклятого. Вспомним о перекрестке, который в большинстве культур носил амбивалентный характер, часто понимался как место полуночных бесовских сборищ. Смысловая поливалентность креста хорошо прослеживается на латышском материале. Так, у латышей есть поверье, что если четыре человека, здороваясь, случайно подадут друг другу руки крестообразно, то для молодых это означает, что будет свадьба, для старых — похороны (LTT, 1765).

4. Семантика знака

Четырехконечный крест, видимо, был лишь одной из графических разновидностей знаков, называемых у латышей «крест». Среди исследователей нет единого мнения по поводу того, как выглядел т. н. крест лиетувена, неперсонифицированного злого духа (lietuvēna krusts) — оберег от нечисти и колдунов: он мог быть и пятиконечным, и шестиконечным, и восьмиконечным, есть указания на семи- и девятиконечный. Не исключено, что его форма, собственно говоря, и не была установлена: известно только, что для того, чтобы он обладал магическими свойствами, его необходимо было начертить одним движением руки, не разрывая линию (ср. представления о «узловом узоре» — mezglu raksts, в статье о ромбе). Некоторые фольклорные источники указывают, что крест лиетувена с большим количеством лучей обладает большей силой, чем четырехконечный. Крест рисовали углем и выцарапывали на пороге и дверях жилого дома и хлева, на спинах, рогах и копытах домашнего скота («чтобы его не объезжала нечисть»). Чаще всего это делали в дни календарных праздников — вечером под Рождество, накануне Нового года, в день Звезды, утром в весенний Юрьев день, вечером накануне дня Яниса, в Великую Пятницу перед Пасхой (ME, 2, 203) а также во время свадьбы и похорон: Zintenieki, žāvētnieki — tautas dēla vēdējiņi. / Durvis krustu ieskaldīja, sāli meta ugunī (LD 16072) — «Колдуны, кудесники — жениха провожатые, / На дверях крест выбили, соль бросили в огонь».

При постройке жилого дома крест вырезали на первом углу сруба, позднее — на стенах и кроватях: Cert, cert durenu zobiņa krustu — /Cert vellu, cert skauģus, cert raganas, / Cert laimi iekšā, nelaimi ārā (LD 18826) —«Выбивать, выбивать дверной крест мечом — выбивать чертей, выбивать завистников, / Выбивать ведьм, выбивать счастье (Лайму) внутрь, несчастье наружу»; Sit krustu pret krustu tērauda zobiņu,/ Lai skauģi šķīrās no māsas kājām — «Ударять крест-накрест железным мечом, / Чтобы завистники спотыкались у сестрицыных ног». На рябиновой ветви вырезали три креста и клали ее под порог хлева. Из рябиновой ветви делали кресты лиетувена, которые использовали как магические предметы для защиты от нечистых духов — в дни календарных праздников их клали около дверей всех построек и закапывали на пашне. Представления об охраняющих свойствах рябины были распространены по всей Латвии; возможно, они были связаны с пятиконечным крестиком на рябиновых ягодах как охраняющем знаке. «Пукис тащит меру ржи через подворье брата; / Бери, братец, крестовое дерево, гони этого пукиса прочь». Крест в латышских поверьях чаще всего выступает как знак охраняющий, оберегающий, несущий святость, счастье и спасение: «Дочь Солнца по морю шла в позолоченных туфельках. / Горько плачет сын Диевса, стоя на бережку, / Протягивает золотой крест, чтобы (та) не погрузилась на дно» (LD 18614, 1). Широко распространен в латышских народных песнях мотив высечения воином, охраняющим свою землю, креста на дубе. В процессе свадебного ритуала дружка, ведущий молодых по усадьбе жениха, высекает мечом кресты на воротах, двери дома, клети, конюшни, хлева: Sit, bāliņ, zeltu krustu, kuru durvju daiedams. / Lai kājiņas nesasperu asariņas paltītē (LD 18816) — «Выбивай, братец, золотой крест на двери, до которой дошел, / Чтобы (мне) ножки не сжечь в луже из слез!». На свадьбе братья невесты «крестообразно» ездят на конях по новому подворью сестрицы, чтобы та «не заблудилась темной ночкой»: «Поезжайте крестами, братцы, по подворью сестрицы, / Чтобы сестрица не заблудилась, ходя темной ночкой» (LFK F 145, 723).

На караваях перед выпечкой чертят кресты — четырехконечные, кресты лиетувена, в Восточной Видземе — т. н. «перекрещенные кресты» (четырехконечные кресты, с перекрещенными концами, Таб. XXVIII, 1). «Крестами» украшали комнаты перед праздниками: Krustāmi vijama, krustāmi lēcama, / Krustāmi darīta šī istabiņa — «Крестами увита, крестами проскачена, / Крестами выделана эта комнатка». Крест отождествляют со звездой: Krustiem auga ceļam saknes, krustiem zvaigznes debesīs, / Sāniem jāja Dieva dēli, krustiem tek(i) kumeliņi (LD 33824) — «Крестами растут корни дорог, крестами — звезды на небесах, / Боком едут сыновья Диевса, крестообразно бегут кони». Четырехконечный крест, концы которого завершены горизонтальными перпендикулярными черточками, в некоторых областях (например, в волостях Казданга и Нигранде в Курземе) считался «знаком смерти», и его советовали нигде не употреблять, чтобы не причинить вреда (однако, см. на пряслице — Таб. XVII, 8).

На местные поверья и обычаи, связанные со знаком креста, постепенно накладывался христианский пласт. Крестикиподвески как христианские культовые знаки известны в употреблении на территории Латвии с IX в., они носились часто вместе с местными культовыми символами, нанизывались на ожерелья.

В целом, весь комплекс представлений о кресте и обрядов, с ним связанных, в том числе, обычай наложения креста, следует считать имеющими двойственную мотивацию благословения, защиты, предохранения (происходящими как из местной традиции, так и из христианского культа). «Я смолола утреннюю порцию зерна, ни креста не наложила. / Наложи, Боженька (Dieviņ), золотой крест, на последнюю горсточку» (LD 8995) — мукомольная песня; «Три речки, три сестрички, бурно текут вечером; / Наложи, Боженька, золотой крест, ни капельки не течет» (LFK F 191, 7523) — заговор против кровотечения. «Крест налагаю, Богу молюсь, въезжая в подворье жениха: / Крещено мое тело, подворье жениха некрещеное» (LD 18614, 1).


Главная
Балтийская мифология : Книги о мифах балтов | Балтийский орнамент ( Древо, Звезда, Зигзаг, Крест, Кровля, Круг, Плетёнка, Полумесяц, Рога Ромб, Свастика, Спираль, Треножник, Уж, Хвоя )
Славянская мифология | Праиндоевропейские мифы | Религии | Астрология
На правах рекламы (см. условия):    


© «Сайт Игоря Гаршина», 2002, 2005. Пишите письма (Письмо И.Гаршину).
Страница обновлена 06.03.2019
Я.Метрика: просмотры, визиты и хиты сегодня